Людибиографии, истории, факты, фотографии

Виктор Козлов

   /   

Viktor Kozlov

   /
             
Фотография Виктор Козлов (photo Viktor Kozlov)
   

День рождения: 14.02.1975 года
Возраст: 43 года
Место рождения: Тольятти, Россия

Гражданство: Россия

Работа у нас, как у роботов, - никакой импровизации

хоккеист

Отшумели перипетии этого хоккейного сезона, завершился и чемпионат страны, и главное событие года - чемпионат мира в Австрии. Одним из них, бесспорно, стал серебряный призер чемпионата России, бронзовый призер мирового первенства, нападающий Виктор Козлов, которого по итогам сезона включили в символическую сборную суперлиги. С ним встретился и поговорил наш корреспондент.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

14.06.2005

Я сразу решил вернуться в Тольятти, потому что это мой дом

- Виктор, после второй финальной игры против московского «Динамо» ты сказал, что приедешь в национальную сборную только после пятого, решающего матча. Однако «Лада» уступила в трех играх...

Реклама:

- Это же хоккей - побеждает сильнейший. «Динамо» выглядело лучше нас, и они заслуженно победили. Ничего не могу сказать - москвичи одержали достойную победу.

Виктор Козлов фотография
Виктор Козлов фотография

- А в чем динамовцы были сильнее вас, игроков тольяттинской «Лады»?

- Мне трудно сказать, чего в конце концов нам не хватило, чего не получилось. Но победителей не судят, вне зависимости от того, что произошло. Я всех своих партнеров поздравил со вторым местом - мы его тоже заслужили.

- Ты считаешь, серебряная медаль - достойная награда за проведенный сезон?

- Конечно, хотелось бы и золотые медали завоевать, но и серебряные не так уж плохо.

- В третьей финальной игре был спорный момент, когда арбитр не засчитал взятие динамовских ворот. Может быть, именно этого гола и не хватило вам, чтобы переломить ход финальной серии?

Лучшие дня


Блистательный секс-символ
Посетило:133
Найджел Джон Тейлор
Самый тяжелый лимузин
Посетило:125
Майкл Мачадо
Между небом и землёй, между жизнью и смертью
Посетило:124
Никита Михайловский

- Опять же, все это в прошлом. Даже не хочу об этом говорить. Это решение судьи - что его обсуждать. Мое мнение уже никого не интересует. По крайней мере, не хочу уже это вспоминать - проиграли так проиграли.

- Хорошо, не будем останавливаться на неприятных воспоминаниях. Расскажи, каким после возвращения из-за океана тебе показался чемпионат России?

- Мне понравился чемпионат, я получил от него удовольствие. Играл в команде, которая больше выигрывала, чем проигрывала. У нас была очень хорошая команда, коллектив очень дружный. Я действительно получил удовольствие и на льду, и вне льда.

- У тебя был выбор, за какую команду выступать в случае локаута в НХЛ или ты сразу решил, что поедешь только в «Ладу», родной для тебя клуб?

- Я сразу решил вернуться в Тольятти, потому что это мой дом. Там у меня семья - родители, брат, сестра, много друзей. Решил провести этот год дома.

- Ощутил ли ты какое-то особое внимание к внутреннему чемпионату со стороны болельщиков, прессы?

- Ты знаешь, я газеты особо не читаю. Но мне кажется, что сейчас хоккей в нашей стране намного отстает от футбола. В прессе его освещают меньше, чем футбол - вот это я действительно заметил. А внимание болельщиков, настоящих, тех, кто действительно любит эту игру, оно как было, так и осталось - на самом высоком уровне (улыбается).

- Его что, больше, чем в Северной Америке?

- В США я играл в южных штатах - там вообще хоккей не освещается. Хотя болельщики, конечно, на стадионы ходят. В Сан-Хосе постоянно были полные трибуны. Там построены прекрасные арены, где все есть для хорошего отдыха, скажем, для всей семьи. В этом мы, конечно, сильно отстаем. Во Флориде, где я отыграл семь сезонов, правда, другая картина - ходят постольку поскольку. Курортное место, сам понимаешь.

У меня в мыслях, кроме хоккея, ничего не было

- Виктор, по своим физическим меркам ты больше похож на баскетболиста, чем на хоккеиста - высокий, стройный, быстрый. Никто не уговаривал тебя перейти в этот вид спорта?

