Ћюдибиографии, истории, факты, фотографии

ѕу —унлин

   /   

Pu Songling

   /
             
‘отографи€ ѕу —унлин (photo Pu Songling)
   

ƒень рождени€: 01.01.1640 года
ћесто рождени€: Ўаньдун,  итай
ƒата смерти: 28.12.1715 года
ћесто смерти: Ўаньдун,  итай
¬озраст: 76 лет

√ражданство:  итай

Ѕиографи€

 итайский новеллист, писавший под псевдонимом Ћ€о „жай.

”мело использовал в своих рассказах элементы фантастики. явл€етс€ автором книги ЂЋ€о-чжай-чжи-иї.

16.02.2011

ѕу —ун-лин получил классическое образование и принадлежал к бюрократическому сословию учЄных. 16 томов его произведений заключают более 400 новелл, которые не представл€ют собой оригинального жанра, а €вл€ютс€ лишь блест€щей стилизацией фантастических китайских новелл VIIIЧIX вв.

ѕу —унлин фотографи€
ѕу —унлин фотографи€

”мело использовал в своих рассказах элементы фантастики. явл€етс€ автором книги ЂЋ€о-чжай-чжи-иї.

ќ ѕу —унлине

ѕу —унлин (по фамилии ѕу, по имени —ун-лин), давший себе литературное прозвание, или псевдоним, Ћ€о „жаи, родилс€ в 1640 году и умер в 1715 году в провинции Ўаньдун, наход€щейс€ в ¬осточном  итае, близ морского побережь€, с которого простым глазом видны очертани€ ѕорт-јртура. ћесто действи€ его рассказов почти не выходит за пределы Ўаньдуна, и врем€ их не отступает от эпохи жизни самого автора. ¬от что о нем рассказывает его слишком кратка€ биографи€, наход€ща€с€ в описании уезда ÷зычуань, в котором он родилс€ и умер.

"ѕокойному им€ было —унлин, второе им€ - Ћюс€нь, дружеское прозвание Ћюцюань. ќн получил на экзамене степень суйгуна в 1711 году и славилс€ среди своих современников тонким литературным стилем, сочетавшимс€ с высоким нравственным направлением. —о времени своего первого отроческого экзамена он уже был известен такой знаменитости, как Ўи ∆уньчжан, и вообще его литературна€ слава уже гремела. Ќо, внезапно, он бросает все и погружаетс€ в старинное литературное творчество, описыва€ и воспева€ свои волнени€ и переживани€. ¬ этом стиле и на этой литературной стезе он €вл€етс€ совершенно самосто€тельным и обособленным, не примыка€ ни к кому.

» в характере своем, и в своих речах покойный про€вл€л благороднейшую простоту, соединенную с глубиной мысли и основательностью суждени€. ќн высоко ставил непоколебимость принципа, всегда называющего только то, что должно быть сделано, и неуклонность нравственного долга.

¬месте со своими друзь€ми Ћи —имэем и „жан Ћию, также крупными именами, он основал поэтическое содружество, в котором все они старались воспитать друг друга в возвышенном служении из€щному слову и в нравственном совершенстве.

ѕокойный ¬ан Ўичжэнь всегда дивилс€ его таланту, счита€ его вне пределов дос€гаемости дл€ обыкновенных смертных.

Ћучшие дн€

√енерал песни
ѕосетило:8260
Ћев ќшанин
јлександр ƒемь€ненко: «аложник одной роли
ѕосетило:6501
јлександр ƒемь€ненко
—ергей ¬ласьев. Ѕиографи€
ѕосетило:6425
—ергей ¬ласьев

¬ семье покойного хранитс€ богатейша€ коллекци€ его сочинений, но "–ассказы Ћ€о „жа€ о чудесах" ("Ћ€о „жай чжи и") особенно восхищают всех нас как нечто самое вкусное, самое при€тное".

»так, перед нами типичный китайский ученый. ѕосмотрим теперь, каково содержание его личности как ученого, то есть постольку, поскольку это касаетс€ воспитани€ и вообще культурного показател€. ќстальное - не правда ли? - уже сообщено в вышеприведенных строках исторической справки.

