Людибиографии, истории, факты, фотографии

Григорий Дмитрюк

   /   

Grigoriy Dmitryk

   /
             
Фотография Григорий Дмитрюк (photo Grigoriy Dmitryk)
   

День рождения: 12.03.1920 года
Возраст: 62 года
Место рождения: Владивосток, Приморский край, Россия
Дата смерти: 27.04.1982 года
Место смерти: Ленинград, Россия

Гражданство: Россия

'Учебный стандарт' Григория Дмитрюка

Командир эскадрильи 19-го Гвардейского истребительного авиационного полка

Гвардии Капитан Г. Ф. Дмитрюк совершил 206 боевых вылетов, участвовал в 37 воздушных боях, сбил 18 самолётов противника. 2 Ноября 1944 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

20.12.2017

Родился 12 Марта 1920 года в городе Владивосток, ныне Приморского края, в семье рабочего. Окончил 9 классов средней школы № 28 и аэроклуб во Владивостоке. С 1938 года в Красной Армии. В 1940 году окончил Батайскую военную авиационную школу лётчиков.

Григорий Дмитрюк фотография
Григорий Дмитрюк фотография

С Мая 1942 года на фронтах Великой Отечественной войны. Сражался на Севере.



Реклама:

К Ноябрю 1944 года командир эскадрильи 19-го Гвардейского истребительного авиационного полка ( 1-я Гвардейская смешанная авиационная дивизия, 7-я Воздушная армия, Карельский фронт ) Гвардии Капитан Г. Ф. Дмитрюк совершил 206 боевых вылетов, участвовал в 37 воздушных боях, сбил 18 самолётов противника. 2 Ноября 1944 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Григорий Дмитрюк фотография
Григорий Дмитрюк фотография

Всего за период войны уничтожил 19 вражеских самолётов.

После войны продолжал службу в ВВС на командных должностях. В составе 821-го ИАП участвовал в Корейской войне, где сбил ещё 5 самолётов. В 1956 году окончил Военно - Воздушную академию. С 1969 года Генерал - Майор авиации Г. Ф. Дмитрюк - в запасе. Жил в Ленинграде. До 1980 года работал начальником сектора ВНИИ радиоаппаратуры. Награждён орденами Ленина ( дважды ), Красного Знамени ( дважды ), Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, медалями. Умер 27 Апреля 1982 года.

* * *

Григорий Федосеевич Дмитрюк так никогда и не мог полностью отключиться от всего того, чем он жил ежедневно, начиная с лета далекого 1937 года, в один из дней которого он впервые поднялся в небо на стареньком, дребезжащем планеришке "учебный стандарт". Да, небо с этого дня стало для Дмитрюка всем. И он всегда служил ему со всей страстью своей души и требовал того же и от тех, с кем разделял его.

...Война застала командира звена Младшего лейтенанта Григория Дмитрюка на Дальнем Востоке. На первом его рапорте с просьбой отправить на фронт стояла дата - 22 Июня 1941 года. На последнем, через который - красным по белому - легло размашистое "Откомандировать в распоряжение..." - был зафиксирован Декабрь 1941. А все эти месяцы - напряжённая учёба: тактика, воздушные "бои", стрельбы. Заставлять никого не приходилось. Все понимали: чтобы побеждать, надо быть сильней врага. Но вот наконец - то пришёл Декабрь и прощай Дальний Восток - земля, где родился и вырос.

Лучшие дня


Роберт Дауни: Превратности судьбы
Посетило:112
Роберт Дауни
Голос «поколения Х»
Посетило:99
Курт Кобейн
Данила Шевченко
Посетило:82
Данила Шевченко

1 Мая 1942 года 145-й истребительный авиационный полк, в котором теперь служил Дмитрюк, завершив переучивание на "Киттихауки" и "Аэрокобры", перелетел на северный прифронтовой аэродром Шонгуй. Здесь, на заросших жиденьким леском каменистых сопках и топких болотах, всё ещё лежал снег. Не было снежного покрова лишь у самого моря, и оттого Григорию сверху показалось, что оно темно - свинцовое, мрачное, как бы оторочено чёрной траурной каймой. И вообще Север ему, коренному дальневосточнику, где сопок, болот и тем более воды тоже не занимать, не понравился. Во всяком случае, в тот первый день Дмитрюк никак на думал, что он потом через всю жизнь пронесёт в своем сердце большую любовь и привязанность к этому мужественному краю.

