Людибиографии, истории, факты, фотографии

Ольга Белан

   /   

Olga Belan

   /
             
Фотография Ольга Белан (photo Olga Belan)
   

Место рождения: Свердловск, Россия
Гражданство: Россия

Биография

Журналистка

Вообще годы работы в «МК» - самые счастливые. Ну, молодость, потому что, кураж был какой-то сумасшедший. Куда меня только не звали работать – и в «Комсомолку» много раз, и даже на телевидение – я и помыслить не могла уйти из «Комсомольца».

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

25.08.2010

Времена не выбирают: в них живут и умирают

Ольга Белан фотография
Ольга Белан фотография

Я завидую людям, которые хорошо помнят свое раннее детство. Я вот не помню практически ничего, а потому всякий раз пристаю к маме, чтобы она рассказала хоть какие-то детали из моего босоного дошкольного возраста. Мама рассказывает мало – да и то правда, она много работала, водила меня в садик, а до этого носила в ясли (с двух месяцев!). Мама - Белан Мария Алексеевна, сколько я ее помню в детстве, – всегда на работе, она врач, она хирург. Ее могут вызвать в любой момент в больницу, и ее очень часто вызывали: работали у нее в хирургическом отделении какие-то нерешительные врачи – чуть какой вопрос – сразу звонят маме. А папа злился, что маму отвлекают от семьи, от меня, единственного ребенка, и ругал ее, потому что «не дают даже поесть спокойно».

Реклама:

Папа – вот был солнечный домашний человек. Хоть и военный. Но специальность у него мирная – санитарный врач, поэтому он работал по часам от звонка до звонка и дома бывал чаще мамы. А потому я помню все его кулинарные изыски, он готовил мне ужин, он читал мне книжки (сказки братьев Гримм, особенно любимую мною про Храброго Портняшку). Я родилась, когда папе было уже 37, он любил меня безумно и все, абсолютно все позволял.

Мой папа Белан Константин Ефимович, родился в Кургане, в очень большой и многодетной семье. Из дома ушел рано – в 15 лет, уехал в Москву работать на Метрострое. Но в медицинский институт поступил почему-то в Перми (тогда город Молотов). Потом началась война, его отправили на Дальний Восток. Как-то он умудрился жениться и даже родить сына Бориса, но его жена умерла от туберкулеза в 1944. После войны он забрал Борю из интерната и уехал с ним служить в Корею.

Историю знакомства моих родителей я знаю от доброй знакомой нашей семьи тети Юли. Собственно, она их и познакомила. Случилось это в городе Свердловске (теперь Екатеринбург). Она была подруга папиной сестры, и однажды в поезде познакомилась с мамой. А папа как раз с сестрой пришел встречать тетю Юлю – ну и завертелось у них. В маминой версии ее замужество выглядит как побег из зоны – ее после мединститута распределили работать в исправительную колонию в Дегтярск. Единственной возможностью сбежать оттуда было замужество. Вот тут папенька и подвернулся.

Он, между прочим, тогда уже майор, жил с сыном в 13-метровой комнате в двухкомнатной квартире. Туда же привел молодую жену (мама моложе отца на 10 лет), там и я родилась. А в другой комнате ( 20 метров) жил полковник Бурганский с семьей – женой и двумя дочерьми. Потом Бурганских поселили в отдельной квартире в нашем же доме, мы переехали в большую комнату, а в маленькую подселили семью еще одного майора по фамилии Бесков – с женой и сыном.

У Бесковых был телевизор – тот самый, из «Пяти вечеров» - с большой линзой. Соседи приходили его посмотреть – я хорошо помню, как меня усаживали на высокую кровать, а взрослые рядком ставили стулья. Вскоре Бесковых перевели служить в Минск, а нам, наконец, дали всю квартиру. К этому времени брат Боря уже вырос и уехал учиться в Ленинград. А у меня появилась собственная комната, с большим сундуком, где хранились мои куклы.

В игрушки я мало играла, но кукол всегда любила – и люблю до сих пор. Папа купил мне немецкую куклу с закрывающимися глазами, это была моя любимица. Недавно я привезла из Германии что-то подобное – увидела в магазине, и такой она мне показалась знакомой…

Лучшие дня


Работа на камеру – это удовольствие
Посетило:233
Анна Большова
Инга Лепс
Посетило:222
Инга Лепс
Самый большой обжора в истории
Посетило:212
 Таррар

С братом у нас была слишком большая разница в возрасте (14 лет), и я не помню совместно прожитых лет. Но взрослыми мы очень дружили, общались, брат даже приезжал выписывать меня из роддома, я люблю его детей, своих племянников, они мне очень близкие и дорогие люди – Денис и Наташа Белан, живущие в Питере. А брат Боря умер от неумеренного потребления алкоголя десять лет назад. Добрее его я в жизни человека не встречала…

На лето меня отправляли к бабушке – как и всех детей. Но в отличие от всех моя бабушка жила в городе Сочи, тогда обычном, достаточно провинциальном городе, радость которого состояла лишь в близком присутствии моря.

