Людибиографии, истории, факты, фотографии

Марк Ретюнин

   /   

Mark Retiunin

   /
             
Фотография Марк Ретюнин (photo Mark Retiunin)
   

Дата смерти: 02.02.1942 года
Гражданство: Россия

Биография

Руководитель Усть-Усинского восстания заключенных лагпункта 'Лесорейд' Воркутлага НКВД в 1942 г.

Марк Андреевич (1908 - 2.02.1942), руководитель Усть-Усинского восстания заключенных лагпункта "Лесорейд" Воркутлага НКВД в 1942 г.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

15.12.2008

Уроженец Архангельской области. В 1929 г. за участие в ограблении банка осужден на 13 лет по ст.59-3 УК РСФСР (бандитизм). В 1939 г. досрочно освобожден, но в "добровольно - принудительном" порядке был оставлен работать в Воркутинском лагере в качестве вольнонаемного. Занимал пост начальника отдельного лагерного пункта ОЛП "Кочмес", затем был назначен начальником лагпункта «Лесорейд» Воркутлага НКВД. В 1941 г. Под его началом находились около 200 заключенных, из которых 2/3 были осуждены по 58-й статье и 27 человек работали по вольному найму.

Марк Ретюнин фотография
Марк Ретюнин фотография

Тайные осведомители характеризовали Ретюнина как "сильного, решительного и честного человека, способного к смелым и решительным действиям". По свидетельству современников, он производил впечатление волевого человека, умеющего справиться с массами, был хорошим организатором. При этом Ретюнин пользовался авторитетом среди рабочих зэков, но среди "отрицательного элемента" авторитет потерял.

Реклама:

Знавшие Ретюнина характеризовали его как жесткого администратора, способного любой ценой "обеспечить план", что, по-видимому, помогло ему довольно быстро сделать карьеру. Начальник управления Воркутлага, капитан госбезопасности Тарханов считал Ретюнина одним из лучших работников, "готовым и способным ради производственных интересов лагеря чуть ли не жертвовать своей жизнью". В то же время "в характере Марка, кстати большого любителя и знатока поэзии, чувствовалась тяга к эффекту и авантюре".

"Харизму" Ретюнина хорошо отражает следующей эпизод:

"В дни 6 и 7 ноября 1941 года все заключенные на лагпункте “Рейд” были пьяные, бродили всю ночь по зоне, распевали песни. Вмешательство Военизированной охраны было запрещено РЕТЮНИНЫМ, который заявил, что на это время он лагпункт берет на свою ответственность и предупредил, чтобы во избежание неприятностей стрелки в зону не заходили. Не менее характерна и такая деталь, когда без соблюдения производственных интересов заключенные “Рейда” почти каждый день получали по пол-литра молока..."

(Из докладной записки зам. наркома внутренних дел Коми АССР П.А.Корнилова народному комиссару внутренних дел Коми АССР С.И.Кабакову “О причинах, сделавших возможным к-р. выступление заключенных на Печоре 24 января 1942 года”).

Вот как описал Ретюнина один из авторов лагерных воспоминаний.

"Я познакомился с начальником рейда Ретюниным. Он был из тех крестьянских парней, которых во время коллективизации судили как бандитов. Срок он отбывал на Воркутинских шахтах, где возглавлял одну из самых лучших горняцких бригад. После освобождения его сделали начальником сначала небольшого лесзака, а теперь - Усть-Усинского рейда. Походкой он напоминал медведя, рыжая лохматая голова была у него немного наклонена вперед, и глазки смотрели тоже по-медвежьи. Но это был романтик. В его избушке, стоявшей на высоких сваях, лежал томик Шекспира. Когда я взялся за него и раскрыл, Ретюнин сказал:

Лучшие дня


Екатерина Дурова
Посетило:166
Екатерина Дурова
Светлана Сахоненко
Посетило:99
Светлана Сахоненко
Хелен Рипа
Посетило:96
Хелен Рипа

- Вот был человек! и наизусть стал декламировать:

Для тех, кто пал на низшую ступень,

Открыт подъем, им некуда уж падать.

Опасности таятся на верхах, А мы внизу живем в надежде!