На следующий день, 2 Мая, полк приступил к боевым действиям. Девятку истребителей прикрытия вёл комэск Капитан Павел Кутахов - опытный командир и отличный лётчик с орденом Красного Знамени на гимнастерке.

Скоростные бомбардировщики "СБ" - на каждом по 1000 килограммов бомбового груза - держали курс на Луостари. По разведданным, в последние дни там скопилось подозрительно большое количество самолётов. Противник явно что - то затевал. Наше командование решило внезапным ударом сорвать замысел врага.

Дмитрюк летел ведомым у штурмана полка Майора Шевченко. Таков неписаный закон войны: в первый бой новичок идёт рядом с уже познавшим почём фунт её лиха солдатом. Ссутулившись в тесной для его рослой, крупной фигуры кабине "Киттихаука", Григорий чутко следил за ведущим. Так приказал Кутахов.

Сплошной линии фронта всё из - за тех же сопок и болот здесь, на Севере, не было, и потому группа Кутахова, выбрав одну из "отдушин", проскочила её без шума. Ещё несколько минут звенящей тишины и вот он - вражеский аэродром. Скоростные бомбардировщики немедленно приступили к делу. Дмитрюк вполглаза видел, как внизу разом вздыбилась и вспыхнула "тундра" - уж чего - чего, а маскировать и камуфлировать немцы умели, - как огонь и железо жгли, рвали, разбрасывали по частям приготовившиеся к старту "Юнкерсы", "Дорнье" и "Хейнкели". Заход стандартный, как учили, разворот на 180 градусов, и ещё заход. Для гарантии. А теперь "по газам", и домой. Вслед запоздало с остервенением затявкали "эрликоны".

Когда до Шонгуя оставалось рукой подать, Дмитрюк услышал в шлемофоне спокойный, чуть глуховатый голос Кутахова: "Внимание ! Сзади справа "Мессеры" !

Дальнейшие события развивались настолько стремительно, что Григорий ни потом, через годы, ни сразу же после посадки так и не мог воспроизвести в памяти всех подробностей начала этого первого в своей жизни воздушного боя. Он чётко запомнил лишь, что успел тогда увидеть и даже для чего - то пересчитать - 24 ! - летевших им наперерез на большой скорости "Мессершмиттов".

В следующую секунду он рванулся за резко пошедшим на вертикаль "Киттихауком" Шевченко. Огромная перегрузка жестко притиснула Дмитрюка к бронеспинке сиденья, он, ничего вокруг не видя и не слыша, теперь делал только одно - изо всех сил старался не оторваться от ведущего.

Но вот Григорий, когда, казалось ему, прошла уже целая вечность, неожиданно для себя обнаружил, что хорошо слышит радио. Оно разноголосо кричало, хрипело, стонало. И он как - то сразу увидел всё: и уходивших на север невредимых "СБ", и всех своих товарищей, отбивавшихся от 22 "Мессеров", и ту пару Ме-109, что наседала сейчас на них с Шевченко. С этого момента он запомнит до мельчайших деталей все воздушные поединки, что проведёт за всю войну.

Бой продолжался. Дмитрюк заградительной трассой отсёк от Шевченко сунувшегося было к нему ведущего пары "Мессеров". Тот, напоровшись на огонь, переворотом ушёл вниз. Через секунду Григорий снова пустил в ход пулемёты - по второму Ме-109, который почему - то, проскочив его, тоже атаковал штурмана. Трассы прошли мимо. Это сильно обозлило Дмитрюка и потому, когда "Мессер" также переворотом отвалил от Шевченко, он, забыв обо всём, бросился за ним.

И настиг его - своего первого "живого" врага ! Тот, почувствовав погоню и зная, что "Мессершмитт" тяжелее "Киттихаука", попытался уйти пикированием. Но Дмитрюк был уже рядом. Он понял замысел врага и не спешил с огнём только потому, что хотел бить наверняка. Он шёл в 100 метров сзади и выше, выжидая, когда "Мессеру" уже некуда будет дальше пикировать и волей - неволей снова придется думать о высоте.

