Людибиографии, истории, факты, фотографии

Рауф Кубаев

   /   

Rauf Kubaev

   /
             
Фотография Рауф Кубаев (photo Rauf Kubaev)
   

День рождения: 11.07.1956 года
Возраст: 61 год
Место рождения: Бухара, Россия

Гражданство: Россия

Я стал опытнее и честнее

Сценарист, режиссер.

Его работы отличает динамичность, истинная, ненадуманная интрига, прекрасная актерская игра… И, что очень важно – потрясающее ощущение меры и гармонии, то, без чего произведения искусства просто не может быть.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

23.12.2010

В фильмах известного российского кинодраматурга и кинорежиссера Рауфа Кубаева, в центре повествования – всегда сильная личность, человек, на которого хочется равняться. Это то, чего так недостает порой нашему кинематографу.

Рауф Кубаев фотография
Рауф Кубаев фотография

Его работы отличает динамичность, истинная, ненадуманная интрига, прекрасная актерская игра… И, что очень важно – потрясающее ощущение меры и гармонии, то, без чего произведения искусства просто не может быть.

Реклама:

Сегодня мы предлагаем читателю интервью с любимым сценаристом и режиссером.

Рауф Джалилович, вы - профессиональный сценарист. Почему, на ваш взгляд, хороший сценарист может стать успешным кинорежиссером, а вот наоборот случается редко?

- У сценариста, у хорошего сценариста, очень сильно развито монтажное мышление. И он без проблем может, точнее – умеет – рассказать Историю, - то, за чем следит зритель.

Тарковский как-то сказал, что поставить хороший фильм по чужому сценарию невозможно…

- Он имел в виду, что режиссер всегда сам для себя пишет сценарий, даже если берет чужой материал. Другое дело, что он это делать умеет, в отличие от большинства нынешних режиссеров.

В ваших фильмах у начинающих актеров, которые прежде себя никак особо не проявляли, становится очевидным актерское дарование. Как вам удается раскрыть его? Другими словами, насколько велико влияние режиссера на трансформацию сценария, игру актеров?

Лучшие дня



Посетило:199
Дмитрий Поднозов
Продлевая молодость после 50
Посетило:171
Луиза Тейлор

Посетило:160
Евгений Щербаков

- По сути, в этом, а не в умении разводить мизансцены, и заключается главное искусство режиссуры. Был у меня продюсер, Эдуард Тополь. Я снял фильм по его сценарию - «На краю стою». После того, как я снял и смонтировал весь фильм, он уволил меня. Так вот, он вставил себя в титры как моего сорежиссера, а потом заявил в интервью, что не почувствовал в режиссуре никакой магии. И полностью этим подставился, по-моему.

Анна Снаткина рассказывала, что, когда она снималась в вашем фильме «Сорок третий номер», то у нее резко обострилась интуиция. Цитирую: «Рауф как-то сказал: «Самый кратчайший путь для актрисы к роли, это когда ты просто ЗНАЕШЬ». Как бы вы это объяснили?

- Это как Вера в Бога, она иррациональна. Ты ЗНАЕШЬ, что Он есть и ведешь себя в соответствии с этим. Конечно, такое знание приходит в результате определенной работы. Но как я могу в двух словах рассказать суть этого? Все происходит на внутреннем - чувственном, интуитивном уровне. Ты бьешься, стараешься, кажется, что у тебя ничего не получается, и вдруг настает момент, когда ты просто ЗНАЕШЬ. И это удивительное чувство. Оно приходит только при двух важных обстоятельствах: человек должен быть талантлив и он должен много работать.

Два разных режиссера берут аналогичные сценарии, но у одного фильм получается увлекательным, у другого – скучным. Ваши фильмы в этом смысле очень выигрывают. В них и музыка работает «на идею». Еще идут титры, а зритель знает – ему покажут нечто интересное и запоминающееся. В чем секрет?

- Дело в том самом ЗНАНИИ, внутреннем чувстве. И, конечно, очень важно, чтобы мне самому было интересно то, что я делаю, я должен получать удовольствие от этого и испытывать кайф, когда получается задуманное – даже если путь для достижения этого поначалу виделся по-другому. И еще очень важно «считывать знаки», почти как у Коэльо. Когда ты работаешь над чем-то, тебе со всех сторон идут подсказки. Даже если настает момент, когда кажется, что ТАК быть не может, так нельзя писать или снимать, ты должен помнить: именно так и должно быть!

Иногда вам заказывают сценарии, где нужно продолжить поставленную кем-то историю. Как получается - войти в «информационное поле» фильма? Откуда рождается сюжет, характеры героев, если над первой частью работали другие люди?

