«Я не могу заниматься музыкой, когда счастлива. Если моя жизнь станет такой безоблачной, что не смогу писать, я сама всё испорчу — лишь бы вернуть вдохновение», — рассказывала Адель журналистам.