Людибиографии, истории, факты, фотографии

Милош Теодосич

   /   

Milos Teodosic

   /
             
Фотография Милош Теодосич (photo Milos Teodosic)
   

День рождения: 19.03.1987 года
Возраст: 31 год
Место рождения: Валево, Сербия

Гражданство: Сербия

Интервью

Сербский баскетболист.

Знаете, думаю, в ближайшие лет 30 никто не проиграет в финале Евролиги таким образом. Главная причина заключается в том, что мы сильно расслабились, когда вышли вперед, почувствовали, что дело сделано, начали праздновать раньше времени. С этим связаны ошибки, потери, неправильные решения, промахи с линии. Так вот все и получилось.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

25.10.2012

Планы

Алексей Швед уехал в НБА, Рикки Рубио блистал в прошлом году в «Миннесоте». Это как-то отразилось на ваших планах? Многие давно хотели бы видеть вас в лучшей лиге…

Реклама:

– Я, конечно, очень рад за Шведа. Мне кажется, у него есть все, чтобы заиграть там успешно. В прошлом году мы вместе отлично проводили время на площадке. Что касается лично меня, то, честно говоря, я об НБА сейчас совсем не думаю. У меня еще два года контракта с ЦСКА, и выступление в Евролиге кажется гораздо важнее, чем что-либо еще. Придет межсезонье, и будет возможность обо всем хорошенько подумать, но сейчас это лишь мешает сфокусироваться на более актуальных вещах.

Милош Теодосич фотография
Милош Теодосич фотография

То есть вы не сомневаетесь насчет НБА так, как это было прежде?

– Да я особенно никогда и не сомневался. У меня просто не было возможности туда уехать, как бы я этого ни хотел. Ситуация принципиально отличалась, и тогда все было сложнее – потому я и не уехал.

Милош Теодосич фотография
Милош Теодосич фотография

Вам не скучно играть в Европе?

– Да нет, мне наоборот очень нравится. Особенно этот год обещает стать очень интересным – новые правила, нововведения, новый состав. Я получаю удовольствие от европейского баскетбола.

Милош Теодосич фотография
Милош Теодосич фотография

Финал и критика

Можно сказать, что прошлогоднее поражение в финале научило чему-то лично вас?

– С одной стороны, это все действительно было очень неприятно. Для нас это была невероятный провал. Во второй половине финального матча мы были не похожи сами на себя. Это было очень болезненное поражение. С другой, думаю, что оно научило нас лишь одному – если мы попадем в похожую ситуацию, то сделаем все немного иначе. Надеюсь, что это опыт, который в итоге будет положительным.

Лучшие дня



Посетило:1011
Николай Альбов
Weight Watchers: Диета из пирожных и жареной курицы
Посетило:787
Эрика Ли
Классик для советских ВИА
Посетило:145
Дин Рид

Конечно, это очень больно. Каждый раз, когда вспоминаешь все это… Но при этом мы стараемся не думать и не вспоминать, что было тогда. Лишние мысли только мешают сфокусироваться. Нужно просто сделать так, чтобы такого с нами больше не происходило никогда.

Вы сами поняли для себя, что именно произошло? Это было просто стечение обстоятельств или что-то больше?

– Знаете, думаю, в ближайшие лет 30 никто не проиграет в финале Евролиги таким образом. Главная причина заключается в том, что мы сильно расслабились, когда вышли вперед, почувствовали, что дело сделано, начали праздновать раньше времени. С этим связаны ошибки, потери, неправильные решения, промахи с линии. Так вот все и получилось.

Многие обвиняют конкретно вас в этом поражении. Ваше отношение к критике?

– Да вообще-то это нормально. Вся игра команды начинается с разыгрывающего. Не могу сказать, что я провел выдающуюся игру, так что, если кому-то хочется ругать именно меня за это поражение, лично я ничего против не имею. Все по делу.

Вы бы сказали, что тренер потерял контроль над игрой?

– Не хочу об этом говорить.

Это самое болезненное поражение в вашей карьере?

– Я бы мог сравнить его с проигрышем Турции в полуфинале чемпионата мира 2010, но все же этот раз был немного более болезненным.

