Людибиографии, истории, факты, фотографии

Константин Арсеньев

   /   

Konstantin Arseniev

   /
             
Фотография Константин Арсеньев (photo Konstantin Arseniev)
   

День рождения: 12.10.1789 года
Возраст: 76 лет
Место рождения: с. Мироханово, Костромская губерния, Россия
Дата смерти: 11.12.1865 года
Место смерти: Петрозаводск, Россия

Гражданство: Россия

Биография

Один из первых работников в области русской экономической географии

Один из первых работников в области русской экономической географии, очень много сделавший для развития районного направления в экономической географии.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

03.05.2009

Арсеньев Константин Иванович один из первых работников в области русской экономической географии, очень много сделавший для развития районного направления в экономической географии. В своем «Начертании статистики Российского государства» Арсеньев дал одно из первых районирований России по совокупности природных и хозяйственных признаков; выделенным в этом своем труде десяти «пространствам» он дал обстоятельные характеристики с учетом особенностей их положения, с хозяйственной оценкой природных условий, с учетом динамики их прошлого развития и с некоторыми наметками их возможного будущего развития.

Константин Арсеньев фотография
Константин Арсеньев фотография

В своих многочисленных работах он с передовыми научными взглядами сочетал и прогрессивные для своего времени общественные воззрения, многократно высказываясь против крепостничества. Кроме районной экономической географии, Арсеньев много занимался также статистикой и организацией статистики и написал ряд исторических трудов. Он считал, что статистика не только должна излагать фактический материал, но и быть, как тогда говорили, разумной обдуманной статистикой — statistique raisonnee, давать политическую и экономическую оценку фактов. В этой связи Арсеньев считал статистику политической наукой. К. И. Арсеньев родился 12 октября 1789 г. в селе Мираханове (бывш. Костромской губ.) в семье сельского священника. Недворянское происхождение доставляло ему в жизни немало огорчений.

Реклама:

В письме из Петербурга к родителям, советуя им не приезжать к нему, он писал: «Вы знаете наших дворян, знаете их гордость и высокомерие, знаете злобу их ко всем тем, которые трудятся и службой поставили себя на одинаковую с ними ступень. Дворяне наши думают, что им одним должны принадлежать и почести и награды». По окончании в 1806 г. костромской семинарии он был направлен в числе лучших учеников в С.-Петербургский педагогический институт. По окончании этого института в 1811 г. Арсеньев был назначен преподавателем географии и статистики в помощь Е. Зябловскому. Вскоре отношения между ними на почве разногласий, и научных и политических, сильно испортились. Зябловский, как пишет об этом Пекарский, помешал Арсеньеву своевременно получить звание адъюнкта, а затем стал и вообще его политическим противником. Звание адъюнкт-профессора Арсеньев получил только в 1817 г. В следующем году он опубликовал «Краткую всеобщую географию», выдержавшую 20 изданий и служившую учебником в течение 30 лет, вплоть до 1849 г., когда его сменил учебник А. Ободовского.

В 1818—1819 гг. Арсеньев издал две части своей основной работы «Начертание статистики Российского государства». В этих книгах он в ряде мест высказывался в духе буржуазно-либеральных идей того времени против крепостного права, за экономическую и гражданскую свободу: «Крепостность земледельцев есть также великая преграда для улучшения состояния земледелия» (стр. 106); «Свобода промышленника и промыслов есть самое верное ручательство в приумножении богатства частного и общественного» (стр. 64); «Гражданская личная свобода — источник величия и совершенства всех родов промышленности» (стр.93). И в учебнике и в «Начертании статистики...» Арсеньев очень большое внимание уделил районированию России, выделив следующие 10 пространств: Северное, Алаунское (губернии: Петербургская, Новгородская, Псковская, Тверская и Смоленская), Балтийское, Низменное, Карпатское, Степное, Центральное, Уральское, Кавказское и Сибирское. Опыт районирования России, произведенный Арсеньевым, был, вообще говоря, уже не первым, но его опыт превосходил предыдущие опыты и широтой и обоснованностью; он охватывал не только природу, но также и население и хозяйство. Положив эту сетку районов в основу описания России, Арсеньев тем самым переводил это описание с позиций отраслево-статиетических на позиции районно-географические и много сделал для выделения экономической географии из русла статистики в качестве географической дисциплины.

