Людибиографии, истории, факты, фотографии

             
Фотография Валери Соланас (photo Valeri Solans)
   

Имя:

Валери Соланас

Name:

Valeri Solans

День рождения: 09.04.1936 года
Возраст: 52 года
Место рождения: Атлантик-Сити, США
Дата смерти: 26.04.1988 года
Место смерти: Сан-Франциско, Калифорния, США

Гражданство: США

Биография

Писательница

В 15 лет в 1951 году Валери осталась одна. Она встречалась с моряком, забеременела, но все-таки окончила школу в 1954-м. Она хорошо училась в университете Мериленда, в Колледж Парк, подрабатывая в биологической лаборатории психологического отделения. Затем она почти год писала диплом по психологии в университете Миннесоты.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

26.08.2006

Валери Джин Соланас родилась 9 апреля 1936 года в Венторе, Нью Джерси в семье Луиса и Дороти Бондо Соланас. Ее отец домогался ее сексуально, в 1940 году ее родители развелись, а Валери с матерью переехали в Вашингтон, округ Колумбия. В 1949 году мать Валери вышла замуж за Реда Моргана. Упрямая и строптивая, Валери не слушалась родителей и отказалась учиться в католической школе, за что отчим выпорол ее.

фотография Валери Соланас
фотография Валери Соланас

В 15 лет в 1951 году Валери осталась одна. Она встречалась с моряком, забеременела, но все-таки окончила школу в 1954-м. Она хорошо училась в университете Мериленда, в Колледж Парк, подрабатывая в биологической лаборатории психологического отделения. Затем она почти год писала диплом по психологии в университете Миннесоты.

Реклама:

После учебы Соланас попрошайничала на улицах, работала проституткой, чтобы прокормить себя. Она путешествовала по стране и осела в Гринич Вилидж в 1966 году. Там она написала пьесу «Засунь себе в задницу» об «энергичной попрошайке-мужененавистнице. В одной версии женщина убивает мужчину. В другой – мать задушила своего сына».

В начале 1967 года Соланас пришла в студию «Фабрика», предложила Энди Уорхолу поставить «Засунь себе в задницу» и дала ему копию рукописи. Тогда Энди Уорхол сказал журналистке Гретхен Берг: «Название показалось мне замечательным и я был в добродушном настроении, поэтому согласился продюсировать это, но пьеса была такая черная, что я решил, может быть она женщина-мент… С тех пор мы ее не видели, но я не удивлен. Думаю, она решила, что это очень подходит Энди Уорхолу».

В то же время, в начале 1967-го она напечатала на свои деньги «Манифест ОПУМ». Продавая мимеографические копии на улице, она встретила Мориса Жиродиа из «Олимпия-Пресс» (французского издателя «Лолиты» и «Тропика Рака»), который заплатил ей аванс за роман на основе Манифеста. (На эти 600 долларов она съездила в Сан-Франциско).

Тогда же Ультра Вайолет прочла Манифест Энди Уорхолу, который заметил: «Она грелка с сиськами. Вы знаете, она пишет для нас сценарий. У нее куча идей».

Реклама:

Позже, в мае 1967 года, после возвращения Уорхола из Франции и Англии, Соланас потребовала свою рукопись обратно; Уорхол сообщил, что потерял ее. Очевидно, Уорхол не собирался ставить «Засунь себе в задницу» ни как спектакль, ни как фильм; рукопись затерялась в куче других непрочитанных текстов и бумаг, валявшихся по всем углам Фабрики. Соланас начала докучать непрерывными звонками, требуя от Уорхола денег за свою пьесу.

В июле 1967 Уорхол заплатил Соланас 25 долларов за роль в «Я, человек», полнометражном фильме, который он делал вместе с Полом Морисси. Валери играла себя, грубую лесбиянку, которая отвергает ухаживания настоящего жеребца, заявляя, что инстинкт «говорит мне охотиться за телками, почему мои запросы должны быть ниже твоих?». Соланас также выступила в роли без слов в другом фильме Уорхола – «Мотоциклист».

Уорхолу понравилась ее откровенная и забавная игра; Соланас тоже была довольна настолько, что привела Жиродиа в студию на черновой просмотр фильма. Жиродиа отметил, что Соланас «была вполне свободна и дружелюбна в общении с Уорхолом, и их беседа состояла из затяжных пауз».