Так оно и вышло. "Мессер" падал почти до земли. Когда же до неё оставалось всего ничего, он резко, всё ещё на что - то надеясь, рванулся вверх и в сторону. Но Григорий был готов и к этому. Тонкий "худой" фюзеляж, широкие, с обрубленными консолями крылья Ме-109 тотчас же оказались в перекрестии прицела "Киттихаука". Все 6 крупнокалиберных пулемётов "заговорили" разом. От плоскостей "Мессера" полетели ошмётки обшивки. Но он всё ещё шёл, сопротивлялся, стараясь спастись, выжить. Не выжил...

Дмитрюк, ни на секунду не выпускавший его из прицела, уловил момент и, чтобы уже попусту не дырявить крылья противника, качнул нос "Киттихаука" влево - вправо и одновременно нажал на гашетку. Ме-109 вспыхнул - пули вспороли и зажгли расположенный сразу за спиной пилотского кресла бензиновый бак. Вражеский самолёт, перевернувшись, ткнулся в скалистую землю и взорвался.

Через полчаса Младший лейтенант Дмитрюк, опустив голову, стоял перед строем полка. Говорил Кутахов:

-...Ты, видимо, рассчитывал на то, что победителей не судят. Так вот, знай: твоя сегодняшняя победа - чудо. Да, это чудо, что ты - живой и такой вот красивый - стоишь сейчас перед нами. Чудо и то, что жив и здоров Шевченко, которого ты... предал. И для бомбёров наших - тоже чудо, что они уцелели.

Комэск замолчал, потом, пройдясь раз - другой вдоль притихшего строя, вдруг неожиданно весело рассмеялся:

- А вообще ты его срезал лихо. Видел. С головой срезал. Молодец ! Но учти, парень, - Павел Степанович снова стал серьёзным, - все учтите: подвиг требует не только большой отваги, но и большой мысли. Воевать нам ещё долго, так давайте же воевать с головой, думаючи...

Они пройдут бок о бок через всю войну, всем смертям назло выживут, станут друзьями: Герои Советского Союза - будущий Генерал - Майор авиации Григорий Дмитрюк и будущий Главный Маршал авиации главком ВВС Павел Кутахов...

Командир эскадрильи точно подметил у молодого лётчика творческий подход к каждому бою, умение анализировать свои действия. Кутахов помогал ему развивать эти важные качества. И вот вскоре новичку уже доверили летать ведущим группы. С каждым вылетом всё ярче проявлялись незаурядные бойцовские качества Дмитрюка, умелого организатора неотразимых атак.

Так было и 15 Сентября 1942 года, когда Дмитрюк во главе четвёрки истребителей вылетел для прикрытия Туломской электростанции. Немцы систематически пытались её бомбить, вывести из строя. На подходе к цели наши лётчики встретили 7 "Мессеров". Дмитрюк построил бой на вертикалях, оставляя 1 - 2 самолёта на большой высоте, как бы в засаде, чтобы в подходящий момент внезапно ударить по врагу. Это принесло успех. Сбив 3 самолёта, наша четвёрка вернулась на аэродром без потерь.

Бои, бои, бои... Жаркие, не на жизнь, а насмерть, схватки велись в небе Севера почти ежедневно. Несмотря на исключительно тяжёлые метеорологические условия, Дмитрюк и его товарищи поднимались в воздух по 7, 9 и даже по 11 раз за сутки ! И если не в каждом вылете, то через один обязательно - бой. И в каждом из них находили свой конец вражеские самолёты.

Но война есть война. В этих напряжённейших, как правило, неравных боях, покрыв себя неувядаемой славой и вечной памятью Родины, героической смертью погибнут многие лётчики 145-го полка: Иван Бочков, Виктор Миронов, Ефим Кривошеев, Иван Юшинов... Они навсегда остались в Шонгуе.

Весной 1944 года, когда наши наземные войска перешли в наступление, воздушное сражение в небе Севера разгорелось с новой силой. Один из боёв той весны оставит на всю жизнь неизгладимый след в сердце Дмитрюка.