Там и проводила я с подружками все дни напролет

Бабушка моя, мамина мама, Пелагея Федоровна Поводырева, была строгой и мудрой. Она считала, что внешне я похожа на нее, поэтому выделяла меня из всех своих внуков. Я к ней приставала, разглядывая ее морщинистое, как печеное яблоко, лицо: «Бабушка, ты была красивая?» Бабушка вздыхала: «Да нет, вот такая, как ты». Двоюродный брат Вова, присутствующий при разговоре, говорил: «Значит, красивая…»

Вообще меня очень волновал вопрос внешности. Я подолгу смотрела на себя в зеркало и понимала, что до киношных красоток сильно не дотягиваю. Брат Вовка говорил, что у меня коровьи глаза. Мама, с сожалением глядя на меня, убеждала, что в артистки мне лучше не соваться – внешность не подходящая... С детства у меня сложился стойкий комплекс неполноценности: я понимала, что с моей внешностью мне надо много учиться и оттачивать чувство юмора, потому что ничем другим мужской пол заинтересовать, видимо, не удастся…

Я любила сочинские вечера. Мама и тетя Тоня – старшая сестра мамы – красиво наряжались, крутились перед зеркалом и уходили в летний кинотеатр соседнего санатория «Металлург» смотреть кино. Вовка играл в футбол во дворе, а мы оставались с бабушкой. Какие это были сладкие (мы пили чай с пирогами!), интересные (бабушкины рассказы про молодость – это что-то) вечера!

Школу помню хорошо. Мама меня наставляла задолго до учебы, чтобы я старалась, училась хорошо и вообще была умницей-разумницей. Мою первую учительницу звали Таисия Алексеевна. Ей было лет сорок пять, она казалась нам старенькой. У меня сразу же появился круг друзей, который остался рядом со мной на долгие годы: Таня Мишарина, с которой мы жили в одном доме и у которой я списывала математику, Таня Шубина – дочка директора школы, но не зазнайка, а нормальная такая толстая девочка. Сашка Кнеллер, мой вечный рыцарь – он им остался до десятого класса, Саша Давыдов – красавец и отличник, сочетание крайне редко встречающееся. А в третьем классе к нам пришла новенькая – Света Гудкина, дочка администратора театра музыкальной комедии. Жози стала моей лучшей подругой на все времена, и до сих пор мы с ней неразлучны.

Училась я хорошо. Без троек. Была очень активная, поэтому и в пионерах, и в комсомоле командовала – сначала пионерской дружиной, а потом комитетом комсомола. Но истиной моей страстью был театр, тайно я мечтала об актерстве, даже некоторое время посещала театральную студию Дворца пионеров. Но папа, однажды посмотрев наш самодеятельный спектакль, тяжело вздохнул: «Доча, лучше быть посредственным инженером, чем посредственной актрисой».

Почему-то это мне запомнилось, мечту о театральном я оставила, но с тех пор и на всю жизнь полюбила актеров и трепетно отношусь к этой профессии.

В инженеры я не пошла, конечно, но к 10 классу выяснилось, что я неплохо пишу, некоторые мои публикации стали появляться в газетах, а одна – даже в «Комсомольской правде». Причем я просто почтой отправила туда письмо, его напечатали, я получила тысячи писем и тридцать рублей гонорара – огромные деньги по тем временам. Так определился курс на факультет журналистики. Я, конечно, мечтала об МГУ, тем более после прохождения конкурса, который журфаки трех главных университетов проводили весной (УрГУ, МГУ и ЛГУ), я имела право поступать в любой с одним экзаменом. И я засобиралась в Москву. Но тут выступила мама. Она сказала: «Если я лягу у входной двери, ты через меня переступишь и уедешь?» Переступить через мамино тело я, конечно, не могла, и с огромным сожалением отдала документы в Ургу. Сколько раз я потом жалела, что не поехала учиться в Москву! Все равно судьба меня туда привела, но только я все время опаздывала на те пять лет, что училась в Свердловске.

Студенческие годы прошли в угаре, потому что я все время была влюблена и ни о чем другом думать не могла. Учиться было легко, учеба была как бы фоном моей очень эмоциональной и занятой жизни. На первом курсе я встретила мальчика – худого и голубоглазого, влюбилась к ужасу моего рыцаря Саши Кнеллера, который имел на меня серьезные виды. Но не суждено…

Любовь закончилась браком на четвертом курсе, когда мой юный муж уже вовсю проходил практику в газете «Комсомольская правда» и мечтал поехать собкором за границу: трезвый и правильный был человек.

Я же мечтала только об одном: научиться писать так, как Валерий Аграновский, в то время самый популярный публицист «Комсомолки», статьями которого зачитывалась не только я – вся страна тогда. Через много лет судьба свела с этим замечательным человеком, уже тяжело больным, и я написала про него, про его жизнь довольно скандальную статью. Принесла на его суд. Он прочитал внимательно и сказал: «Вы написали лучше, чем мог бы это сделать я…» Вот это было счастье!

