Людибиографии, истории, факты, фотографии

Чак Норрис

   /   

Chuck Norris

   /
             
Фотография Чак Норрис (photo Chuck Norris)
   

День рождения: 10.03.1940 года
Место рождения: Райан, , Оклахома ,США
Возраст: 80 лет

Гражданство: США
Соцсети:


У меня будет своя команда в Москве

Семикратный чемпион мира среди профессионалов каратэ, кинозвезда Голливуда (<Крутой Уокер>)

"Первое правило Чака Норриса: "Не болтать о Чаке Норрисе".
Второе правило Чака Норриса: "Не болтать о Чаке Норрисе!"
Из онлайнового сборника анекдотов

"Факты о Чаке Норрисе"

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

10.03.2008

Представьте себя на секунду журналистом и попробуйте смекнуть, с какими вопросами вы бы подошли к Василию Ивановичу и Петьке. Или к герою Советского Союза штандартенфюреру Штирлицу. Или к любому другому вымышленному персонажу советского юмористического фольклора: Чебурашке, Рабиновичу, Брежневу - о чем вы спросили бы их? Как повели бы беседу в надежде получить от вездесущего таежного охотника его сермяжную чукотскую мудрость? Как построили бы диалог, сидя перед армянским радиоприемником?

Чак Норрис фотография
Чак Норрис фотография

Никто не говорил, что быть журналистом легко. Хотя, врать не стану, с живыми героями анекдотов профессия сводит нас не так уж и часто. Автора этих строк раньше сводила лишь однажды - с великим хоккеистом Филом Эспозито, про которого в Бостоне когда-то ходил такой перл: "Иисус спасает! Но Эспо успевает на добивание".

Реклама:

Но по сравнению с героем этого интервью старина Фил - знаменитость подъездного масштаба. Анекдоты (а может, их точнее было бы назвать афоризмами) про Чака Норриса ходят по Америке табунами, хвала великому и ужасному интернету. Веб-сайт "Факты о Чаке Норрисе", который полностью посвящен собиранию всевозможных мифов и легенд, выставляющих старого каратиста этаким злым гением Бытия, приобрел в последнее время бешеную популярность. "Факты" зачитывались на телевидении (в том числе и самим Чаком, который при этом не переставая хохотал), цитировались в статьях и фильмах, продавались начертанными на футболках. На старости лет с великим спортсменом произошла та же метаморфоза, что с героем гражданской войны и одним из последних советских генсеков - его анекдотическая ипостась полностью затмила реальную. Которая и без того была о-го-го.

Вот поэтому корреспондент "СЭ" и ощущал себя чуток не в своей тарелке, отправляясь добывать интервью у мировой знаменитости. Впрочем, неловкость прожила недолго. Реальный Чак Норрис разделался с ней так же брутально, как анекдотический - с Великой китайской стеной и Федеральной налоговой службой.

* * *

"В детстве Чак Норрис

работал разносчиком газет.

Живым не ушел никто".

Лучшие дня

Колоссальное кинонаследие Питера Фалька
Посетило:2994
Питер Фальк
Отец информатики
Посетило:2295
Алан Матисон Тьюринг
Валерий Меладзе: Певец любви
Посетило:2229
Валерий Меладзе

Встретились мы в Атлантик-Сити, городе, который изо всех сил старается стать Лас-Вегасом и уже даже переплюнул "старшего брата" в таких немаловажных областях, как, например, статистика убийств, совершенных маньяками.

Но в тот день в Атлантик-Сити бузить на улицах не рекомендовалось: в город роскошных казино и героиновых притонов нагрянули мастера рукопашного боя. Организованная Норрисом Всемирная лига единоборств начинала там свой сезон-2007/08, и сам престарелый мэтр был в наличии для представления своего детища почтенной публике. Пользуясь словом "почтенной", давайте учтем, что дело все-таки было в казино "Трамп Тадж-Махал", среди вычурного антуража из позолоченных перил, гипсовых слонов и красноглазых картежников, но это ладно. Корреспонденту "СЭ", дорвавшемуся до одного из кумиров своего позднесоветского детства, было в принципе все равно, где вести с ним беседу, - лишь бы она состоялась.

