Людибиографии, истории, факты, фотографии

Илья Ильф

   /   

Ilia Ilf

   /
             
Фотография Илья Ильф (photo Ilia Ilf)
   

День рождения: 15.10.1897 года
Место рождения: Одесса, Россия
Дата смерти: 13.04.1937 года
Место смерти: Москва, СССР
Возраст: 39 лет

Гражданство: СССР
Соцсети:


Двенадцатый стул для эльфа

Соавтор Евгения Петрова, русский советский писатель, фотограф

Исполнилось 110 лет со дня рождения веселого грустного человека Ильи Файнзильберга. Он же Илья Ильф

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

20.10.2007

Ильф искренне завидовал Остапу Бендеру. В "Записных книжках" он признается, что хотел бы пройти по жизни таким же веселым, здоровым и предприимчивым. Но Ильф был грустен. Его съедал туберкулез, и жил он от гонорара до гонорара.

Илья Ильф фотография
Илья Ильф фотография

Его любимый герой — совслужащий с дореволюционным прошлым. Один из них видит библейский сон, как семь партийных поклонились ему, беспартийному. Да как поклонились! Швырнули портфели в пыль и бухнулись на колени.

Реклама:

Другой герой, созданный уже совместно с Евгением Петровым, мучается, наоборот, советскими снами. "Все отняла у меня советская власть... Но есть такая сфера, куда большевикам не проникнуть, — это сны, ниспосланные человеку богом". И он заснул, желая увидеть для начала царский выход из Успенского собора. Вместо этого он увидел председателя месткома. И так каждую ночь: членские взносы, стенгазеты и прочие реалии советского быта. С воплем: "Боже, боже! Все те же сны!" — он вылетел в подштанниках на крыльцо.

Если бы не записные книжки Ильфа, мы бы никогда не узнали, что "Двенадцать стульев" и "Золотой теленок" — это шутки Ильфа, сплавленные в магический кристалл Петровым. Ильфу такая работа была бы не по силам. Он был писателем XXI века — минималистом. "Бога нет! — А сыр есть? — грустно спросил учитель". Петров смог бы написать целую главу об этом учителе. А Ильф только грустно улыбнулся и записную книжечку в карман положил.

Но на самом деле их было трое: Ильф, Петров и брат Петрова — Валентин Катаев. Эта троица и замыслила два гениальных романа, ставших антисоветской классикой. Спорили на золотой портсигар, что напишут на сюжет Катаева гениальную вещь. И написали. Возможно, это все они потом выдумали, задним числом. Только ясно, что перед нами одна команда великих пересмешников советского бытия. Не быта, а именно бытия. Быт тот частично умер, а бытие с нами и по-прежнему определяет сознание.

Одно время стало казаться, что дилогия устарела. Куда там! Пришел второй нэп — перестройка. Пришла новая борьба с нэпом. А бессмертный Фунт все сидит, как сидел при Александре Втором "Освободителе", при Александре Третьем "Миротворце", при Николае Втором "Кровавом" (ныне страстотерпце). Как сидел до угара нэпа и после угара нэпа. Васисуалий Лоханкин все вздыхает: "Может быть, так надо? Может, в этом и есть великая сермяжная правда?" А Ильф с Бендером приговаривают: она же и посконная. Писатель в детской курточке все пишет и пишет свои рассказы. Если есть бумага, должен же кто-то на ней писать. А иностранному корреспонденту все объясняют, что у нас нет еврейского вопроса. "Но ведь в России есть евреи? — Есть, — ответил Паламидов. — Значит, есть и вопрос? — Нет. Евреи есть, а вопроса нет".

Обаяние Ильфа столь велико, что в союзе с Петровым он даже Сталина обаял. Роман понравился, и вождь его разрешил. Потом спохватился и запретил. Только после смерти тирана Константин Симонов пробил издание в Алма-Ате. И бессмертный роман зашагал по стране четверками ножек всех двенадцати стульев. Золотой теленок, отнюдь не телец, весело бодается с финансовыми властями. А почвенные писатели все строчат и строчат свой бессмертный роман, давно написанный Ильфом и Петровым: "Инда взопрели озимые, рассупонилось красно солнышко, расталдыкнуло лучи свои по белу светушку. Понюхал старик Ромуальдыч свою портянку и аж заколдобился..." Современный Корейко уже не работает счетоводом, а живет в особняке на Рублевке. Ловкие Остапы давно осуществили свою мечту и уехали в Рио-де-Жанейро, где все в белых штанах танцуют фокстрот "У моей девочки есть одна маленькая штучка". Впрочем, Корейко может оказаться и в Куршевеле, и в Краснокаменске. Это уж как повезет.

Ильф не дожил до Второй мировой войны. Не видел Освенцима, в котором Гитлер хотел сжечь и его, и его книги. Хотя книги уже сжег Сталин. И не за горами была борьба с космополитами безродными. И новый Паламидов объяснял иностранным корреспондентам, что у нас нет проклятого вопроса.

Лучшие дня

Джанфранко Ферре. Биография
Посетило:11266
Джанфранко Ферре
Последний Воин Динго
Посетило:7556
  Воин
Джон Ньюман. Биография
Посетило:4529
Джон Ньюман

Нью-Васюки, мировую столицу шахмат, все же воздвигли. Сбылось пророчество. В Киеве стоит памятник гениальному слепому — Паниковскому. В Харькове — отцу Федору с чайником. В Элисте и Петербурге — бронзовый Бендер. Пора бы воздвигнуть у трех вокзалов монумент в честь Шуры Балаганова. А памятник Ильфу и Петрову "12-й стул" был открыт 1 апреля 1999 года на Дерибасовской. Кажется, на этом стуле незримо сидит грустный советский эльф в пенсне...




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели

Пионер количественной теории цветов
Посетило:7639
Джеймс Клерк Максвелл
Самый известный силач прошлого века
Посетило:27551
Джозеф Гринштейн
Николай Рубинштейн. Биография
Посетило:12524
Николай Рубинштейн

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history