Предполагалось, что вы будете лидером этой команды, но затем приехал Кириленко, и все немного изменилось. Это как-то отразилось на вашей игре?

– Да не, что вы. Я был очень рад тому, что Кириленко играет за нас. У нас одна цель – победа. Естественно, все приветствовали приезд Кириленко. И я в том числе. Я пытался как можно успешнее влиться в команду и постараться сделать все, чтобы помочь команде побеждать.

Вы лучший разыгрывающий Европы?

– Да я бы не сказал.

Пять лучших игроков на вашей позиции?

– В Европе множество отличных игроков. Все зависит от того, кто больше нравится вам. Я не могу так сказать.

Против кого вам сложнее всего играть?

– Я бы назвал Диамантидиса и Спанулиса.

Вы умеете забивать сверху, но никогда не делаете этого в игре. Почему нет?

– Никогда не думал об этом. Два очка есть два очка.

Какое наиболее важное качество для разыгрывающего?

– Не думать о себе. Думать о команде и партнерах.

Самый сильный аспект вашей игры?

– Пас.

Вам самому нравится, как развивается ваша карьера?

– Пока да. Хотя, конечно, не хватает пары побед в Евролиге.

Мессина

Вы сказали Андрею Ватутину, что приехали в клуб с гораздо лучшим настроением, чем это бывает обычно. Это потому, что вы ждете победы от ЦСКА в этом году, или потому, что в сборной все плохо?

– Не, сборная – это одно, клуб – совсем другое. Понятно, что в прошлом году нас постигла неудача, мы уступили, но сейчас начинается новый сезон. Я хочу доказать, что мы способны реабилитироваться и решить поставленную задачу. Даже несмотря на потерю двух-трех важных игроков из прошлогоднего состава. У нас новая команда, отличные игроки пришли на место тех, кто был с нами в прошлом году. И я верю, что мы способны сделать то, что нам не удалось в прошлом году.

Как вам работается с Этторе Мессиной?

– Мы не так много еще работали. Но все знают, кто такой Этторе, один из лучших, если не лучший тренер в Европе за последние 20, 30, может быть, даже больше лет. Уже с самого начала он нам показал, что он относится с огромным вниманием к таким вещам, как дисциплина, защита… Это все мне очень нравится. Я очень рад, что у меня появилась возможность поработать с ним. Думаю, нас ждет успех.

Могли бы вы сравнить его с Душаном Ивковичем?

– Нет. Не хочу.

Знаете, все предвкушают ваше сотрудничество с Мессиной. Он очень требовательный тренер и хочет от разыгрывающих, чтобы те делали именно так, как он того требует. Вы все же игрок не такого плана…

– Наверное, я действительно не такой игрок, но я готов к этой роли, готов играть так, как он скажет. Как я уже сказал, мы – одна команда, у нас одна цель, и если кому-то нужно чем-то пожертвовать, что же, я буду это делать. Здесь все хотят только одного.

Сборная

Что происходит со сборной Сербии?

– Сложно сказать. Мы как-то не очень хорошо играли последние два месяца, но причину этого я вам не назову. Честно говоря, сам не очень понимаю. Возможно, мы просто были чересчур расслабленными из-за того, что сама квалификация для нас стала шоком: мы, может, и не собирались отправляться прямиком в Лондон, но играть в каком-то турнире, чтобы попасть на Евробаскет – это чересчур. Возможно, игроки подошли к этому не совсем серьезно, и все получилось именно так неудачно. Но думаю, наш класс никуда не делся, так что не стоит делать из этого трагедию.

Вы практически всю карьеру выступаете за границей, но всегда повторяете, что именно Сербия – ваша любимая команда. Здесь нет противоречия?

– Конечно, нет. У меня с Сербией очень тесная, очень глубокая связь. Это моя страна. Здесь я вырос. Здесь я живу. Здесь все мои друзья, вся моя семья. Думаю, для всех нормальных людей национальная команда – это что-то совершенно особенное, что-то очень ценное, команда, за которую вы выкладываетесь со всей душой.

За последние два месяца было очень много разговоров о «хорошем, плохом Милоше», о Милоше, который пропадает в четвертых четвертях, и так далее. Вас это раздражает?