Норрису с которым мы говорили прямо на сцене, где он только что произнес свой программный спич, тоже было все равно. О чем говорить, в смысле. Потому что на любые вопросы он отвечал с таким энтузиазмом, сопровождая ответы такой динамичной жестикуляцией, будто всю жизнь только и мечтал, что рассказать кому-то именно об этом. Оставалось лишь мысленно пожелать себе и всем моим читателям, чтобы и мы в 67 лет находили в себе столько жизненных сил.

(Между прочим, ответа на вопрос, смог ли бы он сейчас отбиться на улице от хулиганов, Чак все-таки не дал. Надо думать, это от хулиганов зависит. Но выглядит мэтр прекрасно, и на всякий случай позвольте посоветовать читающей нас 50-ти-и-более-летней шпане к Норрису не соваться.)

А для начала, как полагается, мы слегка углубились в биографию легенды карате и Голливуда.

Родилась легенда в Оклахоме, одном из тех забытых Богом мест, о которых Он если когда и вспомнит, то в самую последнюю очередь. Дело было в населенном пункте под названием Райан. Населенном так, слегка - там и сейчас тысячи человек не наберется.

Отец легенды назвал сына в честь себя - Карлосом Рэем, хоть это была и не невесть какая честь. Норрис-старший был обычным деревенским алкоголиком и, хотя, как утверждает Чак, своих детей любил, не прилагал огромных усилий к выращиванию их в полноценных граждан.

Будущий Чак (это прозвище он получил уже в армии) рос совершенно неспортивным и небоевитым мальчиком.

- Как ни странно, я никогда не имел спортивных талантов и никакими видами спорта в детстве не занимался, - вспоминает Норрис.

Он был невысок, щупл и сильно подкачал по национальному признаку. Чак - на две четвертых индеец чероки. Именно на две четвертых, а не на одну вторую: и мама, и папа были смешанных индейско-ирландских кровей. Сынок у них в итоге получился одновременно раскосым и рыжим (сейчас он здорово смахивает на киношного П. П. Шарикова), и популярности среди сверстников ему это явно не добавляло. Норрис вспомнил, что в школе его часто били, и ни о каком спорте он тогда не помышлял.

Чак женился в 18 лет, и перед ним простерлась стандартная судьба американского паренька из глубинки: многодетная семья, жизнь в снятом с колес фургоне, работа, тесно связанная с автосервисом.

Все изменилось во время прохождения службы в вооруженных силах США.

* * *

"Чак Норрис -

главная причина

перенаселения в Китае".

- Когда же и при каких обстоятельствах вы начали заниматься спортом?

- Все началось, когда мне было 20 лет и я служил в ВВС в Южной Корее. Служба была ужасно скучной, надо было чем-то себя занять. Тогда я впервые и познакомился с боевыми искусствами. В Америке-то в начале 1960-х никто ничего о восточных единоборствах и не знал. Я как увидел в первый раз, что корейцы вытворяют, - так и стоял как загипнотизированный. В голове не укладывалось, что можно драться, вытворяя такие вещи со своим телом.

- То есть вы начинали в таэквондо?

- Нет, это был его предшественник - тансудо. Таэквондо как система, объединяющая разные школы, появилась позже. По-моему, только в 1963-м. (На самом деле в 1959-м, но окончательное объединение под названием "таэквондо" не произошло до 1965-го. - Прим. С.М.). В общем, я стал заниматься боевыми искусствами, всерьез ими увлекся. И вернулся из Кореи с двумя черными поясами - в тансудо и дзюдо. А в Штатах начал сам преподавать единоборства, стал участвовать в соревнованиях.

- Разве возможно прийти в боевые искусства так поздно и выйти на элитный мировой уровень?

