Skip to main content

ЛЕСТНИЦА

Стояла лестница в саду, так тяжела и высока,
Что, вероятно, было в ней ступеней свыше сорока.

Хотя ступени все нужны и ни одной нельзя убрать,
Не хочет верхняя ступень себя с подругами ровнять.

-Я наверху, а вы внизу!- им говорит она, горда.-
Вам, нижним, жалким, до меня не дотянуться никогда!

Но люди лестницу в саду перевернули, и как на грех,-
Была ступенька наверху, а оказалась ниже всех.

НАЦИОНАЛЬНЫЕ МЕЛОДИИ

Вчера я слышал, песню кто-то пел,
Ту, что народом нашим сложена.
И я подумал: сколько грусти в ней,
Как беспредельно жалобна она.

Она тревожит сердце. В ней живет
Татар многострадальная душа.
В протяжных звуках- трехсотлетний гнет.
Горька она и все же хороша.

Да много тягот испытали мы,
Не сосчитать пролитых нами слез.
Но пламенную верную любовь летний гнет.
Горька она и все же хороша.

Да много тягот испытали мы,
Не сосчитать пролитых нами слез.
Но пламенную верную любовь
Напев свободный сквозь века принес.

Я изумленно слушал, отойдя
От повседневной суеты земной,
И возникал передо мной Булгар,
И Ак-Идель текла передо мной.

Не вытерпел я, подошел к певцу,
Спросил, коснувшись бережно руки:
'Послушай, брат, что ты за песню пел?'
Татарин мне ответил - 'Аллюки'.

НЕ УЙДЕМ!

Нам предлагают подлецы, мы слышим черный их совет:
- К султану вы должны уйти, а здесь для вас свободы нет.-
Мы не уйдем, мы не уйдем в страну ярма и свелых стонов!
Там вместо здешних десяти пятнадцать мы найдем шпионов!

И там нагайки, как у нас, для тех, кто бьется за права,
И там казаки, как у нас, да лишь под фреской голова.
Там есть казна, и у казны там есть грабители,- спасибо!
Пограбить нищих мужиков там есть любители,- спасибо!

Иль мы безумцы, чтоб самим идти нам в огненную пасть!
Не видим смысла - из огня да прямо в полымя попасть!

Мы не уйдем туда! Уйти не могут города и реки!
Здесь пережитые века пребудут с нами, здесь навеки!
Здесь родились мы, здесь росли, вот здесь мы
встретим смертный час,
Вот с этой русскою землей сама судьба связала нас.
Нет, черносотенцы, не вам, не вам смутить мечты святые:

К единой цели мы идем, свободной мы хотим России,
Ответ наш ясный и простой запомнить просим навсегда:
Вам лучше в Турции? Туда пожалте сами, господа!

ОТРЫВОК

Пушкин, Лермонтов - два солнца - высоко вознесены.
Я же свет их отражаю, наподобие луны,

Пушкин, ты неподражаем, в повторенье толку нет.
Повтори я стих Корана, был бы я тогда поэт?

И Жуковский - мой учитель… Я поднялся в вышину.
Эй, завистник, пес голодный, что ж ты не лаешь на луну!

ПАРА ЛОШАДЕЙ

Лошадей в упряжке пара, на Казань лежит мой путь,
И готов рукою крепкой кучер вожжи натянуть.

Свет вечерний тих и ласков, под луною все блестит,
Ветерок прохладный веет и ветвями шевелит.

Тишина кругом, и только мысли что-то шепчут мне,
Дрема мне глаза смыкает, сны витают в тишине.

Вдруг, открыв глаза, я вижу незнакомые поля,
И разлуку с отчим краем всей душой почуял я.

Край родной, не будь в обиде, край любимый, о, прости,
Место, где я жил надеждой людям пользу принести!

О, прощай, родимый город, город детства моего!
Милый дом во мгле растаял - словно не было его.

Скучно мне, тоскует сердце, горько думать о своем.
Нет друзей моих со мною, я и дума - мы вдвоем.

Как на грех, еще и кучер призадумался, притих,
Ни красавиц он не славит, ни колечек золотых…

Мне недостает чего-то иль я что-то потерял?
Всем богат я, нет лишь близких, сиротой я нынче стал.

Здесь чужие все: кто эти Мингали и Бикмулла,
Биктимир? Кому известны их поступки и дела?

Я с родными разлучился, жить несносно стало мне,
И по милым я скучаю, как по солнцу, по луне.

И от этих дум тяжелых головою я поник.
И невольно слезы льются - горя горького родник.