Осенью 1967 года в нью-йоркском кафе «Канзас-Сити» Уорхол заметил Соланас за соседним столиком. Его обращение к ней – «Э, лесбуха! Ты отвратительна» спровоцировало последующее оскорбление со стороны Вивы. Валери стала рассказывать историю сексуальных оскорблений со стороны своего отца. Вива ответила жестокой фразой «Неудивительно, что ты лесбиянка».

Зимой 1967-68, Соланас дала интервью Роберту Маморстейну из «Вилидж Войс». Однако статья под названием «Богиня ОПУМ: зимние воспоминания Валери Соланас» была опубликована только 13 июня 1968 года, уже после выстрелов. Соланас говорила о мужчинах, которых интересует ОПУМ «… уроды. Мазохисты. Им наверное понравится, если я на них плюну. Не получат такого удовольствия… Эти мужики хотят целовать мне ноги и всякое такое дерьмо». О женщинах и сексе она говорила: «Девчонки – это О-Кей. Они стараются помочь, как могут. Правда некоторых интересует только секс. То есть, секс со мной. Я не люблю, когда меня достают… Я не лесбиянка. У меня нет времени ни на какой секс. Это отстой». Она сказала Маморстейну, что Уорхол - сукин сын: «Змею нельзя было накормить на то, что он заплатил».

Соланас также рассказывала о своей жизни. Она занималась серфингом в ранней молодости. Она попрошайничала и даже продала в журнал статью об этом. «У меня были забавные приключения со странными парнями в машинах». Как следует из интервью, она написала несколько откровенных сексуальных романов и получила за один из них 500 долларов. (Возможно это тот самый рома, на основе Манифеста ОПУМ?). Ее интервьюировали в ток-шоу в телепрограмме Алана Берка; когда она отказалась следить за своей речью, он вышел из студии. Интервью так и не выпустили в эфир.

Как говорил Пол Морисси в интервью Тейлору Миду, контракт, который Соланас подписала с Олимпия Пресс был всего лишь “жалкий клочок бумаги, маленькое письмецо, всего два предложения. В нем Морис Жиродиа писал: “я дам вам пятьсот долларов, а Вы дадите мне вашу следующую рукопись и все последующие”. Соланас поняла это так, что Жиродиа станет владельцем всего, что она напишет. Она сказала Морисси: “О нет, - все, что я пишу, будет принадлежать ему. Он меня надинамил!”

Морисси считал, что Соланас не способна написать роман, основанный на “Манифесте ОПУМ”, и поэтому использовала как предлог то, что он стал владельцем всех ее работ. Соланас казалось, что Уорхол, присвоив “Засунь себе в задницу”, хотел, чтобы Жиродиа украл все ее работы для Уорхола, который не хотел ей платить, поэтому она потребовала подписания контракта с Жиродиа.

Весной 1968 года Соланас обратилась за деньгами к издателю подпольной газеты «Реалист» Полу Красснеру, заявив, «Я хочу застрелить Мориса Жиродиа». Он дал ей 50 долларов, которых хватило на пистолет-автомат 32 калибра.

3 июня 1968 года в 9 утра Соланас отправилась в гостиницу «Челси», где жил Морис Жиродиа; она спросила его у стойки, и ей ответили, что он уехал на уикенд. Все же она пробыла там три часа. Около полудня она пошла на Фабрику, которая только что переехала на новое место и стала ждать Уорхола на улице. Пол Морисси встретил ее у входа и спросил, что она здесь делает. «Я жду Энди, чтобы получить деньги», ответила она. Чтобы избавиться от нее, Морисси сказал, что Уорхола сегодня не будет. «Ничего, я подожду», - сказала она.

Около 14.00 она поднялась на лифте в студию. Морисси опять сказал ей, что Уорхол не придет, и что ей нельзя здесь оставаться. Она ушла. После этого она поднималась на лифте еще семь раз, пока не появилась вместе с Уорхолом в 16.15. На ней был черный свитер с высоким горлом и плащ, причесанная, с макияжем, с накрашенными губами; в руках бумажный пакет. Уорхол даже заметил: «Смотрите-ка – Валери хорошо выглядит!». Морисси предложил ей уйти « …У нас дела, и если ты не уйдешь, я тебе вышибу мозги и выброшу вон, и вообще, я не желаю…» Тут зазвонил телефон. Морисси ответил – это звонила Вива Уорхолу. Морисси извинился и вышел в туалет. Пока Уорхол говорил по телефону, Соланас выстрелила в него три раза. Между первым и вторым выстрелом, оба мимо, Уорхол кричал: «Нет! Нет! Валери, не надо!». Третья пуля прошла через левое легкое Уорхола, селезенку, печень, пищевод и правое легкое.