- Понимаешь? Живем в надежде, открыт подъем! Это не всякому червяку дается".

(В.Зубчанинов. Увиденное и пережитое. РАН. Институт мировой экономики и международных отношений. М.,1995)

С началом войны обстановка в лагерях резко обострилась: ухудшились и без того плохие условия содержания, что незамедлительно вызвало рост заболеваемости; непомерно усилилась эксплуатация, прикрываемая патриотическим лозунгом "Выполним по три нормы на двух заключенных!"; участились случаи грубого нарушения законности со стороны лагерных служащих - стрелки без всякого повода применяли оружие, травили заключенных собаками, зверски избивали. Спасая свою жизнь, заключенные все чаще пускались в бега, что еще больше озлобляло охрану.

Одновременно по лагерям распространился слух, что "в самом ближайшем времени начнутся расстрелы заключенных по примеру 38-го года - без суда и следствия, причем санкции эти коснутся не только 58-й статьи, но также 59-й и даже некоторых категорий бытовых статей, в том числе и задержанных вольнонаемных". В начале осени 1941 г. М.Ретюнин заявил своим единомышленникам, что он по рации получил сведения, подтверждающие эти слухи. Инстинкт самосохранения заставил искать способы сопротивления. Наиболее подходящей формой защиты собственной жизни было выбрано вооруженное восстание.

Подготовка к восстанию началась осенью 1941 г. Тайные собрания повстанцев проходили на квартире Ретюнина, там же заседал и созданный в декабре штаб в составе семи человек, в который кроме Ретюнина вошли осужденные за троцкистскую деятельность И.Зверев, М.Дунаев, А.Макеев, В.Соломин и другие.

Какие цели преследовали повстанцы ? Трудно всерьез принять версию следствия о том, что заключенные намеревались создать регулярную вооруженную армию и присоединить к фашистской Германии всю захваченную в ходе восстания территорию. Перед угрозой массового истребления, как это было во времена "кашкетинских расстрелов" 1938 г, у заключенных была более важная задача - добыть свободу и спасти свои жизни, что казалось возможным, если попытаться выступить организованно и с оружием в руках.

"А что мы теряем, если нас и побьют? - рассуждал М.Ретюнин. - Какая разница, что мы подохнем завтра или умрем сегодня как восставшие... Я знаю, что нас всех хотят погубить голодной смертью... Вот увидите, скоро в лагерях один другого будет убивать, а до этого существующая сейчас власть всех заключенных по контрреволюционным статьям перестреляет, в том числе и нас - задержанных вольнонаемных".

С наступлением осени Ретюнин стал выписывать и получать с базы лишнее продовольствие, фураж, обмундирование. Подозрения ни у кого не возникали, так как на рейде обычно создавались так называемые аварийные запасы: с началом половодья сообщение с базой прерывалось. Никто не обратил внимание и на то, что запасы стали делать чуть ли не на 8-9 месяцев. Ретюнин требовал концентраты, выписывал походные кухни, палатки, брал в большом количестве белые меховые полушубки. Восстание планировалось начать в марте 1942 г., когда на снегу появится жесткий наст, который облегчит передвижение восставших. Однако ряд обстоятельств заставил Ретюнина выступить раньше: встал вопрос о закрытии Лесорейда и в январе уже начался перевод заключенных в другие лагпункты.

Восстание началось 24 января 1942 г. Была суббота, банный день. Заманив большинство охранников для мытья в баню, заключенные обезоружили оставшихся стрелков, захватили имевшееся в лагере оружие, открыли ворота зоны и предложили всем желающим примкнуть к восстанию. Таковых оказалось 82 человека. Сделав запасы продовольствия и теплой одежды, вооруженный отряд заключенных двинулся к районному центру Усть-Уса. К вечеру того же дня Усть-Усинский райцентр был захвачен восставшими, к которым примкнули еще 12 человек освобожденных из местного отделения НКВД.

В течение нескольких дней между войсками НКВД и "отрядом особого назначения № 41", как назвали себя повстанцы, происходили настоящие бои. Для наблюдения за передвижением восставших использовалась авиаразведка. Заключенные пытались пробиться к оленьим стадам, чтобы, используя их, скрыться в заполярной тундре, но их выдал местный охотник.