- Такие попытки были только в детстве, когда на уроки физкультуры приходили тренеры из баскетбольной секции. Но у меня в мыслях, кроме хоккея, ничего не было. Мне всегда очень нравилась эта игра.

- То есть ты уже с детства выделялся среди сверстников высоким ростом?

- Да, я был высоким.

- У тебя родители высокие?

- Нет, у меня обычные родители. Не знаю почему, но и я, и моя сестра (она тоже за метр восемьдесят) выдались высокими. А вот средний брат у меня обычного роста.

- И какой у тебя рост?

- Метр девяносто пять - вот перед чемпионатом мира нас мерили.

- Думаю, что твой выбор заниматься именно хоккеем был связан во многом с городом твоего рождения, ведь в Тольятти все мальчишки мечтают заниматься только этим видом спорта. Расскажи о твоих первых шагах?

- У меня отец и по сей день, а в те времена и подавно, играл в хоккей на первенство завода, за цеха. Летом - в футбол, зимой - в хоккей. Я был первым ребенком в семье, и, так как моя мать работала, он все время таскал меня с собой на все турниры, первенства, тренировки. Пока папа занимался своими делами, я играл с другими детьми его одноклубников поблизости. В восемь лет меня отец спросил: чем собираешься заниматься? Я говорю: хоккеем. Он меня и отвел в школу тольяттинской «Лады».

- Когда рос, трудное время было. В магазинах ничего не было, сходить некуда, великая страна развалилась…

- Трудность вот в чем (страна, правда, еще не развалилась - это случилось, когда мне было уже 15-16 лет). Я отца не видел, когда у меня брат родился, потому что он работал на двух работах, чтобы содержать нас. Тяжело было моим родителям. А мне жаловаться грех на что-то: они все сделали для того, чтобы у меня все было, у нас - у меня, у брата и у сестры.

- То есть каких-то соблазнов бросить хоккей в молодости не возникало?

- Нет. Я очень любил и по сей день люблю это занятие. Даже мыслей не было.

- Твои родители до сих пор смотрят, как ты играешь?

- Конечно. Это же родители. Отец старается все мои игры записывать на кассеты, потом вместе смотрим, вспоминаем.

- В России у тебя два родных клуба - «Лада» и «Динамо». Кто дал тебе хоккейное образование, кому из тренеров ты благодарен за ледовые уроки?

- Конечно, своему первому тренеру Николаю Николаеву. Когда я приезжаю в Тольятти, всегда стараюсь его увидеть, пообщаться. Он тренировал сначала ребят 1967 года, затем взял мой 1975-й, после нас - 1983 год рождения. Григоренко и Кондратьева, я думаю, все уже знают. Очень хороший специалист, очень ему благодарен.

- Несмотря на то, что в Тольятти в 1990-х появилась очень сильная команда, становившаяся и чемпионом России, и сильнейшей командой Европы, ты принял решение в 1992 году перейти в «Динамо». Почему?

- Все просто. Потому что мне надо было проходить службу в армии, а в «Динамо» ее, скажем так, делали. Да и в Тольятти тогда молодых игроков с боязнью подпускали к первой команде, мне мало давали играть. Поэтому я перешел в «Динамо» к Петру Воробьеву. Познакомился с новыми друзьями-партнерами, с которыми до сих пор общаемся. У нас была молодая команда, всего два-три года разницы. Я был самым молодым, но меня приняли очень хорошо. Тогда, в 1993 году, мы стали чемпионами, обыграв в финале «Ладу».

- Переход в «Динамо» - новый этап в твоей жизни, шаг в будущее…

- Да, это переход на новый уровень - уже другие требования. Я понял, что детский хоккей позади. Я уехал из дома в 17 лет. Надо было жить своим умом в новой обстановке. Первые месяцы было тяжеловато, хотя нас на динамовской базе в Новогорске было много таких, уехавших из дома.

- Твой земляк Алексей Ковалев, наверное, взял над тобой опеку. Он ведь покинул Тольятти и вовсе в 14 лет?

- У него совсем другая ситуация была. Я думаю - ему было намного сложнее. Приехав в Москву, я очень много с Лешкой общался. Он мне рассказывал, что, где и как. Потом родители наши общались. До отъезда я как раз разговаривал с его отцом, после чего и принял окончательное решение приехать в столицу.

- Можно сказать, что в России у тебя два родных клуба - «Лада» и «Динамо».

- Да. «Лада» меня воспитала, а «Динамо» стало для меня ступенью во взрослый хоккей. Это был хороший этап в моей жизни. Вспоминаю очень хорошо о периоде, проведенном в этом клубе.