- Значит, возможно. Я полностью этому отдавался, тренировался самозабвенно. В начале спортивной карьеры у меня было несколько неудач, я проиграл пять боев, но хорошо учился на поражениях и быстро усваивал все новое. Начал стремительно расти как профессионал и выработал собственную систему ведения боя. Эффективной защиты против меня так никто тогда и не нашел. В конце концов выиграл чемпионат мира в 1968-м и никому не отдал первого места до 1974-го, до конца карьеры.

- То есть вы, придя в спорт в невозможно зрелом возрасте 20 лет, по существу, сделали себя сами?

- В большой мере - да. После каждого поражения пытался выяснить, почему я проиграл. Чтобы никогда не проигрывать по одной и той же причине дважды. Потому что, если ты смог это выявить, - ты на самом деле не проиграл. Ты в выигрыше, потому что приобрел новое знание. Ты чему-то научился и стал сильнее. Если относиться к своим неудачам так, то они сами по себе становятся лучшей мотивацией. Думаю, что во многом поэтому я после пятого своего поражения не проигрывал шесть лет - до ухода из спорта.

* * *

"Чак Норрис изобрел

винтовку, алкоголь,

половой акт и футбол -

именно в таком порядке".

- Вы стали чемпионом мира в каратэ. Насколько трудно было адаптироваться к этой системе?

- Это все одно и то же. Каратэ - японская система, тансудо - корейская, кунфу - китайская, но они все связаны друг с другом. Слово "тансудо" по-корейски означает "путь китайской руки". То есть то же самое, что означает по-японски "каратэ-до". (Современные японцы из чувства патриотизма пишут эту фразу с другим иероглифом - "пустой" вместо "китайский", но звучит это одинаково. - Прим. С.М.) Как видите, сплошные взаимосвязи. Так что ничего особенно сложного в переходе к японскому стилю не было. Потом, когда я три года занимался с Брюсом Ли, выучил его стиль джит кун-до. В общем, старался узнать как можно больше нового. В итоге стал изобретателем.

- То есть создали собственную школу единоборств?

- Да. Когда я обучился множеству разных стилей, стал потихоньку объединять их в одну систему тренировок. Дзюдо, таэквондо, джиу-джитсу, каратэ, тайский бокс - все пошло в дело. Тогда и задумался: а чем я теперь, собственно, занимаюсь? Получилась органичная смесь из множества разных вещей. То есть что-то совершенно новое. Спросил у своего корейского друга, как будет на их языке "Универсальный путь". Оказалось - чункукдо. Так я и назвал свою систему.

- А разве была нужда изобретать что-то новое? Вы же были шестикратным чемпионом мира по каратэ. Не лучше ли стремиться к совершенству в том, что действительно хорошо знаешь?

- Так ведь я же не использовал какой-то один стиль. Даже в годы выступлений в профессиональном спорте совмещал разные школы единоборств. Корейская школа, из которой я вышел, основной упор, как вы, наверное, знаете, делает на высокие удары ногами. Японцы - на технику боя руками. Я старался не зацикливаться на чем-то одном, а объединить обе философии. К тому же у меня небольшие габариты, и потому свое необходимо было брать мобильностью. Как раз мобильность, тактическое перемещение и является основой чункукдо. Именно благодаря тому, что не закрывал себя для других стилей, я и был чемпионом. Именно это и есть усовершенствование - пользоваться всем, что может сделать тебя лучшим бойцом.

* * *

"Чак Норрис досчитал

до бесконечности.

Дважды".

- Давайте вернемся к Брюсу Ли. Какие у вас сохранились воспоминания о нем?

- Брюс был очень динамичным парнем. Имею в виду - целеустремленным и активным. Хотел чего-то добиться - шел и добивался. Не откладывал, не искал обходных путей. Он не был профессиональным спортсменом, но имел цель стать лучшим бойцом на земле и многого в этом направлении добился.

- Когда вы впервые повстречались?

