Людибиографии, истории, факты, фотографии

Алексей Попогребский

   /   

Aleksey Popogrebskyi

   /
             
Фотография Алексей Попогребский (photo Aleksey Popogrebskyi)
   

Гражданство: Россия

Мы сами все усложняем

режиссер

"Он снял актуальное и точное кино", - написал о фильме 34-летнего Алексея Попогребского "Простые вещи" его соавтор по предыдущему их фильму "Коктебель" Борис Хлебников.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

07.10.2007

"Простые вещи" уже обросли призами и признанием. Картину, рассказывающую о жизни врача-анестезиолога, ждал триумф на "Кинотавре" в Сочи, несколько призов он получил на кинофестивале в Карловых Варах.

Алексей Попогребский фотография
Алексей Попогребский фотография

Будучи в Москве, я позвонил Алексею, чтобы договориться об интервью. Он назначил встречу в неведомом мне до того дня новом ресторанчике "Парижск" у метро "Парк культуры". Надо же, буквально рядом с английской школой, бывшей 23-й, где я учился, о чем я Алексею и поведал, когда мы входили в полутемный зальчик бистро. Оказалось, что и он учился в той же школе - в другие годы, понятно. И живет неподалеку, в районе Зубовской площади.

Реклама:

- Как родился этот фильм? Взяли ли вы что-то из своей жизни? Есть ли в вашей семье врачи?

- Флобер говорил: "Эмма Бовари - это я". Мои персонажи - часть либо меня, либо известных мне людей. Тут нужно уточнить, что в нашей семье вообще было много врачей.

И сегодня мой двоюродный брат, Максим Попогребский, работает в Москве травматологом. Мой дядя, врач Александр Попогребский, живет в Сочи, он на пенсии.

В общем, медицинская тема мне близка. Правда, анестезиологов в семье у нас никогда не было, поэтому специфику работы анестезиолога я узнавал во время съемок: нас консультировал заведующий отделением больницы, где мы снимали.

- А линия с картиной, приписываемой Репину? Она реальна?

- Да, абсолютно. Это полотно подарил моему отцу, кинодраматургу Петру Попогребскому, известнейший питерский коллекционер и кинорежиссер Соломон Шустер, ныне уже покойный. У него был невероятный нюх на произведения искусства. После того как Шустер снял фильм "День приема по личным вопросам" по папиному сценарию, - помните, хорошая такая производственная драма, Папанов, Басилашвили, Шарко, - он подарил папе картину со словами: "Держи, Петя, это, возможно, Репин". Картина "Старик" была без подписи. Она где-то год висела у нас на стене. Потом мама сказала: "Я не могу больше смотреть на этого смурного старика, давай его снимем". После чего картина долго пылилась у нас за шкафом. В какой-то момент в семье закончились деньги, и отец решил отнести ее в антикварный магазин - атрибутировать и оценить. Было это еще в советское время. Отец вернулся из магазина с корешком оценочной квитанции, на которой стояли цифра 100 рублей, эту сумму нам были готовы выплатить, и аббревиатура "Н/Х", неизвестный художник, на сленге - "нахал". За 100 рублей продавать подарок было некрасиво и глупо. Второй раз случилась примерно такая же история. А дальше уже в моменты острой нужды отец заглядывал за шкаф и грозил картине пальцем со словами: "Смотри, дед, понесу тебя продавать!". То есть картина стала семейным талисманом и в какой-то момент органично вплелась в канву киносюжета.

Лучшие дня


Алиса Фрейндлих: Тайна всеобщей любимицы
Посетило:93
Алиса Фрейндлих
'Вся моя жизнь - сплошная ошибка'
Посетило:80
Георгий Жженов
Один из создателей 'Doors'
Посетило:71
Джим Моррисон

- Так что - в фильме фигурирует та самая картина?

- Была сделана картина-дублер - один в один. Мы заказали копию мастеру реставрационной мастерской в Петербурге.

- Можно полюбопытствовать: удалось доказать, что это Репин?