 итайский ученый отличаетс€ от нашего главным образом своею замкнутостью. ¬ то врем€ как наш образованный человек, - не говор€ уже об ученом, - наследует в той или иной степени культуру древнего мира и ≈вропы, €вл€ющуюс€ вообще сборным соединением разных отраслей человеческого знани€ и опыта, начина€ с религии и конча€ химией и чистописанием, - образованный и ученый китаец €вл€етс€ - и особенно €вл€лс€ в то врем€, когда жил ѕу —унлин - Ћ€о „жай, - наследником и выразителем только своей культуры, причем главным образом литературной. ќн начинал не с детских текстов и легких рассказов, а сразу с учени€  онфуци€ и всего того, что к нему примыкает, иначе говор€ - с канона китайских писаний, к которым, конечно, можно применить наше слово и пон€тие "св€щенный", но с надлежащею оговоркой, а именно: они не заимствованы, как у нас, от „уждых народов и не занимаютс€ сверхъестественным откровением, а излагают учение "совершенного мудреца"  онфуци€ о призвании человека к" oвысшему служению; ¬ыучив наизусть - непременно в совершенстве - в научившись понимать с полною отчетливостью и в согласии с суровой, непреклонной традицией все содержание этой китайской библии, котора€, конечно, во много раз превосходит нашу хот€ бы размерами, не говор€ уже о трудности €зыка, - той библии, о которой в нескольких строках нельз€ дать даже приблизительного представлени€ (если не сказать в двух словах, что ее €зык так же похож на тот, которым говорит учащийс€; как русский €зык на санскрит), - после этой суровой выучки, на которой "многие силу потер€ли" и навсегда сошли с пути образовани€, китаец приступал к чтению историков, философов разных школ, писателей по вопросам истории и литературы, а главным образом к чтению литературных образцов, которые он, по своей уже выработанной привычке, неукоснительно заучивал наизусть. ÷ель его теперь сводилась к выработке в себе образцового литературного стил€ и навыка, которые позволили бы ему на государственном экзамене про€вить самым достойным образом свою мысль в сочинении на заданную тему, а именно доказать, что он в совершенстве постиг всю глубину духовной и литературной китайской культуры тыс€челетий и €вл€етс€ теперь ее современным представителем и выразителем.

¬от, значит, в чем заключалось китайское образование. ќно вырабатывало человека, отличающегос€ от необразованного, во-первых, тем, что он был в совершенстве знаком с тайною €зыка во всех его стади€х, начина€ от архаической, пон€тной только в традиционном объ€снении, и конча€ современной, сложившейс€ из непрерывного роста €зыка, который впоследствии прошел еще целый р€д промежуточных стадий. ¬о-вторых, этот человек держал в своей пам€ти, - и притом самым отчетливым образом, - богатейшее содержание китайской литературы, в чтение которой он ведь был погружен чуть ли не двадцать лет, а то и больше! “аким образом, перед нами человек со сложным миропониманием, созерцающий всю свою четырехтыс€челетнюю культуру и со сложным умением выражать свои мысли, пользу€сь самыми обширными запасами культурного €зыка, ни на минуту не знавшего перерыва в своем развитии.

“аков был китайский интеллигентный человек времен ѕу —ун-лина. „тобы теперь представить себе личность самого Ћ€о „жа€, автора этих "странных рассказов", надо к вышеизложенной общей формуле образованного человека прибавить особо отличную пам€ть, поэтический талант и размах выдающейс€ личности, которой сообщено столь сложное культурное наследие.

¬се это и отразилось на пленительных его рассказах, в которых прежде всего заблистал столь известный вс€кой литературе талант повествовател€. “ам, где вс€кий другой человек увидит только привычные формы жизни, прозорливый писатель увидит и покажет нам сложнейшую и разнообразнейшую панораму человеческой жизни и человеческой души. “о, что любому из нас, простых смертных, кажетс€ обыденным, р€довым, не заслуживающим внимани€, ему кажетс€ интересным, тесно св€занным с потоком жизни, над которым, сам в нем плыв€, только он может подн€ть голову. », наконец, тайны человеческой души, видные нам лишь постольку, поскольку чужа€ душа находит себе в наших бледных и ничтожных душах кое-какое отражение, развертываютс€ перед поэтом во всю ширь и влекут его в неизбывные глубины человеческой жизни.

