Людибиографии, истории, факты, фотографии

Ольга Красько

   /   

Olga Krasko

   /
             
Фотография Ольга Красько (photo Olga Krasko)
   

День рождения: 30.11.1981 года
Место рождения: Харьков, СССР
Возраст: 38 лет

Гражданство: Украина

Моя стратегия — интуиция

Актриса

Я не очень педантичный человек, но очень ответственный. Я - дотошная. Для творческой профессии это не очень хорошо. Сама я, наоборот, люблю людей безответственных и легкомысленных. Но вряд ли когда-нибудь смогу принадлежать к их числу.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

14.09.2010

Актерская карьера Ольги КРАСЬКО — это 5 лет работы в театре Табакова и неплохая коллекция киноролей в фильмах «Неудача Пуаро» Сергея Урсуляка, «Турецкий гамбит» Джаника Файзиева, «Папа» Владимира Машкова… Стремительный старт 23-летней актрисы объясняется не только ароматом свежести, который привносит в визуальный ряд ее «ускользающая» красота, но и тем, что она умеет делать в профессии и что позволяет ей всегда на равных работать в компании звезд первой величины.

Ольга Красько фотография
Ольга Красько фотография

Оля, что вам, театральной актрисе, открыло дорогу в кино?

Реклама:

— Олег Павлович Табаков и моя первая работа в чешском сериале, которая, возможно, будет иметь продолжение. Сериал, который имеет в Чехии большой рейтинг, снят по документальным историям из жизни жандармов. По сути, это был многосерийный художественный фильм, в котором собрали практически всех чешских звезд. Так что мой дебют в одной из центральных ролей состоялся в блестящем окружении.

Как вас нашел чешский режиссер?

— Антонин Москалек обратился к Табакову, который у него когда-то снимался, за кандидаткой на роль русской. В Чехии Олег Павлович известен почти так же, как в России, — его помнят еще по Хлестакову, которого он играл на пражской сцене. Олег Павлович выслал ему несколько фотографий, выбрали мою.

А где вас увидел Урсуляк?

— Как гласит легенда, — в зрительном зале, на показе его дочери, которая училась на курс младше меня. Не зная даже, что я актриса, он решил, что лицо это надо снять. В «Пуаро» я пробовалась на обе женские роли. Потрясающие пробы! Когда я вижу, что человек во мне заинтересован — ведь не факт, что он меня возьмет, но он заинтересован, рассказывает, чего от меня хочет, чтобы была именно я, — возникает желание сделать максимальное, начинаешь испытывать к нему стопроцентное доверие.

Это была ваша первая роль в российском кино?

Лучшие дня

Леви Страусс. Биография
Посетило:22373
Леви Страусс
Сергей Семак. Биография
Посетило:6636
Сергей Семак
Степан Шкурат
Посетило:6448
Степан Шкурат

— Да! У меня пока их не так много. В «Турецкий гамбит» я попала благодаря тому, что Джаник Файзиев увидел меня у Урсуляка, случайно проходя мимо монтажной. Почти параллельно с Джаником была работа у Володи Машкова.

Какие человеческие открытия произошли у вас на «Гамбите»?

— Там была уникальная съемочная группа. Мы с Егором Бероевым провели в Болгарии, где снимался фильм, больше времени, чем другие, и лучше других узнали и нашу, и болгарскую части группы. Со стороны кажется: ну мало ли хороших команд? Но вот болгары, у которых очень часто снимают и голливудские, и итальянские фильмы, расставаясь с нами, плакали: «Мы работаем уже двадцать лет, но такой команды ни разу не было». Редкое совпадение талантливых и добрых людей. Джаник — невероятно тонкий человек: на съемки все время приезжают разные люди, и он всегда знает, на какую ноту надо нажать, чтобы сложился оркестр. Неформальное настроение в съемочной группе всегда зависит от режиссера. Для меня это был и новый профессиональный этап: полгода нахождения в материале, по двенадцать часов в сутки — это гораздо дольше, чем репетиция спектакля!

Возросла ли «стоимость» киноактрисы Красько после «Турецкого гамбита»?

— Раза в три. Но это никак не отразилось на моей стоимости в театре.

У вас есть какая-то стратегия построения карьеры?

— Одна актриса старшего поколения, с которой мы ехали на гастроли, стала мне говорить: «Когда я была молодая, не думала о карьере, влюбилась — и любила наотмашь, зря я это делала. А вы сегодняшние — такие молодцы, что думаете о карьере!» Я ей тогда ответила: «А вы знаете, что я в институте влюбилась так, что сбегала с репетиций?! Не могла репетировать и ни о какой карьере не думала». Не считаю, что карьеру можно сознательно выстроить. При всей продуманности карьеры Милы Йовович ее успех — во многом счастливая случайность. У меня даже агента пока нет, хотя это вакантное место пытались занять многие. Агентом все-таки должен быть друг — опытный в своей профессии, но при этом не менее важно, чтобы он очень хорошо знал мою актерскую природу, наблюдал за профессиональным ростом, чтобы он не был агентом у других актрис моего типажа. Человек, который хорошо знает мой распорядок дня, не может быть «чужим дядей», который будет только деньги за меня просить.