- Помнишь, с кем провел первую игру, кому забросил свою первую шайбу?

- Во взрослом хоккее я дебютировал в 15 лет. «Лада» играла переходной турнир, и последняя игра против карагандинского «Динамо» ничего для нас не значила. Поэтому меня выпустили на площадку, и мне так повезло, что я в первой же своей игре забросил две шайбы, - это у меня осталось в памяти.

- А за «Динамо»?

- Первую шайбу я забросил в игре против ЦСКА.

- Тоже в своем дебютном матче за бело-голубых?

- Да. Хотя нет - во втором. Первый матч за «Динамо» я провел против Ярославля.

- Помнишь, с кем играл тогда в звене?

- Конечно. В «Динамо» я целый год играл вместе с Равилем Якубовым и Романом Ильиным - мы были второй пятеркой команды. Ребята очень сильно помогали мне.

В НХЛ учишься всему сам

- Виктор, как и когда ты попал в НХЛ?

- Да так же, как туда попадают и по сей день, - на ежегодном драфте новичков НХЛ меня выбрал клуб «Сан-Хосе Шаркс». Я прошел шестым в первом раунде. Отслужив два года в «динамовской армии», в 19 лет уехал в Америку.

- Ты считаешь, это было вовремя или стоило задержаться в России на пару сезончиков?

- Я не жалею. Думаю, что тогда все правильно сделал.

- В НХЛ есть традиция - выкинуть с новичком какую-нибудь шутку. Как пошутили над тобой старые «акулы» клуба (название «Сан-Хосе Шаркс» переводится как "акулы". - ГАЗЕТА)?

- У нас была выставочно-показательная тренировка, болельщиков пришел полный стадион. Я и Джеф Фризен были новичками. "Старики" нам говорят: «Давайте вы первые выходите, а мы сразу за вами». Ну, мы с Джефом выкатились, народ нам стал аплодировать, а я смотрю: позади меня никого нет, команда осталась в раздевалке. И вот мы как белые вороны минут десять катались по кругу перед полным стадионом, а вся команда стояла в проходе и смеялась над нами (улыбается).

- Трудно было привыкнуть к энхаэловскому хоккею?

- Конечно, конечно. Там совсем другой хоккей. Но мне еще повезло, что, когда я в Сан-Хосе приехал, там были такие наши игроки, как Игорь Ларионов, Сергей Макаров, Артур Ирбе, Сандис Озолиньш, Слава Буцаев, Илья Бякин, Андрей Назаров, Александр Чербаев, то есть была настоящая русская колония. Они мне очень сильно помогли адаптироваться к местным условиям.

- В НХЛ быстро учишься профессиональному отношению к своей работе?

- Да. Там за тебя никто ничего делать не будет. Никто не учит тебя, что делать, никто не говорит, что ты должен делать. Учишься всему сам. Например, общение с журналистами - специального пункта в контракте у меня да и ни у кого нет, но все знают: это часть твоей работы.

- В первом сезоне тебе доверяли играть в основном составе или отправили в фарм-клуб?

- Первый сезон получился немного смазанным, потому что полсезона в НХЛ был локаут - ровно десять лет назад. Приключения для меня начались сразу же, как только приехал в Америку. Во второй выставочной игре я сломал ногу. Предсезонку всю пропустил, долго восстанавливался. Потом, когда сезон начался, мне дали шанс, который я не использовал. Меня отправили в фарм-клуб «Канзас Блейдс» перед плей-офф. Считаю, это была хорошая школа для меня, что я отыграл плей-офф в ИХЛ. Получилось удачно: еле-еле попав туда с восьмого места, мы дошли до финала.

- Ты отыграл три сезона за "Шаркс", и тебя обменяли во Флориду. Стало ли это известие для тебя неожиданным?

- Конечно, первый обмен стал полной неожиданностью. Мне просто позвонили и сказали, что меня обменяли. Не сладко пришлось - новая команда, новые партнеры; естественно, английским я еще плохо владел. Но, с другой стороны, даже хорошо, что я оказался во Флориде. Там как раз обновляли команду, и в меня поверили и давали мне много играть. Выступление за Флориду мне очень помогло как хоккеисту.

- Такому техничному игроку, как ты, играть в НХЛ тяжелее или проще, чем в России, где хоккей откровенно вязкий, грязноватый?