Реакционер Зябловский, представитель камеральной статистики, не замедлил написать в реакционном издании «Дух журналов» ряд рецензий на книги Арсеньева в стиле политического доноса; на эти рецензии Арсеньев отвечал в «Сыне отечества».

В полемике, возникшей в 1818—1819 гг. у него с Зябловским, Арсеньев уточняет особенности своих исследований. В противоположность Зябловскому, который считал, что выделение в стране районов в порядке научного исследования может повести к «хаосу» и предлагал придерживаться того, что установлено «от правительства», Арсеньев считал, что районирование страны дает возможность установить «физиогномию» отдельных частей страны «немногими», но прекрасными характерными чертами и тем облегчить обозрение «многоразличных произведений Российского государства». Основанием для разделения страны на районы, как писал Арсеньев, для него являлось сходство некоторых губерний между собою по климату, качеству земли, произведениям природы и по промышленности жителей.

В 1821 г., в связи с усилением общей политической реакции, Арсеньев вместе с другими прогрессивными профессорами — Германом, Раупахом и Галичем — был обвинен реакционером Руничем в пропаганде среди студентов «идей, разрушительных для общественного порядка и благосостояния». Арсеньеву были поставлены в вину его утверждения, почерпнутые доносчиками из студенческих записей лекций, о том, что «свободный труд производительнее крепостного и что лучшее поощрение промышленности заключается в гражданской свободе», а также о том, что «народ был прежде правительства, следовательно, народ важнее правительства, и мы должны говорить о народе так, как о важнейшем предмете». Учебное ведомство решило предать профессоров уголовному суду, но под давлением общественного мнения это постановление в высших инстанциях не было утверждено, и в 1827 г. дело было прекращено.

После этого Арсеньеву пришлось быть более осторожным в своих высказываниях по вопросам крепостного права, а в некоторых случаях и делать заявления о своих «верноподданнических» чувствах. После увольнения из университета он преподавал историю, географию и статистику в военных учебных заведениях и составил учебник по истории древней Греции.

Лучшие дня


Работа на камеру – это удовольствие
Посетило:92
Анна Большова
Инга Лепс
Посетило:85
Инга Лепс
Самый большой обжора в истории
Посетило:80
 Таррар

В 1826 г. Арсеньев был избран членом-корреспондентом, а в 1836 г. — действительным членом Российской Академии наук. В 1828 г. Арсеньев был назначен преподавателем истории и статистики к наследнику престола — Александру II, причем ему было предоставлено право требовать из различных ведомств необходимые сведения по статистике и пользоваться государственными архивами. Это сильно облегчило его научную деятельность в области географии и истории. В своем вышедшем в 1832 г. «Гидрографическо-статистическом описании городов Российской империи...» Арсеньев выступил одним из зачинателей географии городов, как особого вида географических описаний; характеристики городов он дает с учетом их географического положения на водных путях сообщения и в динамическом разрезе. Написанная под его руководством работа «Статистические сведения о Санкт-Петербурге», изданная в 1836 г., интересна как один из первых опытов микрогеографического описания города. Важный период жизни Арсеньева, еще мало изученный, связан с его работой в статистическом отделении министерства внутренних дел с 1835 по 1853 г. Целью этого отделения было составление подробных и точных описаний всех частей государства. Но эта работа срывалась из-за неработоспособности и бездействия губернских статистических комитетов. Арсеньев так писал об этом министру Перовскому: «Доставляемые сведения не точны и не достоверны. Сведения собирают чиновники земской и городской полиции, большей частью они пишут наобум, выставляют числа без всяких соображений».