Однажды я летела на самолете в Москву. Внезапно на город Свердловск налетел совершенно непробивемый туман – пассажиров высадили прямо из самолета. Мою большую сумку помог мне донести один симпатичный московский командировочный – я заметила, что он еще в самолете меня внимательно разглядывал. Так мы познакомились с Павликом – Павлом Николаевичем Абакумовым. Всю ночь мы просидели в аэропорту, о себе я рассказала лишь то, что учусь в университете на журфаке. Ни телефон, ни адрес я ему не дала, скромная была очень, целомудренная. Но через три месяца, когда я уже проходила практику в газете «Московский комсомолец», он меня нашел: я вышла из подъезда редакции, а там стоит такой обалденно красивый мужчина…

Я вышла за него замуж и родила сына Ваню – мое солнышко, мою радость, единственное оправдание моей жизни. Павлик, наконец, объяснил мне, какая я красивая, и что именно меня искал он много лет и потому до 32 лет не женился.

Мы прожили с ним счастливые десять лет. Но потом что-то разладилось, расшаталось, я выросла, я стала много писать и была чрезвычайно востребована, а ему это не нравилось, он хотел, чтобы я оставалась неразумной провинциальной девочкой. В общем, банальная история…

Павел умер десять лет назад. Он долго болел, и, несмотря на то, что мы уже давно не жили вместе, я и сын были единственными его помощниками. Общий ребенок сделал нас близкими родственниками, я эту сильную связь с ним чувствую до сих пор…

Меня взяли на работу в «Московский комсомолец» сразу же после первой практики. Как-то у меня там легко и просто все складывалось, меня в редакции полюбили, а когда меня любят – я горы могу свернуть. Редактором тогда был Евгений Сергеевич Аверин – исключительных профессиональных и человеческих качеств журналист. Потом он ушел на работу в горком партии – но всегда помогал «МК», помогал журналистам. Его все любили – вот что удивительно, разномастный коллектив честолюбивых молодых журналистов тут был на удивление единодушен.

Вообще годы работы в «МК» - самые счастливые. Ну, молодость, потому что, кураж был какой-то сумасшедший. Куда меня только не звали работать – и в «Комсомолку» много раз, и даже на телевидение – я и помыслить не могла уйти из «Комсомольца».

Потом, когда редактором стал Павел Гусев, жизнь закрутилась еще быстрее и веселее. Он тогда был азартным, ничего не боялся, статьями МК зачитывалась вся Москва. Как потом из милого симпатичного талантливого парня вырос грузный, жадный, пафосный медиамагнат – ума не приложу. Ну, никаких предпосылок к этому не было.

Несколько лет поработала в «Собеседнике». Мне еще довелось застать славные годы этого издания, когда там трудились Дима Быков и Андрей Максимов, и если бы газете немного повезло с редактором – быть ей в топах перестроечной прессы. Но в этом смысле «Собеседнику» не повезло…

Как я попала в желтую прессу – я много раз и подробно рассказывала, в том числе в моей книге «Моя бульварная жизнь». Кому интересно – можно там почитать. Привел меня в бульварную прессу любимый мой Стас Садальский.

Я всегда писала про актеров – в каком бы издании и в каком бы отделе ни работала. Я всегда любила и люблю актеров и всегда писала о них – для души.

«Экспресс газета» - это два веселых и бесшабашных года моей жизни. Всем, кому повезло работать с Александром Ивановичем Куприяновым, знают, в какие праздники умеет этот человек превращать серые газетные будни. Ну, а потом меня позвали в издательский дом «Спид-инфо». С этого момента и начинается повествование книги – поэтому опущу подробности.

Мой сын Иван Абакумов закончил факультет журналистики МГУ, сейчас работает на радио «КП». Главным редактором там – Александр Иванович Куприянов. Ваня сам ему позвонил, потом отправил резюме, и когда уже начал работать, признался Куперу, что его мать – давняя знакомая редактора. Александр Иванович рассказывал мне об этом с гордостью – мне было приятно…

Считаю, что мне в жизни очень повезло. Я выбрала профессию, которая всегда меня не только кормила – утешала, выручала, вытягивала из депрессий, спасала от бурь и бед. Я каждый день шла на работу, подпрыгивая, и никогда не любила выходные.

К сожалению, журналистика как профессия умерла. Как так случилось, что все без исключения издания отвечают на один вопрос: «Чего изволите?» Поэтому сейчас в поиске, на перепутье. Тоже, скажу вам честно, интересное состояние…

Ольга Белан Биография
Елена 25.03.2017 08:11:50
Ольга, как с вами связаться?
Хочу переслать Вам статью, которая наверняка Вас заинтересует. И еще масса вопросов и восхищений.




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Любимец женской аудитории
Посетило:424
Дмитрий Харатьян
Самая удачливая неудачница в истории
Посетило:444
Вайолет Джессоп
Евгений Зиничев
Посетило:373
Евгений Зиничев

Добавьте свою новость

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history