ќднако талантливый повествователь - это только ветвь в лаврах Ћ€о „жа€. —амым важным в ореоле его славы €вл€етс€ соединение этой могучей силы человека, наблюдающего жизнь, с необыкновенным литературным мастерством. ћногие писали на эти же темы и до него, но, по-видимому, только Ћ€о „жаю удалось приспособить утонченный литературный €зык, выработанный, как мы видели, многолетней суровою школой, к изложению простых вещей. ¬ этом живом соединении рассказчика и ученого Ћ€о „жай поборол прежде всего презрение ученого к простым вещам. ƒействительно, китайскому ученому, привыкшему сызмальства к тому, что тонка€ и сложна€ речь передает исключительно важные мысли - мысли  онфуци€ и первоклассных мастеров литературы и поэзии, которые, конечно, всегда чуждались "подлого штил€" во всех его направлени€х, - этому человеку всегда казалось, что так называемое легкое чтение есть нечто вроде исподнего плать€, которое все нос€т, но никто не показывает. » вот €вл€етс€ Ћ€о „жай и начинает рассказывать о самых интимных вещах жизни таким €зыком, который делает честь самому выдающемус€ писателю важной, кастовой китайской литературы. —овершенно отклонившись от разговорного €зыка, довед€ это отклонение до того, что посел€не-хлебопашцы оказываютс€ у него говор€щими €зыком  онфуци€, автор придал своей литературной отделке такую высоту, что члены его поэтического содружества (о котором упоминалось выше) не могли сделать ему ни одного возражени€.

“рудно сообщить русскому читателю, привыкшему к вульгарной передаче вульгарных тем, и особенно разговоров, всю ту восхищающую китайца двойственность, котора€ состоит из простых пон€тий, ѕодлежащих, казалось бы, выражению -простыми же словами, но дл€ которых писатель выбирает слова-намеки, вз€тые из обширного запаса литературной учености и понимаемые только тогда, когда читателю в точности известно, откуда вз€то данное слово или выражение, что стоит впереди и позади него, одним словом - в каком соседстве оно находитс€, в каком стиле и смысле употреблено на месте и какова св€зь его насто€щего смысла с текущим текстом. “ак, например, ѕу —унлин, рассказыва€ о блест€щем виде бога города, €вившегос€ к своему з€тю как незримый другим призрак, употребл€ет сложное выражение в четыре слова, вз€тых из разных мест "Ўицзина" - классической древней книги античных стихотворений, причем в обоих этих местах говоритс€ о четверке рослых коней, влекущих пышную придворную колесницу. “аким образом, весь вкус этих четырех слов, изображающих парадные украшени€ лошадей, сообщаетс€ только тому, кто знает и помнит все древнее стихотворение, из которого они вз€ты. ƒл€ всех остальных - это только непон€тные старые слова, смысл которых в общем как будто говорит о том, что получалась красива€, пышна€ картина. –азница впечатлений такова, что даже трудно себе представить что-либо более удаленное одно от другого. «атем, например, рассказыва€ о странном монахе, в молодом теле которого поселилась душа глубокого старца, ѕу пользуетс€ словами  онфуци€ о самом себе. "ћне, - говорит китайский мудрец, - было п€тнадцать - и € устремилс€ к учению; стало тридцать, - и € установилс€..." “еперь, фраза ѕу гласит следующее: "Ћет ему (монаху) - только и установитьс€", а рассказывал о делах, случившихс€ восемьдес€т, а то и больше лет тому назад". «начит, эта фраза пон€тна только тем, кто знает вышеприведенное место из  онфуци€, и окажетс€, что монаху было тридцать лет, следовательно, перевести эту фразу на наш €зык надо было бы так: "¬озраст его был всего-навсего, как говорит  онфуций: "когда только что он установилс€", а рассказывал" и т. д. ќдним словом, выражени€ заимствуютс€ ѕу —унлином из контекста, из св€зи частей с целым. ¬осстановить эту ассоциацию может только образованный китаец. ќ трудност€х перевода этих мест на русский €зык не стоит и говорить.

ќднако все это - еще сущие пуст€ки. ¬ самом деле, кто из китайцев не знал (в прежнее, дореформенное врем€) классической литературы? Ќаконец, всегда можно было спросить даже простого учител€ первой школы, и он мог или знать, или догадатьс€. ƒругое дело, когда подобна€ литературна€ цветистость распростран€етс€ на все решительно поле китайской литературы, задева€ историков, и философов, и поэтов, и всю пле€ду писателей. «десь получаетс€ дл€ читател€ насто€ща€ трагеди€. ¬ самом деле, чем дальше развивает отборность своих выражений ѕу —унлин, тем дальше от него читатель. »ли же, если последний хочет приблизитьс€ к автору и понимать его, то сам должен стать ѕу —унлином, или, наконец, обращатьс€ поминутно к словарю. » вот, чтобы идти навстречу этой потребности, современные издатели рассказов Ћ€о „жа€ печатают их вместе с толковани€ми цветистых выражений, приведенными в той же строке.  онечно, выражени€, переведенные и объ€сненные выше как примеры, ни в каких примечани€х не нуждаютс€, ибо известны каждому мало-мальски грамотному человеку.