- Два раза пытались узнать, не получилось, а потом уже стало неважно. Талисман он и есть талисман.

- Где вы нашли замечательного актера со сложной литовской фамилией Пускепалис?

- С семьей Пускепалисов меня свело кино. Глеб Пускепалис играл мальчика в фильме "Коктебель". Мы отсмотрели огромное количество школ и детских театральных студий. Наши знакомые из театра-студии Петра Фоменко сказали, что у них на примете есть интересный мальчик, он занят в нескольких спектаклях. Мы вышли на Глеба, он пришел с мамой, мы его утвердили, он замечательно работал. В какой-то момент на съемки - мы снимали под Москвой, в Абрамцеве, - заехал его отец, Сергей Пускепалис. Там я его увидел впервые, после чего мы выпивали после премьеры в Доме кино. Потом еще разок общались, без подробных бесед. Затем, когда я начал работать над сценарием "Простых вещей", я понял, что пишу главного героя под фактуру Сергея Пускепалиса. Он когда-то был театральным актером в Саратове, получил звание заслуженного, потом приехал в Москву учиться у Фоменко на режиссуру. На момент нашего знакомства являлся главным режиссером театра в Магнитогорске. Где-то через год после "Коктебеля" был готов первый вариант сценария. Я, несколько нервничая, отправил его по электронной почте в Магнитогорск, Сергею. Перед этим я ему позвонил: "Сергей, я написал для тебя сценарий". Он был поначалу озадачен. В сценарии оказались поразительные параллели с его собственной жизнью в саратовской коммуналке, где у него были соседями кавказец и старуха, как в сценарии.

- Пускепалис - литовец, да?

- Он родился в семье литовца и болгарки. Родители его всю жизнь колесили по комсомольским стройкам. Его фамилия означает по-литовски "полбуханки хлеба".

- Это его дебют в кино?

- Он мелькнул в фильме "Прогулка". Там на заднем плане есть ссора двух водителей, один из них - он. Полноценным дебютом это назвать нельзя. Там вообще снялись почти все "фоменки". Если бы Сергей отказался сниматься у меня - все, тупик! Никого другого в этой роли я не представляю.

- Он очень фактурен, верно...

- Фактурных актеров много, большинство из них работает в русле физиологической школы. Они двигают в кадре бровью и шевелят ухом. В Сергее есть глубина, правда характера и нутряная витальность. Это абсолютно состоялось в фильме. Я очень доволен его работой и вообще актерским ансамблем, который у нас сложился.

- В тандеме с дебютантом выступает прославленный Леонид Броневой, актер-легенда и уже герой фольклора. Выбор актера-мифа для фильма, где правда характеров принципиально важна, очень рискован. Ведь он легко мог перетащить одеяло на себя и устроить концерт внутри фильма. Как вы работали с ним? Трудно было? Приходилось сдерживать амбиции мэтра?

- Вся история построена на том, что есть актер Журавлев, прославившийся в прошлом, но сейчас полузабытый. Это не совсем случай Броневого, которого и сегодня горячо любят зрители. К Леониду Сергеевичу я пришел с вариантом сценария, адаптированного именно под него, под его фактуру и органику. Он давно не снимался, я его видел последний раз в "Небесах обетованных", то есть более пятнадцати лет назад, хотя в театре он играет постоянно. Броневой отнесся к предложению сначала настороженно, я был для него человеком с улицы, но я умудрился всучить ему сценарий.

- Столь же настороженно, как его Журавлев отнесся к врачу-анестезиологу? Броневой не требовал от вас документов и характеристик, как это делает Журавлев в фильме?

