Людибиографии, истории, факты, фотографии

Евгений Шевский

   /   

Evgeniy Shevckiy

   /
             
Фотография Евгений Шевский (photo Evgeniy Shevckiy)
   

Россия

Гражданство: Россия

Если гран-при получает «Шультес», значит это кому-то нужно

Теледеятель

Советский Союз сходил с ума по грузинским короткометражкам. Потом был фильм про работников винзавода. Они приходили в магазин и спрашивали продавца: «От какого числа?» – «Семнадцатое»… – «Не-не, не берем, помнишь, Валико напился и уснул в бочке. Дай девятнадцатое».

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

24.08.2010

Как ты считаешь, есть ли такое понятие «грузинское кино»? Или, возьмем шире, есть ли «национальное» кино?

Евгений Шевский фотография
Евгений Шевский фотография

- Национальное кино есть, однозначно. Есть, скажем, польское кино, которое вообще ни с чем не перепутаешь. Вот это только польское кино. Я его с детства смотрю.

Реклама:

Ты любишь польское кино? А каких режиссеров?

- Господи, да всех! Только в польском кино увидишь таких блондинок, с таким бюстом!

А ты знаешь, сейчас выходит новый фильм Кшиштофа Занусси «Черное солнце»?

- Клево, значит одним хорошим фильмом будет больше.

Ну, а грузинское кино?

- Грузинское кино тоже - с детства. Весь Советский Союз сходил с ума по грузинским короткометражкам. Потом был фильм про работников винзавода. Они приходили в магазин и спрашивали продавца: «От какого числа?» – «Семнадцатое»… – «Не-не, не берем, помнишь, Валико напился и уснул в бочке. Дай девятнадцатое».

Лучшие дня

Кристина Асмус. Биография
Посетило:8240
Кристина Асмус
Печем блины на скорость
Посетило:6248
Росс МакКерди
Эдриен Броуди: Многоликий талант
Посетило:2758
Эдриен Броуди

А «Шультес» – это грузинское кино?

- «Шультес» написал грузин. Написал грузин, написал про грузина и снял грузин. Бакур, наверное, говорил, что в «Шультесе» много от конкретного человека?

Да, в «Сеансе» было интервью с Бакуром очень подробное.

- И «Шультес» написал Бакур, несколько лет назад еще он мне про этого Шультеса рассказывал, что вот, есть хороший сценарий, я хочу снять.

А какой человек Бакур? Как с ним работается? Как он общается с актерами? Какой он? Авторитарный? Или он дает актерам самовыражаться?

- Безусловно, он авторитарный. Если режиссер не авторитарен, ему нечего делать в кино. Но он немного из другого мира. Ему важен... коннект. Он до последнего ждет взаимопонимания. Не орет, не долбится головой об стену. Почему мы с ним нашли друг друга... потому что не хочется управлять людьми, хочется понимания. Если так исторически сложилось, что ты актер, а я режиссер, то… у армян есть такое выражение: «Я заберу твою боль». Мысль гениальная. Да, заберу я твою боль, а ты забери мою. Если ты пришел ко мне, то я не должен по большому счету ничего тебе объяснять. Если ты пришел, то ты все понимаешь.

Такие отношения – идеальные.

- Группа у нас на 90% была такая.

Большой вообще коллектив?

- Стандартный коллектив для малобюджетного кино – 60 человек.

Сплоченная группа?

- Мы не играли в команду. Не было пионерлагеря. Собрались профессионалы, близкие люди. И не надо было ничего объяснять.

А актеры – тоже близкие? Вот главный герой – Гела?

- Гела – друг Бакура.

- Он потрясающий.

- Он не актер. Вообще не актер. И вообще там было мало актеров-профессионалов. Мама – профессионал. Но фильм выстроен таким образом, что если бы там не было даже ни одного профессионала, ничего бы не изменилось.

То есть получился фильм, на стыке документального и игрового.

- А «Москву» нашу не видела? Там вообще ни одного профессионального актера. Вот «Москва», она даже больше на стыке документального и игрового.

А «Pal/Sekam»? Он тоже не сказать, что игровой. Реальный кусок из жизни. Трэшевый кусок из жизни.

- Не скажу, что он близок к документальному. Трэш – да. А у кого этого трэша не было? Все мы когда-то расставались с невинностью. И всегда это трэш.

Сейчас много режиссеров, которые снимают реальное кино, близкое к документальному. Валерию Гай Германику знаешь?

- «Девочек» видел.

Это чисто документальное. Он везде проходит, как документальный.

- Да нет, это игровой фильм. Они тексты говорят. Это не лайф. Это тексты. В этом-то и прелесть Германики, что она сняла его как документальный. Я не знаком с Германикой, но если она на круг окажется провокатором, то я порадуюсь еще больше. Собственно, если бы я был режиссером и «Девочки» был бы мой фильм, то мне было бы все равно, в каких номинациях проходила бы моя картина.

