Людибиографии, истории, факты, фотографии

Анастасия Волочкова

   /   

Anastasia Volochkova

   /
             
Фотография Анастасия Волочкова (photo Anastasia Volochkova)
   

День рождения: 20.01.1976 года
Возраст: 42 года
Место рождения: Ленинград, Россия

Гражданство: Россия

Муж сказал: «Нам с тобой не по судьбе».

Балерина

«Все случилось в одночасье… Мой любимый муж Игорь заявил, что нам нужно расстаться», – взволнованно рассказывала Анастасия Волочкова. Мы сидели в ее московской квартире. Время давно перевалило за полночь. А Настя откровенно рассказывала, абсолютно не стесняясь своих слез.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

15.12.2008

« Я простила бы ему измену»

Настя, что произошло? Ведь еще в начале лета вы с Игорем так красиво отметили четырехлетие своего знакомства…

Реклама:

— Да, 2 июня, четыре года назад, мы с Игорем встретились. Я искренне полюбила его. Рядом со мной наконец появился мужчина, с которым мне всегда и везде было хорошо. И вот 2 сентября этого года… В тот злополучный день мы решили, как это нередко делали, поужинать в ресторане. Сели, заказали что-то. Я только приехала с очередных гастролей, и мне хотелось провести тихий, уютный вечер вдвоем с любимым человеком.

Анастасия Волочкова фотография
Анастасия Волочкова фотография

Игорь был немногословен, хотя обычно живо интересовался, как прошли мои выступления. Всегда смеялся, шутил, подбадривал. Ведь он участвовал в каждой секунде моей жизни. А сколько раз Игорь, бросив все дела, неожиданно прилетал ко мне в день выступления на гастроли. Вбегал с охапкой роскошных роз в гримерку, обнимал, целовал, спрашивал, не надо ли мне перед выходом на сцену помассировать спину. Так, как он, массаж мне сделать не мог даже профессиональный массажист. До недавних пор Игорь чуть ли не каждый день говорил: ^«Настя, я люблю тебя больше жизни!»

Но в последние недели Игорь сильно стал меняться. Он становился каким-то чужим. Я не собиралась в тот вечер выяснять отношения. Я лишь спросила: «Как ты ко мне относишься?» На что Игорь безразлично ответил: «Хорошо». Услышав от него это холодное, отчужденное «хорошо», я просто потеряла дар речи. Но дальше он произнес такое... Он сказал, что две недели назад снял для себя квартиру, добавив: «Мы должны расстаться. Нам с тобой не по судьбе». У меня все задрожало внутри, меня бросило в жар, я заплакала. Я не могла, не хотела верить в то, что услышала из уст мужа, с которым нам было по судьбе четыре с половиной года!

В таком состоянии я уехала на дачу к Арише. Дочь еще не спала. Увидев меня в слезах, она обняла и сказала: «Мамочка, не плачь, я никому не дам тебя в обиду!» Пока мы друг друга успокаивали, я увидела, что во двор заехала машина, похожая на ту, на которой ездит Игорь. Ариша спросила: «Это папа?» Я ответила: «Не знаю, наверное. Сейчас выйду, посмотрю». Я так надеялась, что приехал Игорь, что он помчался мне вослед, чтобы утешить, что-то объяснить. Может, он сам не знает, зачем наговорил мне все это за ужином. Но оказалось, в незакрытые ворота случайно заехал какой-то парень. «Здесь ресторан?» – поинтересовался он. Я тихо ответила: «Конечно. У нас сегодня очень весело…»

Несколько дней я рыдала с утра до вечера, чувствуя абсолютную опустошенность, невероятную боль. Ощущение было, словно меня толкнули в пропасть.

Наверное, Игорь встретил другую женщину…

Лучшие дня


Композитор, написавший лучшие песни нашего детства
Посетило:94
Владимир Шаинский
Человек, который поджег собственную голову
Посетило:87
Уильям Боннер

Посетило:68
Софья Шуткина

— Знаете, я никогда не следила за мужем. Как, впрочем, и он за мной. Мы никогда не лезли друг к другу в мобильные телефоны, выискивая подозрительные номера и эсэмэски. Все у нас с ним всегда строилось исключительно на доверии. В наших отношениях не было места ни ревности, ни изменам.

