В шахматах были политические противники, были принципиальные противники, но в высшем смысле у меня есть какой-то особый респект по отношению к Каспарову.