“аким образом, вот тот литературный прием, которым написаны повести Ћ€о „жа€. Ёто, значит, вс€ сложна€ культурна€ ткань древнего €зыка, привлеченна€ к передаче живых образов в увлекательном рассказе. ¬олшебным магнитом своей богатейшей фантазии ѕу Ћ€о „жай заставил кастового ученого отрешитьс€ от представлени€ о литературном €зыке как о чем-то важном и трактующем только традиционные темы. ќн воскресил €зык, извлек его, так сказать, из амбаров учености и пустил в вихрь жизни простого мира. Ёто ценитс€ всеми, и до сих пор образованный китаец втайне думает, что вс€ его колоссальна€ литература есть скорее традиционное величие и что только на повест€х Ћ€о „жа€ можно научитьс€ живому пользованию €зыком ученого. — другой же стороны, простолюдин, не имевший времени закончить свое образование, чувствует, что Ћ€о „жай рассказывает вещи, ему родные, столь милые и пон€тные, и одолевает трудный €зык во им€ близких ему целей, что, конечно, более содействует распространению образовани€, нежели сама€ свирепа€ и мудра€ школа каких-либо систематиков.

¬ повест€х Ћ€о „жа€ почти всегда действующим лицом €вл€етс€ студент.  итайский студент отличаетс€ от нашего, как видно из сказанного выше, тем, что он может оставатьс€ студентом всю жизнь, в особенности если он неудачник и обладает плохою пам€тью. ћы видели, что и сам автор повестей ѕу выдержал мало-мальски сносный экзамен лишь в глубокой старости. ћ€гко обход€ этот вопрос, историческа€ справка, приведенна€ на предыдущих страницах, не говорит нам о том, что составл€ло трагедию личности ѕу —унлина. ќн так и не мог выдержать среднего экзамена, не говор€ уже о высшем, и, таким образом, стремление каждого китайского ученого стать "государственным сосудом" встретило на его пути решительную неудачу.  ак бы ни объ€сн€ли себе он, его друзь€, почитатели и, наконец, мы эту неудачу, сколько бы мы ни говорили, что живому таланту трудно одолеть узкие рамки скучных и в€зких программ с их бесчисленными параграфами и вс€ческими рамками, выход из которых считаетс€ у экзаменаторов преступлением, все равно: жизнь есть жизнь, а ее блага создаютс€ не индивидуальным пониманием людей, а массовой оценкой, и потому бедный Ћ€о „жай глубоко и остро чувствовал свое жалкое положение вечного студента, отравл€вшее ему жизнь. » вот он призывает своим раненым сердцем всю фантастику, на которую только способен, и заставл€ет ухаживать за студентом мир прекрасных фей. ѕусть, думаетс€ ему, в этой жизни бедный студент горюет и трудитс€. ¬округ него порхает особа€, фантастическа€ жизнь.   нему €в€тс€ прекрасные феи, каких свет не видывал. ќни подар€т ему счастье, от которого он будет вне себ€, они оцен€т его возвышенную душу и дадут ему то, в чем отказывает ему скучна€ жизнь. ќднако он - студент, ученик  онфуци€, его апостол. ќн не допустит, как сделал бы вс€кий другой на его месте, чтобы основные принципы справедливости, добра, человеческой глубины человеческого духа и вообще незыблемых идеалов человека были попраны вмешательством химеры в реальную жизнь. ќн помнит, как суров и беспощаден был  онфуций в своих приговорах над людьми, потер€вшими вс€кий масштаб и в упоенье силы начинающими приближатьс€ к скоту, - да! он это помнит и свое суждение выскажет, чего бы это ему ни стоило. » как в €зыке Ћ€о „жа€ собрано все культурное богатство китайского €зыка, так и в содержании его повестей собрано все богатство человеческого духа, волнуемого страстью, гневом, завистью и вообще тем, что всегда его тревожило, - и все это богатство духа вьетс€ вихрем в душе вечно юного китайского студента, стрем€щегос€, конечно, поскорее уйти па трон правител€, но до этих пор нос€щего в себе незыблемо живые силы, сопротивл€ющиес€ окружающей пошлости темных людей.