Скажу больше: наверное, я могла бы простить Игорю даже… измену. Физическую, с моей точки зрения, можно и понять, и простить. Но в нашем случае речь идет не о физической, а о душевной измене, что для меня гораздо страшнее.

«С каждым днем он отдалялся»

Перемены в Игоре стали происходить, когда он где-то в середине нынешнего лета вдруг активно увлекся йогой. Казалось бы, что тут такого особенного, верно? В конце концов, у меня тоже было увлечение – фигурное катание, когда я в прошлом году участвовала в проекте «Ледниковый период». Так что я без опасений приняла увлечение Игоря.

А потом начались разные странности. Я увидела, что он перестал носить крестик, подаренный ему мною. Он так дорожил им! Когда я поинтересовалась, что случилось, Игорь сказал, что этот символ не имеет значения… А на мой вопрос: «Отчего ты ударился в чуждое нам религиозное направление?» – он ответил: «Хочу заняться своим здоровьем, бросить курить». Это равнодушное спокойствие в ответах стало меня пугать.

Его образ жизни изменился. Он стал аскетом, вставал каждый день в шесть-семь часов утра. То есть в то время, когда я порой только ложусь спать. Ведь учитывая мои постоянные гастроли, репетиции, выступления, которые заканчиваются в одиннадцать вечера, просто немыслимо, возвратившись домой, сразу спокойно улечься. Во мне еще долго все бурлит, я эмоциональный человек. Дома я часто анализирую свои выступления. Игорь частенько полуночничал со мной за разговорами. Покуривая кальян, мы могли засидеться до шести утра, а ведь в девять ему надо было вставать и уезжать на работу. Конечно, я за мужа тревожилась, уговаривала его ложиться спать. Но с другой стороны, мне было приятно, что ему нравится быть со мной.

А потом... Игорь стал ложиться в десять, от силы в одиннадцать вечера, и я уже не могла беспокоить его и его глубокий сон. Свой мобильный телефон он оставлял в режиме «бесшумный звонок». Раньше же, если я уезжала на гастроли, он всегда требовал, чтобы я звонила ему в любое время суток. И даже когда я оставалась в московской квартире, а он ночевал в загородном доме, Игорь просил звонить даже глубокой ночью, если мне вдруг станет тревожно. Он знал, что я очень боюсь ночевать одна.

После столь фанатичного увлечения Игоря этой йогой все в нашей жизни пошло кувырком. Вставал рано утром, делал дыхательные упражнения, затем уединялся в одной из комнат и категорически требовал его не беспокоить. По вечерам Игорь готовил для себя овощные блюда с добавлением каких-то трав по рецептам повара из того самого дома йоги. И все происходило так странно... Словно какой-то магический ритуал, оккультное действо. Муж запрещал разговаривать, включать телевизор, поскольку пища якобы могла впитать в себя отрицательную энергию.

Он замкнулся и стал разговаривать сам с собой. Перестал слушать современную музыку, увлекся этнической. Перестал смотреть телевизор, интересоваться чем бы то ни было, ибо все это, с его нынешней точки зрения, отвлекало от главного – погружения в себя.

В его присутствии стало нельзя даже рассказывать анекдоты, он тут же останавливал. У нас дома появилось множество разных книг по эзотерике, о космических силах и оккультных науках, о потусторонних и параллельных мирах… Со временем изменения в Игоре стала замечать не только я, но и близкие нашей семье люди…

С каждым днем я все сильнее ощущала свою ненужность Игорю. В тот период мы еще были вместе, жили на даче. Но спать в какой-то момент по причине возникшей между нами «часовой несовместимости» начали уже в разных комнатах. Он на втором этаже, я – в гостевой, на первом. Я подолгу не могла уснуть, мучилась, вертелась с боку на бок, чувствовала себя одинокой. Игорь же мирно спал… И я не скрою, меня очень огорчало, что из наших отношений ушла физическая близость. Игорь перестал считать это важной частью нашей жизни.