- Здесь просто профессия. Кто-то умеет это делать лучше, кто-то хуже. Но я - профессионал, не побоюсь этого слова, серьезный. Мне это дается сравнительно легко. Я вообще Обезьяна, по восточному гороскопу. Так что, обезьянничать умею с детства. Только теперь - на более высоком уровне. (Улыбается)

Если вы пишете детектив (как это было, например, с «Детективным агентством «Иван да Марья»), вы сотрудничаете с прокуратурой, милицией, читаете материалы следствий или сюжет – плод фантазии?

- Я не сотрудничаю с прокуратурой и милицией, когда пишу сценарий или снимаю. Но о разграничении их полномочий представление имею. А когда пишу сценарий, просто стараюсь не касаться того, чего не знаю или знаю плохо.

А в чем, на ваш взгляд, отличие женского детектива от мужского?

- Отличия есть только в женской и мужской одежде, впрочем, сегодня существует и унисекс, когда эти отличия нивелируются. Нет женского и мужского детектива, есть детективы хорошие и плохие! Агата Кристи – это что, чисто женский детектив? А у Себастьяна Жапризо вообще есть произведения, про которые можно подумать, что это написала женщина…

Есть режиссеры, которые «проливают» в своих детективах и боевиках много крови, дают сцены жестокости, стараясь привлечь какую-то категорию зрителей. Для вас эти приемы нехарактерны. Чем вы держите зрителя «в тонусе», и что позволяет не перейти ту грань, за которой произведение искусства превращается в натуралистические неприглядные картины жизни, «чернуху»?

- Я просто стараюсь не снимать то, что неинтересно лично мне, что вызывает у меня чувство тошноты. Принято считать, что я снимаю для массового зрителя. В общем-то, так и есть. И я точно знаю, что массовый зритель не приемлет «чернуху». Потому что я сам из этой массы.

Я знаю, что вы внесли изменения в сценарий Эдуарда Тополя «На краю стою». Чего они коснулись?

- Мне было забавно прочесть в Интернете, что Тополь «намеренно не снимал слишком жестокие сцены». Но именно я объяснял ему, почему не стану снимать некоторые написанные им сцены: экран увеличивает любую мелочь в тысячу раз! Я говорил ему, что не стану снимать клинически отвратные сцены, прописанные в сценарии. А потом он слово в слово всё это повторил журналистам… но уже от своего имени. Вообще, тот опыт работы с Тополем мне хочется поскорее забыть. Я за всю свою жизнь не сталкивался с таким количеством лжи и лицемерия, какое увидел за те несколько месяцев, пока был вынужден работать с этим человеком…

Раньше гарантом успеха служил талант – способность так выстроить фильм, чтобы сердце зрителя зазвучало в унисон режиссерскому замыслу. Сейчас написана масса пособий, в которых учат делать бестселлеры. Неужели все сценаристы сверяют алгеброй гармонию, вдохновение и наитие отошли на второй план, а ремесленничество, пусть и высокого ранга, теперь - главный путь к успеху?

- Главный путь к успеху по-прежнему – вдохновение, наитие и мастерство. Но, разумеется, необходим и высокий уровень владения своим ремеслом.

Вы сняли фильм «Псевдоним Албанец», но продолжение делать отказались. В чем причина?

- Мне не понравился сценарий. Из продолжения исчезла «человеческая линия» – осталась «стрелялка».

Как вы обычно подбираете актеров?

- Как все – подбор актеров, кастинг, пробы…

Правда, что лицо актера порой подобно приговору, и диапазон ролей зависит от первого удачного «попадания»?

- Это у кого как. Александру Демьяненко так и не удалось уйти от «Шурика», а Никулин играл у Германа. Да и Папанов сыграл Серпилина в фильме «Живые и мертвые».

Вы бы отважились комедийного актера, такого, как Крамаров, взять на роль в трагедии?

- Конечно. Я вообще считаю, что сцена в электричке, сыгранная Крамаровым в «Джентльменах удачи», трагична в самом высоком смысле этого слова.

Если бы была возможность поработать с любым актером прошлого или настоящего, с кем бы вы хотели снять фильм?

- Любой актер – это шахматная фигура. Она хороша на определенной позиции. Причем, на самой неожиданной, как часто бывает в шахматах.

Во многих ваших работах снимался Вадим Андреев. В одном из интервью он сказал: «Теперь я у Рауфа Кубаева талисман — снимаюсь во всех его проектах». Это ваш любимый актер?

- Все актеры, которые у меня снимались – любимые. А Вадим еще и талисман, отрицать не стану. Сейчас, когда я стал продюсером и веду несколько проектов одновременно, я стараюсь задействовать его в своей студии максимально. А что делать, если он, в самом деле, приносит мне удачу? Вот не снимался он у меня в «На краю стою» - и что получилось?.. Я чуть не разочаровался в человечестве. Шутка. Так что, буду сотрудничать с Вадимом Андреевым и дальше. Тем более, что как актер он умеет практически все. Это один из самых недооцененных актеров России, на мой взгляд.