Пока Уорхол лежал в луже крови, Соланас дважды выстрелила в Марио Амайя, искусствоведа и куратора, который ждал встречи с Уорхолом. Она попала ему в правое бедро пятым выстрелом; он выбежал из комнаты в заднюю студию и захлопнул дверь. Соланас повернулась к Теду Хью, менеджеру Уорхола, приставила пистолет к голове и нажала курок, но пистолет заклинило. В этот момент дверь лифта открылась, в нем никого не было. Хью сказал Соланас: «Смотри-ка, лифт пришел. Почему бы тебе не поехать, Валери?» Она сказала «Хорошая идея» и уехала.

Уорхол в состоянии клинической смерти был доставлен в больницу Матери Колумба Кабрини, где пять врачей оперировали его пять часов, чтобы спасти ему жизнь.

Этим же вечером в 8 часов Соланас сдалась новичку полисмену-регулировщику на Таймс Сквер. Она сказала «Меня ищет полиция. Они хотят меня арестовать». После этого она вынула из карманов пистолет-автомат 32 калибра и пистолет 22 калибра и протянула их полицейскому. Там же она призналась, что застрелила Энди Уорхола, и сформулировала причину таким образом «Он слишком контролировал мою жизнь».

Толпа журналистов и фотографов, выкрикивавших вопросы, ожидала Соланас, когда ее привезли в 13 полицейское отделение . Когда ее спросили, зачем она это сделала, она ответила: «У меня множество причин. Читайте мой Манифест, и он вам скажет, кто я такая». У Соланас сняли отпечатки пальцев и предъявили обвинение в умышленном нападении и ношении огнестрельного оружия.

Позже вечером Валери Соланас предстала перед судьей Уголовного Суда Манхэттена Дэвидом Гэтсоу. Она сообщила судье: « Я нечасто стреляю в кого-либо. Я сделала это неслучайно. Уорхол связывал меня по рукам и ногам. Он собирался сделать со мной то, что уничтожило бы меня».

Когда судья спросил, может ли она нанять адвоката, она ответила: «Нет, не могу. Я хочу защищать себя сама. Это должно остаться в моей компетенции. Я поступила правильно! Мне не о чем жалеть!». Судья изъял ее замечания из судебного протокола, и Соланас была отправлена в больницу Бельвью, под психиатрическое наблюдение.

13 июня 1968 года Валери Соланас предстала перед судьей Верховного Суда Томасом Дикенсом, ее интересы представляла радикальная феминистка адвокат Флоринс Кеннеди, которая назвала Соланас «одной из самых ярких представительниц феминистского движения». Кеннеди потребовала судебного предписания о явке в суд, на основании того, что Соланас необоснованно была помещена в психиатрическое отделение, но судья отклонил заявление и отправил Соланас обратно в Бельвью. Ти-Грейс Эткинсон, президент нью-йоркского отделения Национальной Организации Женщин присутствовала на этом заседании и сказала, что Соланас является «первой выдающейся победительницей в борьбе за права женщин».

28 июня Соланас было предъявлено обвинение в покушении на убийство, вооруженном нападении и нелегальном ношении оружия. В августе Соланас признали невменяемой и отправили в больницу Уорд Айленд.

В августе 1968 Олимпия Пресс опубликовала «Манифест ОПУМ» в сопровождении эссе, написанными Морисом Жирондиа и Полом Красснером.

Ночью накануне Рождества Уорхолу позвонили на Фабрику, это была Соланас. Она потребовала, чтобы Уорхол заплатил ей 200.000 долларов за ее рукописи, чтобы она могла защитить себя в суде. Она хотела, чтобы он снял с нее все обвинения против нее, больше снимал ее в кино и взял ее в шоу Джонни Карсона. Соланас сказала, что если Уорхол этого не сделает, «она всегда сможет это повторить».

В июне 1969, Валери Соланас была приговорена к трем годам тюрьмы за «предумышленное нападение с намерением нанести ущерб», год, проведенный в психиатрической клинике, был ей защитан. Считается, что отказ Уорхола давать против нее показания сыграл свою роль в сокращении срока приговора.