– Честно говоря, стараюсь все это не слушать. Мне все равно. Я не буду ни с кем спорить. Это ваше мнение. У меня свое мнение. Если я вам нравлюсь, хорошо. Если нет – что я могу поделать?! Это ваши проблемы.

Вы, конечно, читали письмо Драгана Лабовича. Что вы думаете по этому поводу?

– Ничего.

Но он упоминает в нем и вас…

– Серьезно, ничего.

Тяжелый характер

Говорят, что у вас тяжелый характер…

– Ну у всех свой характер, я – не исключение. Знаю, что у меня не лучший в мире характере. Ну что ж, таков уж я. Пытаюсь измениться в некоторых аспектах. Конечно, это не так просто. Не думаю, что прям такой плохой парень. В игре я сражаюсь так часто не потому, что я кого-то не люблю или еще что – просто хочу побеждать. Знаете, есть люди со странностями, есть без странностей. Я вот такой, какой есть.

Можно сказать, что та драка в Афинах, после которой арестовали Ненада, изменила вас?

– Не, ну это не могло бы стать причиной. Я же говорю, это просто было стечение обстоятельств.

Конечно, я стал больше задумываться о том, что делаю – о том, что можно делать, что нельзя. То, что случилось в Афинах, однозначно было плохо: мы же должны подавать пример молодым ребятам во всей Европе. Но что поделаешь, иногда такие вещи случаются. Надеюсь, что в будущем у меня такого больше не будет. Это все очень неприятно.

Видео с той дракой, с тем, что произошло между вами и Ясикявичусом, и другими неприглядными эпизодами гораздо более популярны на Youtube, чем баскетбольные моменты с вашим участием. Вас это напрягает?

– Да нет, ну вы что. Я же сам их не пересматриваю.

Греческие и сербские болельщики известны своей эмоциональностью. Вам комфортно играть перед полупустыми трибунами в России?

– Нет. Первые месяцы, конечно, было немного непривычно, но потом мы привыкли. Конечно, здесь баскетбол собирает не столько народа, как в Греции, но мне по-настоящему нравится здесь – у нас отличная команда, и люди, которые приходят нас поддержать, делают это искренне и преданно. Я очень это ценю, это все равно важная поддержка. Само собой она отличается от Греции, но это не так важно, как то, что они болеют всем сердцем.

Но вот смотрите, ваша игра же стала более академичной в Москве. Это связано с влиянием трибун?

– Скорее нет. Я бы связал это с тем, что я стал взрослее, мудрее, и потому изменилась и моя игра. Сейчас я больше думаю о том, что сделать в следующий момент, как отреагировать на ту или иную ситуацию. Это больше связано с возрастом.

Многие говорят, что те эмоции, которые бурлят на греческих стадионах, идут во вред самой игре. Что скажете вы?

– Это точно. Иногда ты делаешь такие вещи, что потом сам себе удивляешься. Никогда бы не думал, что способен на такое. И, конечно, это влияние трибун, орущих болельщиков, особенной атмосферы. Иногда это идет на пользу, придает сил, дает позитивный эффект. Иногда – от этого одни проблемы, и ты потом думаешь: «Как ты мог вообще такое натворить?!».

Вечеринки

Когда вы приехали сюда, все твердили, что вы любите вечеринки и веселое времяпрепровождение. Но вот Андрей Ватутин говорит, что у него не было с вами никаких проблем. Московские ночные клубы настолько плохи?

– Я вот не знаю, почему все так обо мне думают. Я не так уж часто и хожу по ночным клубам, а когда хожу, со мной мои одноклубники. Это просто так работает: если кто-то начнет говорить, что ты постоянно гуляешь, то это будет тебя преследовать на протяжении всей карьеры, даже если ты все время сидишь дома. Вот и все. Проблема, скорее, надуманна. Ну а клубы в Москве… клубы в порядке, очень приятные.

Маленький Милош смотрел мультфильмы про ковбоев и индейцев. А сейчас как вообще проводите свободное время?