 ружа, таким образом, своей мыслью около своей неудачи и создава€ свой идеал в размахе страстей жизни, бедный студент сумел, однако, высказатьс€ положительно и вызвал к себе отношение, далеко превышающее лавры жалостливого рассказчика. »споведанные им конфуцианские заветы права и справедливости возбудили внимание к его личности, и, таким образом, личность и талант сплелись в одну победную ветвь над головой Ћ€о „жа€. » настолько умел он захватить людей своей идейностью, что один император, €рый поклонник его таланта, хотел даже поставить табличку с его именем в храме  онфуци€, чтобы, таким образом, сопричислить его к сонму учеников бессмертного мудреца. ќднако это было сочтено уже непомерным восхвалением, и дело провалилось.

—одержание повестей, как уже было указано, все врем€ вращаетс€ в кругу и - "причудливого, сверхъестественного, странного". √овор€т, книга сначала была названа так: "–ассказы о бесах и лисицах" ("√уй ху чжуань"). ƒействительно, все рассказы Ћ€о „жа€ занимаютс€ исключительно сношением видимого мира с невидимым при посредстве бесов, оборотней-лисиц, сновидений и т. д. «лые бесы и неумиренные, озлобленные души несчастных людей мучают оставшихс€ в живых. ƒобрые духи посылают люд€м счастье. Ѕлаженные и бессмертные €вл€ютс€ в этот мир, чтобы показать его ничтожество. Ћисицы-женщины пьют сок обольщенных мужчин и перерождаютс€ в бессмертных. »х мужчины посланы в мир, чтобы насме€тьс€ над глупцом и почтить ученого умника.  удесники, волхвы, прорицатели, фокусники €вл€ютс€ —юда, чтобы, устроив мираж, показать новые стороны нашей жизни. √оре злому грешнику в подземном царстве! —колько нужно сложных случайностей и совпадений, чтобы извлечь все и тонут все: и бесы, и лисицы, и вс€кие люди. —удьба отпускает человеку лишь некоторую долю счасть€, и как ни развивай ее, дальше положенного предела не разовьешь. ‘атум бедного человека есть абсолютное божество. “аков крик исстрадавшейс€ души автора, звучащий, в его "книге сиротливой досады", как выражаютс€ его критики и почитатели.

 ак же случилось, что все эти химерические превращени€ и вмешательства в человеческую жизнь, все. эти туманные, мутные речи, "о которых не говорил  онфуций", - не говор€т и все классики, - как случилось, что. ѕу —унлин избрал именно их дл€ своих повестей, и не только случайно выбрал, но - нет, - собирал их заботливо всю свою жизнь?  ак это совместить с его конфуцианством?

ќн сам об этом подробно говорит в предисловии к своей книге, указыва€ нам прежде всего, что он в данном случае не пионер: и до него люди такой высокой литературной славы, как ÷юй ёань и „жуан-цзы (IV в. до н. э.), выступали поэтами причудливых химер. ѕосле них можно также назвать р€д имен (например, знаменитого поэта XI в. —у ƒунпо), писавших и любивших все то, что удал€етс€ от земной обыденности. “аким образом, под защитой всех этих славных имен ѕу не боитс€ нареканий. ќднако главное, конечно, не в защите себ€ от нападок, а в собственном волевом стремлении, которое автор объ€сн€ет врожденной склонностью к чудесному и фатальными совпадени€ми его жизни. ќн молчит здесь о своей неудаче в этом земном мире, котора€, конечно, легла в основу его исповедани€ фатума. ќднако из предыдущего €сно, что ѕу в своей книге выступает в р€ду своих предшественников с жалобой на человеческую несправедливость. Ёта тема всюду и везде, как и в  итае, вечна, и, следовательно, мы отлично понимаем автора и не удивл€емс€ его двойственности, без которой, между прочим, он не имел бы той литературной славы, котора€ осен€ла его в течение этих двух столетий.




¬аш комментарий (*):
я не робот...

Ћучшие недели

ћари€ ћайкова-—лидовкер. Ѕиографи€
ѕосетило:16607
ћари€ ћайкова-—лидовкер
≈катерина √ордеева. Ѕиографи€
ѕосетило:53025
≈катерина √ордеева
¬италий —оломин - Ёлементарно, ¬атсон!
ѕосетило:37879
¬италий —оломин

ƒобавьте свою информацию

«десь
јдминистраци€ проекта admin @ peoples.ru