Соланас была выпущена на свободу в сентябре 1971 года из женской тюрьмы штата Нью-Йорк в Бедфорд Хиллз; она была снова арестована в ноябре 1971 за угрожающие письма и звонки разным людям, включая Энди Уорхола. В 1973 году Соланас неоднократно попадала в психиатрические больницы, в 1975 она провела восемь месяцев в Южной больнице штата Флорида.

25 июля 1977 года журналист «Вилидж Войс» Говард Смит взял интервью у Валери Соланас. Она заявляла, что работает над новой книгой о своей жизни и о «всяком дерьме», под названием «Валери Соланас». По ее словам она должна была получить 100.000.000 долларов аванса от членов «Банды», которых она назвала «Денежные Мужики»; она беспрерывно упоминала «Контактное Лицо» из этой организации.

В интервью она обсуждала «Общество по уничтожению мужчин»: «Это гипотетическое общество. Нет, «гипотетическое» не то слово. Просто литературный прием. Организации ОПУМ не существует. Смит: «Это только Вы сами?» Соланас: «Это даже не я… То есть я представляю это как состояние сознания. Другими словами, женщины, мыслящие определенным образом, входят в ОПУМ. Мужчины, которые думают определенным образом – это мужчины из мужской группы поддержки ОПУМ».

Она также опровергала утверждение Смита в 1968: «Там, где вы говорите, «Она мужененавистница, а не лесбиянка… Я думаю это было абсолютно незаконно. Потому что я была лесбиянкой… Хотя в то время я не хотела секса, меня интересовали многие другие вещи… понимаете, то, как это было сказано, оставляло впечатление, что я гетеросексуалка …»

В следующем номере «Вилидж Войс», 1 августа 1977 была опубликована еще одна статья Говарда Смита «Валери Соланас отвечает». В ней Соланас исправляет неверные интерпретации из предыдущего интервью. Там говорилось о том, что: 1)В публикации Манифеста в Олимпии Пресс были неточности, «слова, и даже большие куски предложений выпали из текста, из-за чего целые абзацы читаются как непоследовательные»; и 2) «Войс» отказался опубликовать адрес «Контактного Лица», в чем для нее заключалась важнейшая часть интервью. Она назвала Смита безнравственным с журналистской точки зрения и заявила, «я руководствуюсь абсолютными нравственными нормами»… Смит: «Валери, ты не хотела бы сейчас обсудить вопрос о том, как стреляют в людей?» Соланас: «Я считаю это нравственным действием. И я считаю безнравственным, что я промахнулась. Мне надо было потренироваться в стрельбе».

Также в 1977 она отправила бессвязное письмо редактору «Плейбоя», теоретизируя о том, что он и есть контактное лицо «Банды».

Далее следы Соланас теряются до ноября 1987 года, когда Ультра Вайолет разыскала ее в Северной Калифорнии. Когда Ультра позвонила ей, Соланас нечего было сказать.

26 апреля 1988 года, одинокая и нищая, Валери Соланас умерла от эмфиземы и пневмонии в гостинице для бедных в районе Тендерлойн в Сан Франциско. Ей было 52 года, она была наркоманкой и продолжала подрабатывать на улице. Проститутки, знавшие ее в те времена, говорили, что она выглядела стройной и элегантной, и всегда надевала платье из серебряной парчи для уличной работы.

14 января 1991 года в журнале «Нью-Йорк» в статье «Феминистский кошмар Энди Уорхола» Роман Гэйтер взял интервью у Дороти Моран, матери Соланас, которая отрицала большую часть из того, что писали о последних годах Валери: «Соланас вела тихую жизнь в Нью-Йорке в семидесятых и позже в Фениксе и в Сан-Франциско. «Я думаю, у нее были хорошие друзья, и это ей помогало». Моран отрицала, что Соланас часто попадала в психиатрические лечебницы в 70-е годы: «Она писала. Она считала себя писательницей, и я думаю, у нее все-таки был талант. Несколько лет она даже жила с мужчиной… У нее было отличное чувство юмора». Она похоронена в Вирджинии возле дома своей матери.




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Магдалена Мельцаж
Посетило:11763
Магдалена Мельцаж
«Армейский случай» скрытой беременности
Посетило:1712
Бет Мартин
Андрей Парубий
Посетило:19147
Андрей Парубий

Добавьте свою новость

Здесь
history