Является ли стиль одежды частью профессиональной стратегии актрисы?

— До недавнего времени я не думала о стиле, хотя в магазинах подбирала для себя что-то с трудом. А летом, когда снималась в роли модели в новогоднем развлекательном фильме, попросила друзей познакомить меня с настоящей моделью. Оказалось, что Ксения Киламти, бывшая манекенщица, сегодня стала кутюрье со своим кругом клиентов. И она сразу обратила мое внимание на то, что я одета непродуманно — пришла на встречу с ней в кафе как на репетицию. С тех пор она отвечает за то, как я одета.

Наверное, у вас все же есть стратегический взгляд на построение своего профессионального имиджа… Как решаете вопрос об участии или неучастии в том или ином проекте?

— Я для себя еще с институтских времен определила завышенную планку — не участвовать ни в сериалах, ни в рекламе. Но - никогда не говори «никогда»! Я все-таки работала в «Есенине», «Охоте на изюбря» — у меня там совсем крошечная роль стюардессы — три слова в одной сцене, три слова — в другой, но эти эпизоды все хвалили. У меня на самом деле нет никаких «заборов», за которые я не захожу. Единственная стратегия — интуиция. Были предложения в кино, которые, при отсутствии явных причин отказываться, вызывали сомнения, и - не случалось (либо проект закрывался, либо я им не подходила), а когда чувствую, что мое, — обычно случается. Так было и с «Охотой на изюбря» — сразу поняла, что мое, хотя, прежде чем согласиться, сказала режиссеру, что мне необходимо видеть, как я буду одета, и знать, что происходит до и после меня. А сначала мне даже было смешно: какая я «женщина-мечта» в маленьком эпизоде?

У вас ведь есть и вторая роль «женщины-мечты» — Зоси Синицкой в «Золотом теленке»?

— В фильме Ульяны Шилкиной у меня были потрясающие партнеры: Леша Девотченко (сыграл Корейко — удивительно тонкий актер!) со своим специфическим питерским чувством юмора заставлял меня хохотать до изнеможения. Когда снимали сцену его объяснения (помните: «Не то чтобы немолод, но и не стар, а время идет…»), я, не будучи в кадре, но сидя напротив, чтобы помогать ему своими репликами, только мешала — хохотала так, что пришлось зажевать скатерть. Впрочем, там даже оператор смеялся и камера тряслась. Самого Девотченко обычно расколоть трудно, но тут сразу снять дубль удалось только благодаря его силе воли. Повезло поработать с Олегом Меньшиковым. Мне нравится его «закрытость», о которой так много говорят, — он не целуется со всеми до и после дубля, как другие актеры. Были сцены, которые мы придумывали с ним вместе. Кстати, в одну из версий фильма (если их будет две: теле- и кино-), возможно, войдет эпизод из чернового варианта «Теленка», в котором мы с Олегом играем сцену символического свадебного обряда (правда, без ЗАГСа, без фаты), хотя Бендер до последней минуты колеблется.

В одном из ваших интервью вы сказали, что, будучи абитуриенткой, о театральной жизни ничего не знали, а к Табакову пошли поступать только потому, что фамилия знаменитая.

— К поступлению я не очень готовилась, у меня не было большого репертуара, даже толком не знала, что надо для того, чтобы поступать. Просто решила попробовать: если бы не получилось, я бы больше и не пыталась.

На каком этапе пришло осознание того, что выбор профессии неслучаен?

— Когда я поступила, то поняла, что раз уж поступила, то все, что можно из этого взять интересного, максимально выжму.

Вы, наверное, и в школе хорошо учились…

— Да, хорошо. Я не очень педантичный человек, но очень ответственный. Я - дотошная. Для творческой профессии это не очень хорошо. Сама я, наоборот, люблю людей безответственных и легкомысленных. Но вряд ли когда-нибудь смогу принадлежать к их числу.

Как родители отнеслись к вашему выбору? Они ведь не из артистической среды…

— По профессии они — инженеры, но оба работают не по специальности. Пока была маленькой, не отдавала себе отчета в событиях, происходящих в стране, а сегодня понимаю, что так они «выживали» во время перестройки. Родители мне давали большую свободу. Даже когда у нас в школе, скажем, отправлялись компанией туристов в районы, граничащие с «горячими точками», родители, хотя и были против, не позволяли себе запрещать.

