Skip to main content

Моя душа

Моя душа, как ястреб дикий,
Стремится в небо на простор,
Подстерегает птичьи крики,
Моя душа, как ястреб дикий.

Учуяв их, стряхнет безликий
Свой сон, рванет повыше гор, –
Моя душа, как ястреб дикий,
Стремится в небо на простор!

В жизни нашей немало дорог,
Но ведут они все нас к могиле.
И без ясных надежд, без тревог,
Потеряв окончательно силы,
Мы сойдемся и встретимся там,
Чтоб спросить у себя: для чего мы
По далеким и разным путям
Шли куда-то, вслепую ведомы,
И зачем торопились мы так,
Напрягая настойчиво силы,
Если тихо ползущий червяк
Все ж догнал нас у самой могилы?

Над могилой

У дороги в желтом поле
Могила стоит;
Кругом злобно воет вьюга,
Бушует, шумит.

На могиле одиноко
Калина растет;
Ей ветер ветки ломает,
К земле ее гнет.

А пурга вокруг могилы
Стонет и гудит
О том, кто в чистом поле
Погребенным спит.

Вечер

На небе месяц встал зеленый
И вскоре станет снеговым,
Над лесом, где вздыхают клены,
На небе месяц встал зеленый…

Не видит мир усталый, сонный,
Как сквозь тумана серый дым,
На небе месяц встал зеленый
И вскоре станет снеговым.

Озеро

В чарке темной и глубокой
Плещет, пенится вино;
Хмелем светлым и холодным.
Извивается оно.

И качается осока,
И шумит весенний бор,
А в душе не умолкает
Струн веселых перебор

Над озером

Тихо солнце скатилось за горку.
Месяц белый загадочно светит,
Раздвигая небесные створки,
Тянет из озера звонкие сети.

В них русалок запутались косы,
Разорвав серебристые нити;
Ночь плывет над землею, сеет росы,
Тихо шепчет русалкам: «Усните».

На чужбине

Вокруг меня море цветов полыхает.
Среди них печально брожу одинок,
Но вижу – мне синей головкой кивает
Родной нам, забытый в тени василек.

«Держись же земляк! Иммигранты мы ныне, –
Уныло, невесело шепчет он мне. –
Вспомянем, мой друг, на богатой чужбине
О бедной, далекой своей стороне».

Бледный, слабый, всё ж люблю я
Твой и мудрый, и могучий стих, Анакреон!
Бодро в венах кровь волнуя,
Плещется в нем жизнь струею, веет хмелем он.

Стих такой – как дар природы,
Виноградное, густое, темное вино:
Дни идут, проходят годы, –
Всё же крепче и хмельней становится оно

Критику

Напрасно ловите сочком вы мотылька,
Чтоб лучше крыльца разглядеть:
Сотрет пригожую их сеть
И яркую пыльцу неловкая рука.

Из песен белорусского мужика

Я хлеб у богатых просил и молил, –
Со злобой мне камни бросали;
Те камни презренья меж ними и мной
Стеною громадною встали.

Она же все выше и выше растет
И скорбью народною стонет.
Что ж будет, как дрогнет, как рухнет она?
Кого под собой похоронит?

Народ, Белорусский Народ!

Ты – темный, слепой, словно крот.
Надменно тобой попирали,
Тебя заковали в ярмо
И душу твою обокрали, –
И речи лишили ее.
Проснувшись от грозной беды,
Очнувшись от горькой нужды,
Ты крикнуть не в праве «Спасите!»,
И должен «Спасибо» кричать.
Поймите же это, поймите,
Чье сердце нас в силах понять!

Я мечтал повстречаться с Вами на улице
В тихую лунную ночь
И спросить:
«Видите эти крупные звезды,
Ясные звезды Геркулеса?
К ним летит наше солнце,
И несется за солнцем земля.
Кто ж мы такие?
Только пилигримы и попутчики среди небес.
К чему же на земле
Распри и склоки, боль и горечь,
Если все мы вместе летим
К звездам?»

Двинемся, братья, скорей
В бой со злом, поборов боль и страх, –
Крикам пугливых людей
Не сдержать дерзкой битвы размах.

Против теченья воды
Может только живое поплыть,
А по теченью воды
Только то, что окончило жить.

Триолет

Красавец юный, Триолет.
К.Фофанов
Как птица в гибких тростниках,
Стрелой мгновенно мысль мелькнула
И вмиг исчезла, потонула,
Как птица в гибких тростниках.
И все ж в душе она мелькнула,
Что вторит ей в таких словах:
«Как птица в гибких тростниках,
Стрелой мгновенно мысль мелькнула».

Мне настала пора собираться:
Спешит вечер часы торопить.
Ах, когда б ты могла догадаться,
Как не хочется мне уходить.

На дворе – там ни ветер, ни буря,
Только мрачная темень стеной –
Как же будет тоскливо и хмуро
В одиночку брести мне домой.

Мысли грустные вновь закружатся,
Сердцу чуткому жалостно ныть...
Ах, когда б ты могла догадаться,
Как не хочется мне уходить!.

Набегает оно,
Вечерами, ночами,
Открывает окно
И шумит меж кустами.

И лепечет одну
Стародавнюю сказку –
Про любовь и весну
И про женскую ласку.

Сердцу снится краса
И девичий следочек,
Золотая коса,
Нежный голос-звоночек.

Как забудусь я сном
В синеватые ночи,
Прилетаешь ты в дом
И чаруешь мне очи.

Все проходит – и радость, и муки.
Только будешь мне помниться ты, -
Брови темные, белые руки
И лицо неземной красоты.

История в фотографиях (24)

27

В подборке мы увидим единственную фотографию участника Бородинского сражения в возрасте 117 лет, мы вам покажем мператрицу Японии с подружками в детском саду. Трон Ивана Грозного и пороховой будильник...

История в фотографиях (22)

244

Сегодня мы Вам покажем шины с подсветкой, разработанные Goodyear в 1961 году. Очередь из 30.000 человек в первый российский Макдональдс. Особняк в Амитивилле в котором живет приведение....