Читала, что гибель Александра Дедюшко была для вас личной трагедией - потерей близкого человека. Каким он был? Он был похож на своих персонажей?

- Саша был абсолютным ребенком. Воспринимал жизнь без полутонов и был абсолютно честен. Он мог обидеться – как ребенок, и тогда к нему нужно было подойти, и, как с ребенком, поговорить. Условно говоря – погладить по голове. И он тут же, как могут только дети, забывал все и был готов к общению, с нуля…

В одной из первых серий фильма «Я – сыщик» звучат фразы, сказанные сыщиком Максимовым (Дедюшко) и - ему, и смысл их невольно заставляет вздрагивать: «Молодые здоровые мужчины просто так не умирают», «Тебя об асфальт не расшибешь»… На ваш взгляд - это просто совпадение, или кино, в определенном смысле, все-таки не до конца понятая мистическая реальность?

- Никто бы не обратил на них внимания, если б не эта трагедия. А мистика касается всех людей и всех сторон жизни, не только Саши...

В фильме «Красная площадь» следователь генпрокуратуры по особо важным делам Игорь Шамраев произносит такие слова: «В этой стране никогда ничего не изменится». И произносит их так, что не поверить ему невозможно. А когда Брежнев спрашивает, как же может в нашей стране существовать теневая экономика, он отвечает: «Все просто. Всех можно купить»… У вас не было проблем с «продвижением» фильма или после его выхода?

- Не было. Более того, это была самая «скорая» премьера. Сдали фильм в августе, в сентябре он пошел в эфир.

Одна из сильнейших сцен «Красной площади» – встреча Анны Финштейн со своим возлюбленным Гиви Мингадзе. Как достигнут такой накал в ней - вы дали актерам свободу или придерживались своей концепции ролей, эпизода?

- Не понимаю, что значит, дать актерам свободу? Свобода у них относительная… в процессе подготовки к роли. На съемках у них нет такой свободы - всё подчинено общей цели. И потом, в кино «накал» создается не только за счет игры актеров, но и многими другими нюансами.

Зритель хочет видеть в кино сильную личность, и вы это желание удовлетворяете сполна. А еще он стремится хотя бы здесь удовлетворить жажду справедливости. В фильме «На краю стою» финал романа Тополя изменен – и герой обретает счастье. Было ли у вас желание изменить и финал «Красной площади» или хотя бы оставить его открытым?

- Нет, финал фильма меня устраивал полностью.

Но ведь Игорь и Нина погибают, сын его, возможно, вырастет националистом... Горько, что лучшие люди отдают свои жизни, работая на интересы кучки политических эгоцентристов. Понятно, что в подвиге или даже честно проделанной работе не всегда следует искать рациональное зерно. Но все же, каков высший смысл этой трагедии?

- В трагедии как таковой смысла нет. Весь смысл – в преодолении того, что несет с собой трагедия. В том, КАК человек борется за самого себя. Никаких других смыслов у трагедии нет. Другое дело, что Шамраев в течение всего фильма боролся за сохранение собственного человеческого достоинства. И трагедия его была в том, что человеку с таким обостренным чувством собственного достоинства не было места в той системе координат. Для меня он не погиб, а освободился. Помните «Танцующую в темноте» Ларса фон Триера с великолепной Бьорк? Люди рыдали в зале, когда героиню вешали. Я тоже плакал, но, не поверите, - от счастья. Она ОСВОБОДИЛАСЬ, понимаете? Она тоже не могла существовать в предложенной ей системе координат. И когда ее душа освободилась от ненавистного ей тела – это был полет. И… комок к горлу. Мои слезы тогда в темном зале были светлыми.

Ваше любимое детище – это фильм…

- Пока – «Сорок третий номер».

Когда состоится его показ по телевидению?

- Осенью, насколько мне известно.

Как бы вы сами определили главное отличие сегодняшнего сценариста и режиссера Кубаева от того, который начинал путь в кино?

- Я стал опытнее и, как ни странно, честнее.

И традиционный вопрос: что вы сейчас пишете и снимаете?

- Вот об этом я отвечать не люблю и не умею.

Спасибо и удачи! Зрители всегда с нетерпением ждут ваших работ!

- Спасибо.

Generic placeholder image
Нонна Алиева
Люблю исследовать биографии интересных людей




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Скромная жизнь после крупного выигрыша
Посетило:1295
Рут Брин
«Воплощение духа и юмора» сериала This Country
Посетило:321
Майкл Слеггс
Сергей Яковлев
Посетило:869
Сергей Яковлев

Добавьте свою новость

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history