Вдруг ушей моих коснулся голос звонкий, молодой:
'Эй, шакирд, вставай скорее! Вот Казань перед тобой!'

Вздрогнул я, услышав это, и на сердце веселей.
'Ну, айда быстрее, кучер! Погоняй своих коней!'

Слышу я: призыв к намазу будит утреннюю рань.
О Казань, ты грусть и бодрость! Светозарная Казань!

Здесь деянья дедов наших, здесь священные места,
Здесь счастливца ожидают милой гурии уста.

Здесь науки, здесь искусства, просвещения очаг,
Здесь живет моя подруга, райский свет в ее очах.

ПОЭТ

Пускай состарюсь я, беспомощен и сед,
И стан согнется мой под грузом трудных лет,
Душе состариться не дам я никогда,
Она останется сильна и молода.
Пока огонь стиха живет в груди моей,
Я годен для борьбы, я старости сильней.
Ясна душа певца, весна в душе навек,
Она не знает зим, ей неизвестен снег,
Пускай состарюсь я - не стану стариком,
Что богу молится да мелет языком.
На печку не взберусь, вздыхая тяжело,-
Возьму я от стихов мне нужное тепло.
А смерть придет ко мне - я громко запою,
И даже Азраил услышит песнь мою.
Пусть в землю я сойду, - спою в последний раз:
'Я ухожу, друзья! Я оставляю вас…'

ПРАВДА И ЛОЖЬ

Говорят, когда на свете лишь была одна вода,
Ложь и правда на просторе в волнах плавали тогда.

И господь двух спорщиц этих наградил одной ладьей,
И они друг против друга сели в лодочке одной.

Но недолго плыли мирно наша правда, наша ложь,
Ведь когда нет дружбы - тотчас все хватаются за нож.

ПУШКИНУ

Моя душа сходна с тобой, о Пушкин вдохновенный,
Неподражаемый поэт, единый во вселенной!

Деревья, камни, как меня,
твой стих привел в движенье.
Дарить восторг - не таково ль поэта назначенье?

Могу ли я не ликовать, твоим подвласный чарам?
Лишь тот поэт, кто жизнь творит,
владея божьим даром.
Как солнце освещает мир, его моря и сушу,
Так всю, до дна, своим стихом
ты озарил мне душу.

Я мудрость книг твоих постиг, познал источник сил я,
Вступил я в щедрый твой цветник, твоих плодов
вкусил я.

Бродил я по садам твоим, стоя пред каждым древом,
Внимал я соловьям твоим, бессмертным их напевам.

Нисходит в душу чистый свет, свет правды непоборной.
Да, памятник ты заслужил- живой, нерукотворный!

Стихи и повести твои влекут меня, сверкая.
Мне дела нет, что у тебя религия другая.

Моя душа сходна с твоей, но силы несравнимы.
О, как мне мощь твоя нужна, певец неповторимый!

РАЗБИТАЯ НАДЕЖДА

Я теперь цвета предметов по-иному видеть стал.
Где ты, жизни половина? Юности цветок увял.

Если я теперь на небо жизни горестной смотрю,
Больше месяца не вижу, светит полная луна.

И с каким бы я порывом ни водил пером теперь,
Искры страсти не сверкают, и душа не зажжена.

Саз мой нежный и печальный, слишком мало ты звучал.
Гасну я, и ты стареешь.. Как расстаться мне с тобой.

В клетке мира было тесно птице сердца моего;
Создал бог ее веселой, но мирской тщете чужой.

Сколько я ни тосковал бы в рощах родины моей,
Все деревья там увяли, жизни в них нельзя вдохнуть.

И ее, мою подругу, холод смерти погубил,
Ту, которая улыбкой освещала жизни путь.

Мать моя лежит в могиле. О страдалица моя,
Миру чуждому зачем ты человека родила?

С той поры, как мы расстались, стража грозная любви
Сына твоего от двери каждой яростно гнала.

Всех сердец теплей и мягче надмогильный камень твой.
Самой сладостной и горькой омочу его слезой.

РЕБЕНКУ

Дитя, не бойся лешего, чертей и домовых!
Все это только выдумки, не стоит верить в них!
Остались эти выдумки от прежних, старых лет,
Послушаешь - так весело, но в сказках правды нет.

Дубравы я не ведаю, не ведаю села,
Где бы водились дьяволы, где ведьма бы жила!
Ты вырастешь, научишься, ты наконец поймешь,
Как свежим ветром знания развеять эту ложь.