А «Pal/Sekam» – это чистой воды реализм.

Насчет «Pal/Sekam» интересно следущее. Это комедия. Вообще, как это – снимать комедии? Со стороны кажется, что они снимали и угорали, оборжались.

- Я смотрю, допустим, «Кин-дза-дза», и мне кажется, что они ухахатывались. Но, по моему опыту, ничего скучнее, чем процесс кинопроизводства, нет. Ничего нуднее. Это очень тяжелая работа.

Ржать некогда?

- А) Ржать некогда; Б) Очень сильно нежелательно. Расслабляет. Но в группах бывает так, что есть некий человек, который оттягивает на себя негатив. Это уникальные люди, уникальны они тем, что делают это неосмысленно. Они как-то чувствуют, и что-то такое произносят вслух, и всех сразу отпускает.

Кто у вас таким человеком был на «Pal/Sekam»?

- Ребята, конечно. Актеры. Это трио бесподобное – Григорий Перель, Роман Михайловский, Валентин Самохин. Они взрослые люди, они настолько замечательны, все понимают и забирают на себя негатив. «Pal/Sekam» снимался очень тяжело. Он снимался за три копейки…

Какой бюджет?

- 5 тысяч долларов. При том, что с точки зрения организации кинопроизводства держался определенный понт. Не так чтоб «Ну чё, давайте чё-нибудь снимем, завтра денег не будет, а недельки через две нам обещали подкинуть, еще поснимаем...»

Нет, это был настоящий короткий метр, был КПП (календарно-постановочный план), все было рассчитано, расписано, была фирма-партнер, которая предоставила хорошую камеру, технический персонал, мы оплатили какие-то символические услуги. И это победа, чтоб незнакомые люди просто так дали дорогущее оборудование. Оборудование ночевало в квартире…

Я не понимаю, как же вы снимали в квартире? Обычно строят студию, подводят газ-воду.

- Ужасно. Это Димина квартира (режиссера Дмитрия Поволоцкого), который там жил всю жизнь до отъезда в Америку, в которой, не исключено, происходили эти самые события, в этой квартире он жил и по приезду, во время съемок, спал там. А днем мы снимали.

Там что-то переделывали для съемок?

- Всё! Это самый главный момент. Наш художник гениальнейший, Маша Заикина, она взорвала всю платформу «Марк» (известное место, да?), она ездила туда каждые выходные, она разрушала сознание всем. Она собирала эту квартиру по крупицам. Она вынесла половину дачи моей тещи, теща перекрестилась: «Господи, неужели я избавилась от этого барахла». Приехала Маша, у нее вот так вот раскрылись глаза, она лазила на чердак с криками: «Да здесь просто Эльдорадо!»

А после съемок куда все это дели? На ту же платформу отвезли?

- Я не знаю. После съемок у меня сразу начался «Шультес». Бакур меня ждал, когда я закончу «Pal/Sekam».

Здорово, что ждал!

- Он такой человек. Он, например, искал главного героя – с ума сходил. Предоставлялись 500 вариантов. Гела был изначально, но были сомнения – непрофессионал, а кино – полный метр, построенное на длинных планах, это не современный клиповый монтаж, где 5 секунд-склейка-5 секунд-склейка. И все-таки, пересмотрев кучу претендентов, он все равно остановился на Геле.

А что стало с квартирой Димы, я не знаю…

9 сентября будет Московский фестиваль премьер, там будет представлен «Pal/Sekam». В связи с этим вопрос: для кого снят этот фильм, кому он адресован и кому ты рекомендуешь его смотреть? Явно, что всем он не понравится. Или вы снимали чисто для себя?

- Это, конечно, вопрос скорее к режиссеру. Я не знаю. Я об этом не думал, когда собирался его снимать, не думал, когда снимал, и не думаю, тем более, теперь. Если бы кто-то из моих друзей снял «Pal/Sekam», мне бы было это интересно с профессиональной точки зрения, как фильм за 5 тыс. долларов. Потому что я один из немногих, кто знает, как, из чего этот фильм создавался. Из ничего, на ровном месте. У нас голые стены. Пришел Дима и сказал: «Есть сценарий, хочу снять». Я прочел, мне показалось – смешно. Можно ответить на твой вопрос таким образом: фильм для тех, кому интересно и смешно.

Я была на премьере этого фильма в рамках фестиваля «Кинотеатр.док», мне кажется, что его неплохо принимали.