Арсеньев предложил широкий план преобразования статистики и настаивал на составлении образцовых выборочных описаний, указывая, что «две или три губернии — одна земледельческая, например Пензенская, одна мануфактурная, например Владимирская, и одна промышленная, например Ярославская,— должны быть осмотрены, исследованы, определены и описаны во всех отношениях и со всевозможной точностью в образец и наставление прочим губерниям». Проект принят не был, но он послужил толчком к созданию при министерстве внутренних дел Временного статистического комитета для описания России; в комитет этот был привлечен ряд членов Географического общества, в деятельности которого Арсеньев принимал самое горячее участие, будучи одним из его основателей, затем (1845—1846} членом совета, и наконец (1850—1854) помощником председателя. Временный статистический комитет три участии Арсеньева разработал программы описания, но дальше программы дело не пошло. Арсеньев не был только кабинетным работником в области статистики, экономической географии и истории, он был также и путешественником. В 1832—1833 гг. он совершил двукратное путешествие по России. «Целью путешествий моих, -- писал Арсеньев, — было точнейшее познание отечества и наблюдение над внутренними разнообразными его силами». Путешествуя с наследником престола и с поэтом Жуковским, с которым он был в дружественных отношениях, Арсеньев в Вятке встретился с находившимся там в ссылке Герценом.

В «Былом и думах» Герцен пишет, что Арсеньев с Жуковским сделали все, чтобы облегчить его участь. Герцен был переведен из Вятки во Владимир, на 700 верст ближе к Москве. В 1844 г. Арсеньев вновь совершил путешествие по России, которое подробно описал в своих путевых записках. В 1848 г. он, очевидно, под влиянием научных идей Н. П. Огарева внес ряд существенных поправок в свое районирование России.

Центральный государственный исторический архив в Ленинграде, фонд Центр. статист. комитета, оп. 1380, д. 135, 1843. 2. Там же. 3. Не будучи по специальности и по роду деятельности географом Огарев, как передовой мыслитель своей эпохи, в целях борьбы с самодержавно-крепостническим строем изучал экономику России и в этой связи, глубоко интересуясь районированием ее, поставил ряд крупных теоретических вопросов экономико-географического изучения России. В 1847 г. Огарев опубликовал статью под названием «Замечания на статью, помещенную в № 98 «Московских ведомостей» под заглавием «Опыт статистического распределения Российской империи», перепечатанную в советское время, в 1933 г., в сборнике "Звенья". Это районирование раскрыто вплоть до детальных характеристик районов и описания их внутренних различий в капитальном труде Арсеньева «Статистические очерки России» (1848). В этом труде Арсеньев сначала рассматривает границы России и особенности ее конфигурации и географического положения (выгоды и невыгоды с точки зрения географического разделения труда внутри страны и внешних связей), затем переходит к «постепенному приращению России в пространстве» и к «постепенному устройству губерний». Главное место в книге занимают районирование России и характеристики районов в природном отношении («топографическое рассмотрение России по климату и качеству почвы») и в экономическом отношении («поземельное богатство России»).

Характеристики районов очень целеустремленны, цельны и выпуклы. Они полно отражают современную Арсеньеву экономику. В ряде случаев он смотрит вперед и пишет о будущем районов России. Например, о Сибири Арсеньев писал: «Будущая судьба сего пространного края облечена завесою, которую поднять мы не дерзаем; позволительно однакож надеяться, что с такими запасами и способами естественными потомство нынешних ссыльных и племен разнородных кочевых, слиявшись в однородное с коренными русскими поколениями, образует некогда великую массу населения богатого, сильного и цветущего и что Южная Сибирь в веки грядущие сделается сокровищницей народов и неистощимой житницей для всего Царства Русского». Оценивая природные условия хозяйства, Арсеньев был весьма далек от современного ему географического детерминизма и придавал большое значение труду человеческому, способному изменить окружающую среду. Он и в 1848 г. критически относился к экономике России и прямо указывал на многие отрицательные стороны техники и экономики хозяйства тогдашней России. В 1849 г. за работу «Статистические очерки России» Арсеньев получил Жуковскую премию Географического общества. В последние годы жизни Арсеньев опубликовал ряд исследований по истории России: «Историко-статистический очерк народной образованности в России» (1854), «Царствование Екатерины I» (1856), «Высшие правительственные лица времен царя Михаила Федоровича» (1858), «Царствование Петра II» (1839).




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Евгений Аксенов
Посетило:2726
Евгений  Аксенов
Евгений Зиничев
Посетило:353
Евгений Зиничев
Величайшая актриса мира
Посетило:574
Одри Хепберн

Добавьте свою новость

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history