Людибиографии, истории, факты, фотографии

Рюноскэ Акутагава

   /   

Riunoske Akutagava

   /
             
Фотография Рюноскэ Акутагава (photo Riunoske Akutagava)
   

День рождения: 01.03.1892 года
Место рождения: Токио, Япония
Дата смерти: 24.07.1927 года
Место смерти: Токио, Новая_Гвинея
Возраст: 35 лет

Гражданство: Япония
Соцсети:


Биография

Японский писатель

Классик японской литературы. С ранних лет А. был заинтригован идеей добровольного ухода из жизни.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

06.08.2007

Классик японской литературы. С ранних лет А. был заинтригован идеей добровольного ухода из жизни. В юные годы даже провел эксперимент: сдавил себе горло веревкой и наблюдал по секундомеру, сколько времени длится умирание. Через минуту двадцать секунд, когда начало меркнуть сознание, остановился - этот способ самоубийства писателю не понравился. Известность пришла к нему очень рано, и внешние обстоятельства его жизни были вполне благополучны: прочная семья, литературный успех, любовь читателей. Однако сам А. считал, что его существование подобно аду, и ад во всех своих разнообразных ипостасях стал одной из магистральных тем его творчества. А. всю жизнь страшился двух вещей - безумия (мать писателя была подвержена душевной болезни) и творческого бесплодия. В последние годы страх превратился в навязчивую идею, хотя А. сохранял ясность рассудка и год от года писал со все большей одержимостью. Нервное напряжение повлекло за собой расстройство здоровья, бессонницу, нарастающую усталость. А. умер, приняв смертельную дозу веронала.

Ярчайший пример того, как демон творчества полностью подчинил себе писателя, высосал из него все жизненные соки, а потом оставил, тем самым приговорив к отчаянию, сумасшествию и самоистреблению - Акутагава Рюноскэ (1892-1927). По этому японцу вообще можно изучать типические черты, характерные особенности и повадки особого подвида homo sapiens под названием homo scribens1 - во всем его блеске и нищете, со всеми симптомами профессиональной болезни. Не случайно Акутагава упоминался и в главе о безумии, и в главе об акцентуированных личностях (а следовало бы еще и в главе о токсикомании) - все это в нем было, но прежде всего он - классическая жертва творческого кризиса.

Реклама:

У Акутагавы есть новелла "Нос", навеянная одноименной повестью Гоголя. Только японец повернул сюжет иначе: как быть человеку, у которого нос не пропал, а наоборот, слишком уж явно присутствует - торчит на целых пять сун2N Монах Дзэнти, обладатель этого анатомического излишества, всю жизнь мечтает избавиться от уродства, сделать нос нормальным. В конце концов, после многолетних ухищрений, ему это удается, но, странная вещь, жизнь с нормальным носом вдруг оказывается лишенной смысла и даже невозможной. 24-летний автор смешной новеллы, очевидно, еще не предполагал, что тень "носа длиной в пять сун" накроет всю его последующую судьбу, став безжалостной притчей о самом себе. Писательский талант очень смахивает на монументальный нос монаха Дзэнти - это тяжкое бремя, мешающее наслаждаться радостями обычной человеческой жизни. Множество творческих людей, вслед за Вагнером, мечтавшим о тихой семейной жизни вдали от искусства, или Булгаковым, воспевшим прелести "вечного дома с венецианским окном и вьющимся винограпишите, молодые люди, не пишите. Вот что сделала со мной литература".

Ярчайший пример того, как демон творчества полностью подчинил себе писателя, высосал из него все жизненные соки, а потом оставил, тем самым приговорив к отчаянию, сумасшествию и самоистреблению - Акутагава Рюноскэ (1892-1927). По этому японцу вообще можно изучать типические черты, характерные особенности и повадки особого подвида homo sapiens под названием homo scribens - во всем его блеске и нищете, со всеми симптомами профессиональной болезни. Не случайно Акутагава упоминался и в главе о безумии, и в главе об акцентуированных личностях (а следовало бы еще и в главе о токсикомании) - все это в нем было, но прежде всего он - классическая жертва творческого кризиса.

У Акутагавы есть новелла "Нос", навеянная одноименной повестью Гоголя. Только японец повернул сюжет иначе: как быть человеку, у которого нос не пропал, а наоборот, слишком уж явно присутствует - торчит на целых пять сунN Монах Дзэнти, обладатель этого анатомического излишества, всю жизнь мечтает избавиться от уродства, сделать нос нормальным. В конце концов, после многолетних ухищрений, ему это удается, но, странная вещь, жизнь с нормальным носом вдруг оказывается лишенной смысла и даже невозможной. 24-летний автор смешной новеллы, очевидно, еще не предполагал, что тень "носа длиной в пять сун" накроет всю его последующую судьбу, став безжалостной притчей о самом себе. Писательский талант очень смахивает на монументальный нос монаха Дзэнти - это тяжкое бремя, мешающее наслаждаться радостями обычной человеческой жизни. Множество творческих людей, вслед за Вагнером, мечтавшим о тихой семейной жизни вдали от искусства, или Булгаковым, воспевшим прелести "вечного дома с венецианским окном и вьющимся виногра дом", тосковали по неаномальной, нормальной жизни. Не чужд был подобным грезам и Акутагава. Герой новеллы "Ду Цзы-чунь" получает от старца-даоса в награду за перенесенные испытания не богатство и не славу, а "маленький домик на южном склоне горы Тайшань", где персики в полном цвету. Однако, когда на середине четвертого десятилетия Акутагаве показалось, что "нос длиной в пять сун" может вот-вот отвалиться, писатель пришел в ужас и жить без этого безобразного нароста не захотел.