РОДНАЯ ДЕРЕВНЯ

Стоит деревня наша на горке некрутой.
Родник с водой студеной от нас подать рукой.
Мне все вокруг отрадно, мне вкус воды знаком,
Люблю душой и телом я все в краю моем.

Здесь бог вдохнул мне душу, я свет увидел здесь,
Молитву из Корана впервые смог прочесть,
Впервые здесь услышал слова пророка я,
Судьбу его узнал я и путь тяжелый весь.

Мне памятны навеки событья детских лет,
Нет времени счастливей, забав беспечней нет.
Я помню, как, бывало, по черной борозде
Шагал со старшим братом я за сохою вслед.

Я многое увижу - ведь жизнь еще длинна,
И ждет меня, наверно, дорога не одна.
Но только, где б я ни был и что б ни делал я,
Ты в памяти и сердце, родная сторона!

РОДНОЙ ЯЗЫК

Родной язык - святой язык, отца и матери язык,
Как ты прекрасен! Целый мир в твоем богатстве я постиг!

Качая колыбель, тебя мне в песне открывала мать,
А сказки бабушки потом я научился понимать.

Родной язык, родной язык, с тобою смело шел я вдаль,
Ты радость возвышал мою, ты просветлял мою печаль.

Родной язык, с тобой вдвоем я в первый раз молил творца:
-О боже, мать прости, прости меня, прости отца.

ТЕАТР

Театр- и зрелище и школа для народа,
Будить сердца людей- вот в чем его природа!
На путь неправедный он не дает свернуть,
Он к свету нас ведет, открыв нам правый путь.

Волнуя и смеша, он заставляет снова
Обдумать прошлое и смысл пережитого.
На сцене увидав правдивый облик свой,
Смеяться будешь ты иль плакать над собой.

Узнаешь: жизнь твоя светла иль непроглядна,
Вот это верно в ней, а это в ней неладно.
Развить захочешь ты достойные черты -
Так новой мудростью обогатишься ты.

И если ты хорош - то только лучше станешь,
А если ты дикарь - из темноты воспрянешь.
В театре рангов нет, в нем так заведено:
Ты господин иль раб - театру все равно!

Он чист и величав, влечет он к светлым весям,
Свободен и широк, он свят и независим.
Он - благонравья храм, он- знания дворец.
Наставник для умов, целитель для сердец.

Но следует ему блюсти одно условье:
Родной народ учить с терпеньем и с любовью,
И с древа мудрости срывать тогда лишь плод,
Когда он красоту и зрелость обретет.

Британская топ-модель Наоми Кэмпбелл на Красной площади, 21 апреля 1995 года и Том Калински — директор Sega of America c талисманом компании, 1991-й год

261

Британская топ-модель Наоми Кэмпбелл на Красной площади, 21 апреля 1995 года. Том Калински — директор Sega of America c талисманом компании, 1991-й год. На фотографии Светлана Тома позирует на фоне мо...

Легендарная Клаудия Шиффер, 90-ые и Джина Дэвис на Золотом глобусе 1992 года

371

Легендарная Клаудия Шиффер, 90-ые. Джина Дэвис на Золотом глобусе 1992 года. Cъeмки фильмa "Титаник", 1997 год. «Умиротворитель — тот, кто кормит крокодила в надежде на то, что крокодил съест его посл...

Энди Уорхол, его муза Эдди Седжвик и Чак Вайн, вылезающие из канализационного люка, Нью-Йорк, 1965 г. и Барбара Буше — итальянская актриса, популярная в 60-е

4620

Энди Уорхол, его муза Эдди Седжвик и Чак Вайн, вылезающие из канализационного люка, Нью-Йорк, 1965 г. Брюс Уиллис (без комплексов) ведет переговоры прямо на съёмочной площадке Крепкого орешка 3/Die H...

Американский иллюзионист Дэвид Копперфильд, 1977 год и Дженнифер Энистон, 2014 г.

174

Американский иллюзионист Дэвид Копперфильд, 1977 год. Дженнифер Энистон, 2014 г. Вика Одинцова, 2010-ые. Питер Фальк (он же "лейтенант Коломбо") в своей художественной студии, 1984 г. Актеры Джон Тра...

Джин Шримптон, которую нaзывают первой супер-моделью, 1965 год и Ханна Нью — английская модель и актриса

1014

Актриса из сериала "Элен и ребята" Элен Ролле с поклонницей, Москва, 1998 год. Егеря с собаками на фоне стога сена, 1897 год. Джин Шримптон, которую нaзывают первой супер-моделью, 1965 год. ...