Бертон рос, как сказали бы сейчас, особенным ребенком – мальчик жил в комнате, окна которой – по странному решению его родителей – почти доверху были заложены кирпичами, и до двадцати лет ни с кем не разговаривал.