- Я пошел на фестиваль «Кинотеатр.док», хотя понимал, что наш фильм – неформат, делать нам там нечего. Но я решил действовать по шаблону, как с «Москвой». «Москва» показалась на «Кинотеатре.док», после чего Сельянов сразу дал денег на «Шультеса». Космос! Чтоб Сельянов просто так дал денег! И близко не подходил! Ни разу не был на съемочной площадке. Не было ни одного куратора от СТВ. Это космическая история. Я подумал – а какого фига? Фестиваль – раз. Некая схема – два. Да и просто нет времени заниматься фестивалями, а так – произойдет какое-то событие. Потому что, в принципе, мы на Россию не рассчитывали. Когда его снимали, мы не рассчитывали на Россию.

Не на Россию? А где же показывали «Pal/Sekam»?

- Он взял несколько призов в Америке: прошел отборочный на студенческий «Оскар» от Нью-Йорка. В Лос-Анджелесе участвовал в конкурсе. Дима Поволоцкий (режиссер «Pal/Sekam») учится на режиссерском в Коламбии. Это и послужило трамплином. Это его дипломная работа, во-первых, а, во-вторых, он и планировал для Америки снимать.

Давай к «Шультесу» вернемся, к его наградам. Этот ваш фильм на «Кинотавре» взял гран-при, хотя у него были серьезные соперники – Кирилл Серебренников с «Юрьевым днем» и Александр Прошкин с «Живи и помни». Ждали ли награду?

- Не ждали, конечно. Вернее, ждали в другой номинации – дебют или открытие… Гран-при никто не ждал.

Какая реакция была?

- Да, какая реакция? Первые 5 минут – тихий шок. Потом сразу же 500 вопросов себе задаешь: кому и зачем это нужно? Все же знают, кто получает призы на «Кинотавре». Если гран-при получает «Шультес», значит это кому-то нужно. Первый вопрос – не Сельянов ли? Нет. Значит, либо меняется политика «Кинотавра», может быть меняется руководство… ну, не тот это фильм, которому должны давать гран-при «Кинотавра». Так что ступор был минуты на 3. Потом включился мозг: зачем с нами это сделали???

Однако со стороны Сельянова не началось никаких движений, он не начал делать из «Шультеса» и из Бакура брэнда, не пошли инвестиции, за что большое спасибо Аллаху. Спасибо, что не получилась очередная глупая история, когда режиссера возят, как обезьяну, и показывают: Вот, смотрите, это человек, который снял «Шультеса». Это не бакуровская история.

Но ведь из-за того, что мало освещения в прессе и суперограниченный прокат, очень мало людей смогут посмотреть этот фильм.

- Да и хорошо. Сейчас вообще катастрофическое время. Все сидят по домам и качают фильмы. А все самое вкусное – это когда редкое. Ты запарься, найди, нет, сначала найди человека среди своего круга общения, который хоть что-то об этом фильме тебе скажет. Вот это первая стадия. Не увидел в новостях, так услышал от случайных знакомых. У тебя появляется какая-то цель, охота, праздник какой-то. А так – нажал пару кнопок, и тебе уже через сутки любое кино готово. Скучно.

Мега-история. Сижу, смотрю озоновскую рассылку – коллекционное издание – весь Отар Иоселиани. Я чуть с ума не сошел. Смотрю в монитор и плачу – никогда в жизни себе такого не купишь. Жаба задушит. В тот же вечер пришел человек, малознакомый, и подарил на день рождения.

- Святой человек.

- А так я никогда в жизни бы не запарился купить Иоселиани. Я бы тырил по друзьям…

Да, это предмет зависти.

- Вот ты спрашиваешь – есть ли национальное кино? Есть! Вот оно! Сидит себе в Париже, а снимает грузинское кино. Данелия всю жизнь в Москве, а снимает грузинское кино. Афоня что, не грузин? Да он образцово-показательный грузин.

То есть главная составляющая грузинского кино – режиссер-грузин?

- Не знаю. Я не знаю. Наверное, так. А может быть и нет. Потому что, если я фильм «Не горюй» могу процитировать от начала до конца, то если я когда-нибудь вдруг соберусь снимать кино, наверное, у меня это будет срабатывать на подсознании, и больше предпочтения в выстраивании кадра, в мизансцене, буду отдавать грузинскому кино. Потому что – с ума сводит! «Кин-дза-дза» – фильм про космонавтов – типичное грузинское кино.

Здорово, что мы вернулись к тому, с чего начали. Получился такой завершенный виток.

- Да ладно! Виточек. Назовем это стежком.

Мы совсем не затронули сам фильм как таковой, но может быть это и не надо. Есть интервью с Бакуром Бакурадзе, есть сам фильм «Шультес», который кто-то может пойти и посмотреть, он еще в прокате. А «Pal/sekam» можно будет посмотреть 9 сентября в Москве.

- Да, я буду его представлять с нашими актерами.

Там и увидимся.




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели

Каспаров Гарри Кимович
Посетило:22483
Гарри Каспаров
Николай Пржевальский. Биография
Посетило:28995
Николай Пржевальский
Дикий мужчина Сергей Шнуров
Посетило:9803
Сергей Шнуров

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history