– Да большую часть с Крстичем, вот сейчас еще Мицов приехал. Мы почти всегда вместе. Едим у него дома – его жена готовит. Потом у меня еще есть три приятеля, футболисты. Вот и все. Какого-то хобби у меня нет: я всего себя посвящаю баскетболу.

Жизнь в России похожа на жизнь в Сербии?

– Немного отличается все же. Главным образом, из-за погоды. Требуется время, чтобы привыкнуть к холоду. Это, наверное, принципиальное отличие. Ну да, в Сербии бывает холодно, но не так. Светская жизнь в России гораздо лучше, конечно.

Мне было тяжеловато приспособиться в жизни здесь главным образом потому, что я четыре года жил в Афинах. Вот там очень много отличий – и погода, и вообще. Когда приезжаешь сюда, а тут постоянно дождь, нет солнца, это тяжеловато. Первые месяцы не очень себя чувствовал. Но после я как-то привык ко всему, даже ко снегу, и больше никаких проблем не было.

Родина

Известно, что вы очень гордитесь своим родным городом Валево. Вы там легенда?

– Да не, оттуда родом множество знаменитостей – писатели, певцы. Да и вообще – какая я легенда?! Все эти люди знали меня еще тогда, когда я был ребенком, играл в баскетбол. С тех пор, в общем-то, ничего не изменилось. Я не изменился. Они не изменились.

Просто я считаю, что любой человек должен гордиться своим родным местом, не важно, живут там 1000 человек или миллион. Я там вырос, в окружении прекрасных людей. Потом переехал в Белград, где у меня тоже много друзей. У меня столько причин любить свою страну и свой родной город.

Как вы вообще начали играть в баскетбол?

– В Сербии это весьма логичный выбор. Еще в юности я был очарован игрой Предрага Даниловича: именно благодаря нему я и всерьез занялся баскетболом, в особенности, после того, как он сказал, что победа добывается волей и желанием, а не техникой.

Поколение нынешних российских игроков некоторые называют инвалидами. В Сербии одни из лучших баскетбольных школ. Вы знаете, в чем принципиальная разница?

– Мне кажется, в Сербии дело как раз в школе – мы больше работаем над техникой, над другими аспектами игры. Россияне же, наверное, более атлетичны, лучше прыгают, быстрее. Но техника оказывается сильнее.

Какой совет вы бы дали молодым игрокам?

– Прежде всего, необходимо понимать, что все это – жертва. Дело тут не в том, что нужно много работать и тренироваться. Нужно очень, очень, очень много тренироваться. Тут вопрос любви к баскетболу в чистом виде. Если уже с детства кто-то начинает думать, что с помощью баскетбола сможет разбогатеть и прославиться, из этого ничего путного не получится. Это все мысли, которые отвлекают от главного – баскетбола.

Знаете, в России югославы известны главным образом флоппингом и грязными приемами…

– Грязными? Не знаю такого. Ну бывает иногда, что игроки используют какие-то такие штуки, как удары локтем, чтобы побеждать. Но зачем обобщать? Можно найти и российских игроков, которые играют грязновато. Есть такие и среди сербов. Это все же зависит от индивидуального игрока. Нельзя так стереотипно мыслить.

Пять лучших югославских игроков?

– Очень тяжело так сказать. У нас их слишком много. Ну если только за последние 20 лет: Дражен Петрович, Александр Джорджевич, Предраг Данилович, Деян Бодирога, Владе Дивац.

Сумма контракта с ЦСКА – для вас это просто цифра или символ того, что вы сделали шаг вперед в своей карьере?

– На самом деле, это очень много для меня значит. Важно, что кто-то ценит вас, то, как вы играете. И я очень ценю, что ЦСКА из всех отличных игроков, которые выступают в Европе, остановил выбор именно на мне. В меня поверили, мне предоставили возможность вести за собой такую великую команду, мне дали все, что мне нужно. И я по-прежнему пытаюсь показать, что очень ценю это и сделаю все, чтобы не подвести никого.




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Синдром Бадда-Киари: Как будто беременный
Посетило:1663
Дэнни Миллуорд
Пузырный занос вместо здоровой беременности
Посетило:2249
Грейс Бейкер-Падден
Курт Волкер
Посетило:6239
Курт Волкер

Добавьте свою новость

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history