- Практически - требовал (смеется). Но, видимо, чем-то его сценарий заинтересовал. Мы встречались несколько раз, и он задавал мне много вопросов. Его замечания и предложения очень сильно обогатили образ. Персонаж на бумаге был немного схематичен. Но, как ни странно, сдерживать его, как-то ограничивать не было нужды. Для меня самое главное в работе с актерами - доверительные отношения, взаимопонимание. Мы договорились на старте: не должно быть зазора между актером и ролью. Леонид Сергеевич мгновенно проникся этой идеей. В интервью на площадке он говорил категорично: "Журавлев - это я". В этом утверждении есть доля лукавства, потому что в жизни он несколько другой, но он очень много своего привнес в эту роль. Он невероятно точный и тонкий актер, очень хорошо чувствующий нюансы. Тандем с Пускепалисом у него сложился сразу. Чем Броневой конкретно обогатил роль? Стихотворения Тютчева, которое он читает, в сценарии не было. В течение десяти дней, когда мы работали вместе, он мне позванивал по утрам и вечерам. Он размечал текст сценария ручкой и задавал мне вопросы. Может, мы это уберем? Может, мы это добавим? Большинство его предложений вошли в фильм. Тютчева он мне прочитал по телефону. Боже мой, сказал я, это очень длинно, это не для кино. Но решил не отказывать ему: снимем один дубль, потом выбросим при монтаже. Сейчас я понимаю - не будь этого стихотворения, образ оказался бы незавершенным и не таким проникновенным. Меня предупреждали о сложностях работы с Броневым, мол, он проблемный актер. Ничего подобного - он просто требовательно и трепетно относится к своей профессии. У нас была прекрасная группа, дружно, спокойно и слаженно работающая. И повода для разногласий не было никакого. Когда у нас была "шапка", вечеринка по случаю завершения съемок, к Леониду Сергеевичу подошел бригадир осветителей и сказал, что работал со многими народными артистами, но такого удовольствия никогда не испытывал.

- Где вы снимали?

- Практически все в Петербурге.

- Пользовались студийными павильонами?

- Нет. Я не люблю павильоны по ряду причин. Как бы ты их ни обживал, они остаются неживыми. Стены неживые, звук неживой. У нас в фильме стопроцентно чистый синхронный звук, мы не делали озвучание. Ну, доозвучали пару фраз на весь фильм. Снимали мы в реальных интерьерах в Питере, которые долго обживали, вплоть до обоев и линолеума.

- Вы москвич?

- Да, но Питер обожаю. Не знаю, смог бы я снять это кино в Москве. Съемки - это экстремальное выпадение из регулярной жизни, а когда просыпаешься в своей кровати и падаешь в нее же после съемок, это мешает. Надо снимать где-то в других местах. Мы выбрали район вокруг Мариинского театра. В нашем фильме Петербург не лезет в кадр. Это как бы типичный российский город, не Москва, не метрополия.

- Да, верно. Я в первых же кадрах узнал Петербург, а потом стал сомневаться, уж очень он какой-то безликий: нет открыточных, узнаваемых достопримечательностей.

- Обобщенно российский город, причем не Москва и не захолустье. Средний город-миллионник. Мне не хотелось выпячивать Петербург. Наш герой, врач Сергей Маслов, переселился туда из Ростова лет десять назад. Его жизнь не связана с Невским проспектом, с Дворцовой площадью. Его маршрут пролегает по скромным переулочкам. Работа - пивная - дом. Вот я живу в Москве, а на Красной площади бываю, может быть, раз в пять лет. Реальная, не фасадная жизнь.

- По первым же кадрам видишь, что тебе показывают реальность. Не подкопаешься. Этот экзамен на доверие зрителя вы сдаете быстро. Все именно так могло быть, по жизни. Дальше мы погружаемся в переживания врача Маслова. Мы застаем его в кризисный момент, когда ему нужно принимать трудные решения. Кризис среднего возраста - явление типичное. Чем вам интересен именно этот герой с его переживаниями?

- Обычно я не люблю рассказывать о своем видении. Фильм должен говорить за себя. Рассуждения режиссеров сильно расходятся с тем, что зритель видит на экране. Многие проводят параллели между моим фильмом и "Полетами во сне и наяву" и "Осенним марафоном".

- А еще вспоминается "Жил певчий дрозд"...