Вы чувствуете конкуренцию со стороны актеров вашего поколения?

— В театре у нас никакой конкуренции нет. В моем отношении к конкуренции есть парадоксальный момент: если я понимаю, что человек талантливый и сильный, чувствую радость от того, что это есть, всем кричу, что он - талантлив. С такими людьми я не соревнуюсь, они совсем отдельные. А люди, в которых я вижу конкурентов, по общему мнению, не стоят того, чтобы с ними соревноваться. Но особая конкуренция, наверное, есть у всех людей в отношении тех, с кем ты начинаешь.

А с кем начинали вы?

— На моем курсе имен, успевших стать знаменитыми, не было. А вот следующий после нас курс был «звездным» — Саша Урсуляк, Даша Мороз, Сережа Лазарев из «Смэша», Даша Калмыкова, которая много работает в МХТ. Мои бывшие сокурсники — почти все в МХТ, по кино совсем неизвестны, может быть, потому, что в МХТ столько работы! Тем не менее самые талантливые, на мой взгляд, люди оказались неустроенными. Это — Надя Винокурова, очень трудно вписываема в наше время — и по физическим, и по личностным данным, с немыслимой глубиной, повышенной требовательностью к себе, которой нужен совсем особенный режиссер. Также пока не сложилось у Саши Стефанцова: он - вещь в себе, постоянно играющий, мгновенно придумывающий интермедии и сразу в них существующий, получается дико смешно! С нами училась еще и рижская группа, у которой был контракт с Театром русской драмы в Риге; в течение всего времени обучения оттуда внимательно следили за их успехами. Сегодня они — главный состав этого театра и «звезды» тамошнего кино.

Ваша театральная карьера началась еще на первом курсе института — в дуэте с Андреем Смоляковым вы играли на сцене Табакерки в спектакле «Отец» по Стриндбергу…

— Это была действительно большая роль. Спектакль уже сняли, как и многие другие с моим участием — «Долгий рождественский обед» Карбаускиса (спектакль, наверное, не очень понятный для зрителя), «Опасные связи»… Хотя для меня это уже пройденный этап, я скучаю по этим работам. Сегодня в театре у меня никакой большой роли нет. Правда, в конце прошлого сезона мы сделали спектакль «Блюз толстяка Фредди», в котором, кажется, мне есть что показать, есть на чем развернуться, по крайней мере.

Как актриса театральная, вы подвергаете свою работу сомнениям: сегодня — получилось, а вчера — недотянула?

— В моей тетрадке, куда я пишу тексты ролей, после каждого текста оставлено несколько пустых страниц, на которых я регулярно, с указанием даты, записываю себе рабочие замечания после спектакля. Хотя я уже научилась работать сама, но это — так страшно! Когда чувствую, что с первых моментов режиссер попадает, я доверяюсь ему полностью. Он обычно не знает меня и «достает» то, что ему нужно: это и есть залог того, что будет что-то «не мое», а что-то «его со мной». А когда у меня огромные сомнения по поводу режиссера, я начинаю работать сама. Страшно ругаюсь с ним, если он не берет меня в свои руки, не говорит: «Делай так» или «Это ты делаешь плохо, а это — хорошо», — вообще ничего не говорит. (Так мы репетировали с Дрозниным «Блюз толстяка Фредди».) Нужно, чтобы человек со стороны тебе что-то подсказывал! Когда этого нет, то первое, что ты делаешь, — повторяешь то, что уже делал. А это самое неинтересное, и ты самостоятельно стараешься найти в себе что-то новое. Поэтому, чтобы роль оставалась живой, мне ничего не остается, как все это записывать, разбираясь сама с собой?

Ваш актерский почерк — пастельные тона и в то же время графически выразительный рисунок. И всегда чувствуешь, что вы играете с отдачей и удовольствием дебютантки, взахлеб. Пятилетний опыт не сделал профессию привычкой…

— Я сразу поняла, что эта профессия дает возможность все время что-то открывать (до меня это уже было сто раз открыто, но когда ты открываешь сам — это как игра в рулетку: хочется еще дальше, еще больше, такой азарт; и, конечно, успех дает возможность еще больше повышать ставки). Внутренние открытия — это, конечно, твои «домашние радости», их трудно объяснить. Каждой новой работы я и боюсь, и в то же время надеюсь, что это будет нечто, чего никогда еще не было.




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели

Шон Эстин. Биография
Посетило:6947
Шон Эстин
Самая большая в мире любительница обуви
Посетило:7926
Дарлин Флинн
Бобби Мур. Биография
Посетило:9102
Бобби Мур

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history