Что же произошло?

Стало все труднее браться за перо. С каждым днем нарастала беспричинная, необъяснимая тревога. Акутагава вдруг стал бояться, что сойдет с ума, как в свое время сошла с ума его мать. Что-то страшное, гнетущее таилось в глубинах подсознания: "Та часть, которую я не сознаю, Африка моего духа, простирается беспредельно. Я ее боюсь. Там, во тьме, живут чудовища, каких на свету не бывает". Он очень много пишет, но все чаще возникает ощущение, что дару конец, что больше писать он не сможет. Это был еще даже не творческий кризис, а панический ужас перед неотвратимостью творческого кризиса. Можно сказать, что Акутагава умер от страха - той его разновидности, которая для людей искусства опасней всех иных страхов.

Разумеется, тут как тут объявилась бессонница, вечная спутница издерганных нервов и творческого тупика. Дозы снотворного постоянно увеличивались, одуря ющее воздействие лекарств не рассеивалось и днем. "У него дрожала рука, державшая перо, - пишет о себе в третьем лице Акутагава. - Хуже того - изо рта капала слюна. Голова бывала ясной не более, чем полчаса в день, после пробуждения от сна, который приходил лишь после большой дозы веронала. Теперь он жил в вечных сумерках".

Гордый, импозантный Демон Творчества, с которым Акутагава прежде любил пообщаться на равных (в новеллах "Муки ада" или в "Диалогах во тьме"), вырождается в пошлого, мелкого беса, вроде того "хилого чертенка с жабьей кровью", что, по словам Набокова, мучил угасающего Гоголя. У Акутагавы герой автобиографической новеллы "Зубчатые колеса" открывает "Братьев Карамазовых" и пугается: "...Не прочитал и одной страницы, как почувствовал, что дрожу всем телом. Это была глава об Иване, которого мучил черт... Ивана, Стриндберга, Мопассана или меня самого в этой комнате".

Для Акутагавы, утверждавшего, что человеческая жизнь не стоит одной строчки Бодлера, мысль о том, что вдохновение уходит, оставляет его наедине с жизнью, была невыносима. Дальше нужно будет жить как все, без "носа в пять сун", обычным кормильцем семьи, отцом троих детей. "В конце концов я сам не более чем мсье Бовари среднего уровня...", - с горечью написал Акутагава, и в его устах не могло быть худшего самоуничижения: не просто посредственность, а посредственность в квадрате, пошлейшая из пошлостей. В предсмертном письме писатель дает своим детям совет, который нечасто можно услышать от родителя: "Если и вы потерпите поражение в жизненной борьбе, тоже уйдите из жизни сами, как это сделал ваш отец".

Лучшие дня

Владимир Меньшов: Оскароносный режиссер
Посетило:5223
Владимир Меньшов
Женщина по кличке Рот-мотор
Посетило:4189
Фрэн Капо
Юрий Визбор: Основоположник авторской песни
Посетило:3260
Юрий Визбор

В "Письме к другу", уже приняв окончательное решение, Акутагава подробно (и крайне невнятно) излагает причины самоубийства. Ему, писателю до мозга костей, важно все написать про себя самому, не оставить простора для домыслов и интерпретаций. Он даже зачем-то пространно объясняет резоны, которыми руководствовался при выборе способа смерти:

"Первое, о чем я подумал, - как сделать так, чтобы умереть без мучений. Разумеется, самый лучший пособ для этого - повеситься. Но стоило мне представить себя повесившимся, как я почувствовал переполняющее меня эстетическое неприятие этого. (Помню, я как-то полюбил женщину, но стоило мне увидеть, как некрасиво пишет она иероглифы, и любовь моментально улетучилась.) Не удастся мне достичь желаемого результата и утопившись, так как я умею плавать. Но даже если паче чаяния мне бы это удалось, я испытаю гораздо больше мучений, чем повесившись. Смерть под колесами поезда внушает мне такое же неприятие, о котором я уже говорил. Застрелиться или зарезать себя мне тоже не удастся, поскольку у меня дрожат руки. Безобразным будет зрелище, если я брошусь с крыши многоэтажного здания. Исходя из этого я решил умереть, воспользовавшись снотворным. Умереть таким способом мучительнее, чем повеситься. Но зато не вызывает того отвращения, как повешение, и кроме того не таит опасности, что меня вернут к жизни; в этом преимущество такого метода..."

Себя Акутагаве было не жалко, скорее он вызывал у себя чувство презрения - не Бог, каким он мечтал стать когда-то, а ничтожный "мсье Бовари", человекоподобная обезьяна. И традиционное трехстишье, которым Акутагава прокомментировал свой грядущий уход, подчеркивает жалкую и смешную незначительность этого события. Если мартышка не смогла удержаться на набухшей весенними почками ветке творчества, стало быть, туда ей и дорога. Ну, чуть покачнется ветка, не более.

Подрагивает весенняя ветка.

Мгновение назад

С нее упала мартышка.




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели

Дэннис Мэнэрки: История Америки в гигантских снимках
Посетило:9341
Дэннис Мэнэрки
Микки Рурк: Легенда 80-х годов
Посетило:7764
Микки Рурк
Йохан Неескенс. Биография
Посетило:4651
Йохан Неескенс

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history