«Я по-прежнему его люблю»

Вы что-то предпринимали, чтобы изменить ситуацию?

— Я хотела разобраться и узнать, чем же в этом доме йоги занимаются, если человек в кратчайшие сроки меняется до неузнаваемости. По крайней мере они конкретно работали с Игорем. Еще бы: разве можно упустить такого клиента, ведь занятия там стоят денег и немалых. Как бы то ни было, мой Игорь слишком далеко оторвался от йоги, которую я всегда считала лишь разновидностью фитнеса или философским учением.

Я разговаривала со своим духовником, отцом Борисом, который хорошо знает нашу семью, он обручал нас с Игорем. Отец Борис говорит, что это далеко не просто временное увлечение мужа оккультизмом. Он считает даже, что его там зомбируют, и Игоря надо спасать, вытаскивать из этой психологической зависимости. Но как? Я, конечно, пыталась его образумить. И не раз. Говорила, неужели он не видит, что эта его йога разрушает нашу семью. Но все мои разговоры на эту тему Игорь тут же обрывал.

Он и меня пытался приобщить ко всей этой абракадабре. Говорил, мол, и тебе пора задуматься над своей жизнью, ибо балет, творчество, публика – все это суета. «Если бы ты изменилась, – сказал он как-то, – то все было бы у нас по-другому, хорошо». Игорь даже заявил, что жалеет, что из-за меня был вынужден стать публичным человеком, светиться на страницах газет и журналов. Нет, он не верит в так называемый сглаз, но считает, что наш союз вызывал у многих раздражение. Красивая пара, живущая в любви, в достатке, – такое, мол, нигде и никогда не прощают.

Во время бессонных ночей меня часто посещает мысль: быть может, я во всем виновата? Что Игорь просто устал от моего сумасшедшего образа жизни, связанного с моей работой? Но я не могу все бросить! Я не желаю отказываться от своего дела, которое так люблю, – у меня столько планов, новые сольные программы, открытие своей балетной школы-студии, создание своего театра... Ведь век балерины так короток! Я хочу прожить свою жизнь сейчас, а не в каком-то абстрактно-астральном, мистическом будущем, о котором теперь часто толкует Игорь.

Конечно, без поддержки Игоря мне будет сложнее. Да, Игорь принимал активное участие в моей творческой жизни. Всегда был рядом во всех переговорах, я постоянно ощущала его плечо. Когда я говорю о поддержке Игоря, речь идет не о финансах. Деньги в наших отношениях никогда не играли особой роли. Могу признаться, что, когда мы с Игорем познакомились, у него вообще был трудный период – немалые финансовые сложности, из которых мы выпутывались вместе. Мы реально помогали друг другу. Сейчас я многое буду вынуждена делать сама. Но ничего. В смысле творчества у меня были периоды и посложнее. Вспомнить хотя бы время незаконного увольнения из Большого театра, когда против меня было организована травля, судебные процессы, нападение на офис, кража машины…

У меня есть близкие друзья, которые, уверена, не оставят сейчас в беде. Скоро я открываю новый творческий центр. Ну а деньги, как говорится, дело наживное. Да я и сама не бедный человек, а при моей невероятной творческой активности и харизме – все заработки впереди. Могу сказать одно: если бы от Игоря мне нужны были деньги, поверьте, я бы сейчас закрыла глаза на все, будь он хоть трижды йогом! И не говорила бы о своей невыносимой боли. Ведь я по-прежнему его очень люблю. Знаете, когда я сейчас прихожу домой, мне очень пусто и одиноко. Я смотрю на наши с Игорем фотографии, в квартире они повсюду, на букет цветов, который муж подарил мне в день нашего обручения и который я храню и по сей день, и мне так больно...

Generic placeholder image
Серго Кухианидзе
Люблю исследовать биографии интересных людей




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Танцы с пчелами
Посетило:414
Сара Мапелли
Интерпретатор произведений Джузеппе Верди и Джакомо Пуччини
Посетило:329
Хосе Каррерас
Прима-балерина Мариинского театра
Посетило:464
Матильда Кшесинская

Добавьте свою новость

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history