- Ко всему привыкаешь. Мне лучше играть в жесткий хоккей, чем в грязный. Потому что, когда ты знаешь, что тебя в спину никто не ударит, только если клюшкой по лицу, и то только случайно (смеется), без всяких зацепов, без обнимания в углу, без «пиджаков». Ты знаешь, чего ожидать, - если тебе врежут, то врежут по правилам. В России играть с этой точки зрения намного сложнее.

- Маленькие площадки не вызывают дискомфорт у высокого, габаритного игрока?

- Если честно, на маленькой площадке обыграл - и ты уже на пятаке, у тебя сразу острый момент. А на европейских, здесь ты вроде бы обыграл, а тебя могут еще раз догнать, зацепить, ударить исподтишка.

- Кажется, и за тобой, как и за многими нашими игроками в НХЛ, водится один грешок - ты мало бросаешь по воротам.

- Да, да, да. Но это как бы дело наживное. Если себе постоянно напоминать, то бросаешь больше.

- Твой лучший пока показатель по набранным очкам - 70 (в сезоне 1999-2000. - ГАЗЕТА). А сам как считаешь, сколько ты должен набирать?

- Сколько? Как так можно определить, сколько должен набирать? Кто его знает. Чем больше, тем лучше (улыбается). Я считаю, что делаю то, что может принести наибольшую пользу моей команде. Отрабатываю не только впереди, но и в обороне. Может быть, это еще сказывается на моей результативности.

- Флорида и Сан-Хосе сильными по энхаэловским меркам никогда не считались - тебе лучше играть в таких командах, где можешь быть лидером, или хотелось поиграть за клуб - претендента на Кубок Стэнли?

- Ты знаешь, когда ты молодой, тебе выбирать не приходится, ты изначально подписываешь контракт с одной командой и разорвать его не имеешь права. Не ты выбираешь клуб, а клуб выбирает тебя.

- Подожди, ты сейчас принадлежишь команде «Нью-Джерси Девилз», за последние шесть лет трижды выигравшей Кубок Стэнли!

- Я ничего особенного про свой новый заокеанский клуб сказать не могу. Меня обменяли в самый последний момент перед плей-офф, и я в составе этого клуба находился всего месяц - провел только несколько игр и тренировок. Подожди, вот начнется сезон в НХЛ, тогда и поговорим о перспективах, окей?

- Ок. Скажи, какой наиболее памятный сезон у тебя был за Флориду, - может, когда вместе с тобой за этот клуб играл Павел Буре?

- Вот это тот самый сезон и есть, когда я набрал 70 очков и команда попала в плей-офф. Мы четвертое место заняли в чемпионате и вот - все это памятно, все это в памяти.

- А чем занимается русский миллионер в солнечной Флориде в свободное время?

- Я уже там жил со своей девушкой, которая стала впоследствии моей супругой. Семьей занимаюсь - а как еще? Там, если честно, когда начинается сезон, как ты можешь проводить время? Только отдыхаешь, подготавливаешься. Полноценного отдыха, как ты, наверное, думаешь, - поваляться на пляже с пивком - не получается. Максимум - только в ресторан сходить, с друзьями встретиться, поужинать - вот и все мое времяпрепровождение. Еще есть сон, тренировки, вот и весь отдых (смеется). Работа у нас такая, как у роботов, - никакой импровизации.

- Расскажи о своей семье, кто тебя встречает после игр?

- Жена Света и дочка Саша, ей скоро исполнится три годика. Моя семья осталась в Америке. Я по ним очень скучаю. В этом году единственное, чего мне не хватало для полного счастья, - это семьи.

- Ты производишь впечатление очень начитанного человека.

- Не сказал бы - так, почитываю...

- Что, например?

- Что-нибудь интересненькое. В зависимости от того, что хочется почитать. В Америке приходится много летать, и за чтением проводишь время в самолетах, в автобусах. Книжка помогает время скоротать.

- Кино, театры, искусство?

- Кино люблю посмотреть. А театры, искусство - как-то не привили мне с детства.

- Неужели здесь, в России, ни разу не был в театре?

- Не мое это...

Generic placeholder image
Павел Савчик
Люблю исследовать биографии интересных людей




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Всемирно известный сказочник
Посетило:380
Ханс Кристиан Андерсен
Всемирная истори шпионажа (Джакомо Казанова)
Посетило:510
Джакомо Казанова
Або Тбилисский
Посетило:392
Або Тбилисский

Добавьте свою новость

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history