...В тот день они двумя звеньями сопровождали группу летевших на штурмовку вражеского аэродрома "Илов". Капитан Дмитрюк вёл четвёрку истребителей непосредственного прикрытия, Старший лейтенант Габринец со своим звеном шёл чуть сзади и выше. Туманная, облачная с утра погода улучшалась буквально на глазах. Григорий и радовался - в нём уже сказывался северянин - низко катившемуся по горизонту неяркому солнцу, и одновременно клял его всеми "святыми", так как знал, что их наверняка где - нибудь перехватят "Мессеры". И он, осторожно ощупывая взглядом небо, сейчас хотел лишь одного: чтобы это "где - нибудь" произошло ближе к цели. Чтобы смогли отработать "горбатые".

16 истребителей врага появились тогда, когда Дмитрюк увидел впереди знакомые очертания немецкого аэродрома. Четвёрка Габринца немедленно бросилась им навстречу и связала боем. Григорий же, с трудом поборов в себе желание сделать то же самое, продолжал вести своё звено рядом со штурмовиками. Это было его обязанностью, его неукоснительным долгом - во что бы то ни стало обеспечить безопасность "Илов".

На подступах к цели снизу на них выплеснулся шквал огня зенитных "эрликонов". Если бы это произошло несколькими секундами раньше, то они бы не прошли. Во всяком случае, прошли бы не все. Но они опередили противника. Выскочив на аэродром на высоте бреющего полёта, штурмовики с ходу - они знали своё дело - ударили по стоянкам самолётов, а истребители Дмитрюка - по зениткам. Выполнив два захода, все 12 машин благополучно вышли из - под огня.

Григорий был доволен. Он и на этот раз возвращался домой не без личной победы - мимоходом меткой очередью срезал одного из двух успевших всё - таки взлететь "Мессеров". Это тебе за Ленинград ! Теперь его беспокоил лишь Габринец. И вдруг: "Гриша, жив курилка ?"

Габринец вынырнул откуда - то снизу и, лихо крутанув победную "бочку", увёл свою четвёрку на обычное место, наверх. Успокоившись, Григорий всё внимание снова сосредоточил на штурмовиках. Они, растянувшись, спешно уходили на восток. Но что это ? Один из них вдруг задымил и начал отставать. Видимо, "эрликоны" его всё - таки зацепили там, над аэродромом. Вскоре, правда, Ил-2 перестал дымить, но расстояние между ним и основной группой всё увеличивалось, идти на скорости он явно не мог. Видя это, Габринец прорадировал Дмитрюку: "Гриша, уходи с "горбылями", я его прикрою".

В любое другое время Григорий именно так бы и поступил - этого требовала обстановка. И он уже хотел было уходить, но неожиданно сердце вдруг больно сжалось от предчувствия чего - то страшного и непоправимого, и он остался, передав охрану штурмовиков двум ведомым парам.

Несколько минут летели спокойно. Но вот сзади, на горизонте, чётко обозначились быстро увеличивающиеся в размерах вытянутые силуэты Ме-109. На этот раз их было 20. Однако беда четвёрки наших истребителей заключалась сейчас вовсе не в количестве настигавших их врагов. Дмитрюк и Габринец попадали в переплёты и похлеще. Потом, в конце концов, они просто могли бы и не ввязываться в драку: "по газам" и - поминай как звали. Да, могли бы, если бы не еле ковылявший под ними "на честном слове" Ил-2. Вот "Мессеры" догнали их, и огненная свистопляска началась...

Они держались, сколько могли. И даже больше, чем могли. Построив "ножницы", Дмитрюк, Габринец, Пузанов и Ашев раз за разом отбили несколько попыток врагов пробиться к штурмовику. И те, обозленные неудачей, решили сначала разделаться с истребителями. Вскоре паре "Мессеров" удалось зайти Габринцу в хвост. Григорий поспешил к нему на помощь, но, видимо, опоздал, так как, когда он всё - таки отпугнул "худых", тот вдруг доложил: "Гриша, мотор не тянет, сажусь !"

Дмитрюк защищал падающую машину друга до последнего патрона. Он ещё успел увидеть, как она плюхнулась в снег, пропахала в нем недлинную, глубокую колею и остановилась. В это время его истребитель содрогнулся под ударами снарядов подкравшегося к нему сзади Ме-109. Рванув в попытке уйти из - под очередного удара ручку управления на себя, Григорий не почувствовал её привычной упругой тяжести. Рули не слушались. А земля была уже рядом...