Вечером 1 февраля 1942 г. группа повстанцев во главе с Ретюниным была окружена в верховьях реки Малый Тереховей, в 175 км от села Усть-Лыжа. После 23-х часового боя в 18 часов 2 февраля, израсходовав почти все боеприпасы, Марк Ретюнин и еще 6 руководителей восстания, не желая сдаваться живыми, застрелились.

Ликвидация отдельных мелких групп продолжалась больше месяца. Потери были большими с обеих сторон. Среди восставших насчитывалось 48 убитых, 6 самоубийц и 8 пленных. По данным следствия, "со стороны сил, принимавших участие в борьбе против повстанцев, потери выражаются – убитыми и умершими вследствие тяжелых ранений – 33 человека, ранеными – 20 человек и 52 человека вышли из строя в результате обморожения".

После подавления восстания по северным лагерям упорно ходил слух, что восставшие прорывались на фронт. Вот как передает дошедшие до него слова Ретюнина Л.Городин (он был заключенным на Лесорейде, но незадолго до событий переведен в другой лагпункт): "Я получил рацию... в которой содержится приказ расстрелять всех троцкистов. Нежели так погибать, не лучше ли пробиться на фронт и присоединиться к какой-либо части или партизанить в тылу у немцев?". Имеется свидетельство одного из участников подавления восстания, разговарившего с захваченным раненым повстанцем. Последний сказал, что "они не уголовники и не бандиты, они хотели ехать на фронт".

Жену Ретюнина звали Галина Петровна Филиппова. Они познакомились в марте 1940 г. в родном селе Галины Косью-Вом (Ретюнин в то время был начальником лагпунта Кочмес), а уже в мае поженились. Это был странный брак. Галине Филипповой было всего 18 лет, она была обыкновенная коми девушка, выросшая в глухом селе, совершенно неграмотная. Марк Ретюнин был намного старше (в 1940 г. ему был 31 год). Знавшие его отмечали сильный, волевой характер, яркую внешность (он нравился женщинам), “тягу к эффекту и авантюре”. Ретюнин был любителем поэзии, знал классиков. Одним словом, это была незаурядная личность. К жене он относился пренебрежительно, считал ее недоразвитой и в свои планы не посвящал.

Галину Ретюнину первый раз допросили 27 января как свидетельницу. Когда следователь спросил Галину Ретюнину, где она была в день восстания, то она по-детски соврала, что десять дней лечилась в больнице Усть-Усы, что, конечно же, без труда проверили. О планах мужа и подготовке восстания она, конечно же, ничего сказать не смогла – Ретюнин ее в свои планы не посвящал и при ней никаких разговоров не вел. На вопрос, что Ретюнин говорил о советской власти и войне, она ответила: “О советской власти и про войну муж мне ничего не рассказывал. Газет не выписывал, а радио не было. Я лично слышала, что где-то идет война, и Советский Союз тоже воюет, но с кем воюет я даже не знаю”.

Тем не менее, 28 января следователь вынес постановление на арест на том основании, что “Ретюнина Галина Петровна, являясь женой организатора контрреволюционного восстания Ретюнина Марка Андреевича, скрыла известные ей факты подготовки восстания в лагере”. Постановление было утверждено 2 февраля, и в тот же день Галину Ретюнину арестовали.

Больше трех месяцев ее держали в КПЗ Усть-Усинского РО НКВД, изредка вызывая на допросы. Но все, что смогли вытянуть из нее следователи, так это несколько фамилий сотрудников лагпункта, приходивших по делам к Ретюнину домой. В конце концов даже они поняли, что дело это совершенно бесперспективное. 7 мая 1942 г. было вынесено постановление о прекращении дела № 786, и Галину Петровну Ретюнину освободили. Больше о ней ничего не известно.




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


'Вся моя жизнь - сплошная ошибка'
Посетило:519
Георгий Жженов
Человек, который ест кирпичи
Посетило:332
Паккираппа Хунаганди
Легенда мирового кино
Посетило:399
Леонид Броневой

Добавьте свою новость

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history