- Здесь дело не в стилистике, а в герое. Плохой хороший человек. Такой же, как мы, а хорошие мы или плохие, тоже непонятно. Времена меняются, а плохой хороший человек остается. Но Маслов, в отличие от Макарова в "Полетах" и Бузыкина в "Марафоне", лишен рефлексии, может быть, даже в какой-то момент сознательно отказывается от нее. Каждый день он, анестезиолог, имеет дело с жизнью и смертью. Если все это впускать в себя, никакого психического здоровья не хватит. Он выставляет для внешних обстоятельств сплошную блокаду. Маслов, действительно, ближе к персонажу "Дрозда", у которого рефлексия полностью отсутствует.

- Она, думаю, в зазоре между зрителем и героем. Еще одно наблюдение: Маслов менее интеллектуален, чем Макаров и Бузыкин. Особенно это заметно, когда он общается с подлинным интеллигентом и носителем культуры, актером Журавлевым.

- Да, мы привыкли, что врач это интеллигент. Врач-Чехов, врач-народоволец, разночинец. Но врач в высоком смысле ремесленник. Не будем ставить знак равенства между словами врач и интеллигент. Я не хочу принизить профессию врача. Но зачастую это просто очень важный и ответственный ручной труд. Сергей Маслов - характерный представитель в хорошем смысле ремесленной профессии.

- Ваш фильм отличается позитивным настроем, хотя и коррупция показана, и уродства быта, и необходимость ловчить и лгать. Скажем, такая чудовищная вещь, как взяточничество врачей, показана облегченно иронически. Постсоветская действительность дает массу оснований для драматизации, но вы темные стороны жизни не педалируете.

- Взятки в среде медиков для меня нестрашная тема. Это реальность обыденной жизни. Мой двоюродный брат работает травматологом. На ту зарплату, которую он получает, жить в Москве невозможно. Я хотел снять фильм безоценочно. С реальностью вокруг можно находиться в конфликте, можно ее принимать, а можно даже продвигать в будущее. Мне же дико интересно за ней наблюдать, находясь внутри нее. Будучи режиссером, я живу той же жизнью, что и герой, хожу по тем же улицам, езжу в метро, посещаю те же недорогие пивные. Из этого предметного мира плетется канва жизни и психологии. Мир внутри Садового кольца покрылся буржуазной патиной, но в глубинных проявлениях остался неизменным.

- Ваш финал можно считать хэппи-эндом. Правильно?

- Заметьте, это не роман воспитания. На мой взгляд, в нашем персонаже не меняется ровным счетом ничего. В какой-то момент он рассыпался на кусочки, когда попытался осознать свою жизнь. Ему это вредно - думать. Стал думать и начал лепить полную фигню. Он живет дальше. Стекло запылилось, а потом протерлось. Жизнью самой. В то, что человека меняют обстоятельства, я не очень верю. Это не хэппи-энд.

- Почему "Простые вещи"? Они же сложные...

- На этом контрапункте все построено. Есть фундаментальные вещи. Они простые. Мы живем - мы умрем. Рождается новый человек. Физика нашей жизни. А дальше мы все сами усложняем и усложняем.

- Кто для вас образец в кинорежиссуре? Кем вы восхищаетесь?

- Иоселиани и Данелия. Два человека с грузинскими фамилиями, очень разные. Обожаю их фильмы. Такеши Китано, Аки Каурисмяки. Трюффо, наверное, мой самый любимый режиссер. У него очень разные фильмы, но они выстраивают цельную картину отношений с миром. Список можно продолжать бесконечно.

- Что вам дало сотрудничество с Борисом Хлебниковым?

- Это не сотрудничество, а дружба. Борис мой лучший друг, и мы постоянно общаемся. Это для меня очень важно. Даже когда я работаю самостоятельно, наш диалог продолжается.

Generic placeholder image
Олег Сулькин
Люблю исследовать биографии интересных людей




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Что может быть прекраснее замка из песка?
Посетило:323
Эд Джарретт
Дмитрий Обретецкий
Посетило:7364
Дмитрий Обретецкий
Маркиз де Сад: Воспевая секс-свободы и насилие
Посетило:356
Маркиз Де Сад

Добавьте свою новость

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history