Он очнётся от страшной боли в голове и от холода. Выберется из кабины - единственной уцелевшей части самолёта - и шатаясь, падая, пойдет на восток. Он не раз будет терять сознание и умирать, но не умрёт. Будет замерзать, но не замёрзнет. У него откажут ноги, но он будет ползти. И пробьётся к своим, и выживет. Чтобы уже через две недели опять подняться в небо войны, и отомстить за смерть друга.

Командир эскадрильи 19-го Гвардейского истребительного авиаполка Капитан Г. Ф. Дмитрюк считался большим мастером прикрытия групп бомбардировщиков и штурмовиков. Когда его эскадрилья сопровождала "Илы", лётчики - штурмовики чувствовали себя в безопасности. За время Петсамо - Киркенесской операции Григорий Федосеевич сбил 4 вражеских самолёта. За мужество и отвагу, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, за образцовое выполнение боевых заданий в Ноябре 1944 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

20 Октября 1944 года эскадрилья Капитана Г. Ф. Дмитрюка сопровождала самолёты Ил-2 на штурмовку переднего края обороны противника. За линией фронта лётчики встретили 11 бомбардировщиков Ju-87 и 12 истребителей Ме-109. Капитан Дмитрюк, мгновенно оценив обстановку, повёл звено на бомбардировщиков, а четвёрка Капитана П. З. Кочегина осталась со штурмовиками. Стремительной атакой наши лётчики разбили строй вражеских бомбардировщиков и стали расстреливать их. Вниз полетели горящие "Юнкерсы".

У самой цели на группу "Илов" и прикрывавших их истребителей напали 6 Ме-109. Отбивая их атаки, Лейтенант С. Н. Слюнин поджёг один вражеский самолёт. Штурмовики, выполнив задание, взяли курс на аэродром. Капитан Кочегин приказал паре Слюнина сопровождать штурмовиков, а сам с Младшим лейтенантом Р. М. Середой связал боем "Мессеров", стремясь оттянуть их в сторону. В одной из лобовых атак Кочегин сбил немецкий истребитель. Но вскоре и его подбили. Пришлось прыгать с парашютом. Приземление произошло на территории противника. Отстреливаясь из пистолета, Кочегину удалось уйти от погони. А через сутки он, голодный и усталый, встретил местных жителей. Норвежцы, рискуя жизнью, несколько дней прятали лётчика, пока советские войска не изгнали из села фашистов.

И ещё один бой хорошо запомнился Дмитрюку. Нет, тогда всё было гораздо проще. Но это был его последний бой.

Во главе четвёрки истребителей командир эскадрильи Гвардии Капитан Дмитрюк вылетел на "свободную охоту". Да, в 1945 году он уже мог позволить себе такую "роскошь". Шли на высоте 5000 метров. Спокойно пересекли линию фронта: немецкие зенитчики молчали. Впрочем, им тогда было уже не до самолётов, они "смазывали пятки".

Минут 30 прошло в бесплодном поиске. Но когда Григорий совсем решил, что "свадьбы" не будет, на них неожиданно наскочили 4 FW-190. Нет, они вовсе не думали нападать. Развернувшись, "Фоккеры" немедленно бросились наутёк.

"Совсем измельчал фашист", - усмехнулся Дмитрюк, толкнув сектор газа вперед. А через несколько мгновений он уже "загонял" ведущего в сетку прицела. Залп из пушки и пулемётов, и 19-й, последний на его боевом счету самолёт с ненавистной свастикой на хвосте, развалившись на куски, рухнул вниз...

Generic placeholder image
Андрей Пуминов
Люблю исследовать биографии интересных людей
это мой родной дядя
виктор 24.02.2016 03:46:01
Прекрасная биография. Спасибо!




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Всемирная истори шпионажа (Джакомо Казанова)
Посетило:367
Джакомо Казанова
Игги Поп: «Мне нужно еще»
Посетило:375
 Игги Поп
'Мужчина без возраста'
Посетило:537
Александр Збруев

Добавьте свою новость

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history