- Это было в 1968 году, в "Мэдисон-сквер-гарден", где я дрался за первый свой титул чемпиона мира. Брюс там был в качестве почетного гостя.

- С какой стати почетного? Он ведь тогда еще не был всемирно известной кинозвездой.

- Как раз в то время он снимался в телесериале "Зеленый шершень". Этот сериал сделал Брюса известным в Штатах. В общем, я стал чемпионом, а потом мы встретились в раздевалке. Познакомились, поговорили и решили пересечься в Лос-Анджелесе, чтобы потренироваться вместе. Так и делали, пока он не уехал в Гонконг, покорять киноэкраны.

- Как получилось, что он пригласил вас играть злодея-каратиста в "Пути дракона"?

- В 1972-м, через два года после его отъезда в Гонконг, Брюс мне вдруг позвонил. Я, говорит, делаю сейчас кино, и оно будет страшно популярным. Там есть сцена, где я дерусь в римском Колизее. Ее навсегда запомнят, вот увидишь. Хочу, говорит, чтобы ты был моим противником. Есть желание сняться? Еще бы я не хотел! Ну, и спрашиваю его в шутку: "Брюс, а кто победит-то?" Он кричит: "Конечно я! Я - сильнейший!" Брюс - он был такой... Но я-то все еще был профессиональным спортсменом, все еще обладал титулом! Что, говорю, хочешь выиграть у чемпиона мира? А Брюс отвечает: "Нет! Я хочу убить чемпиона мира!" В общем, понятно, что собой представлял этот человек. То, чего он сумел достичь за 32 года жизни, не должно удивлять.

- Кстати, вы действительно дрались прямо в Колизее? Это не комбинированные съемки?

- Прямо там, под трибунами. На заднем плане действительно снята настоящая арена, никаких спецэффектов. Помню, в перерыве между дублями толкнул Брюса локтем и говорю: "Брюс, а там ведь четыреста лет назад то же самое всерьез делали!" (Ну да, Чак так и сказал - четыреста. Ну что теперь делать? - Прим. С.М.)

* * *

"В испанской Памплоне

люди бегут от быков.

А быки бегут

от Чака Норриса".

- Вы говорили, что многому учились у Ли. Насколько большое влияние он оказал на вас, как на бойца?

- Как на бойца - не сказал бы, что очень большое. В том смысле, что на новый уровень это знакомство меня не подняло, да и не могло поднять. Я ведь уже тогда был сильнейшим каратистом в мире. И мы, повторяю, впервые встретились в тот вечер, когда я выиграл свой первый титул. Но очень хотел выучить его стиль. Я всегда был открыт для новых идей, а тут была возможность поработать с отличным мастером. В итоге мы учились друг у друга.

- Чему вы научили Ли?

- До нашей встречи Брюс принципиально не признавал высоких ударов ногами. Ноги - только для атак по нижнему уровню, и все. Я переубедил его. Бить по ногам, говорю, это нормально, но если у тебя есть возможность бить и в другие места - почему этого не делать? Если можешь ударить ногой по голове - бей ногой по голове. Зачем себя стеснять? Я поработал с грушей, показал ему пару ударов с разворота, он задумался и решил попробовать. Естественно, шесть месяцев спустя он уже мог бить по верхнему уровню не хуже, чем любой боец в мире. Он был таким, Брюс... Не побоялся изменить свою философию, а уж изменив - идти до конца. Мне же у него очень нравилась техника ближнего боя - он тут вообще был непревзойден. Так что мы оба друг другу много чего нового открыли.

- Ли когда-то сказал, что мог бы побить любого человека на Земле в настоящей драке. Как вы думаете, он не преувеличивал? Если бы вы встретились с ним в темной аллее - кто вышел бы оттуда на своих двух?

- Вы знаете, с моей стороны было бы некрасиво даже пытаться ответить на этот вопрос. Человек давно мертв, так зачем сейчас вести такие разговоры? Кому и что это докажет?

* * *

"Когда Бог сказал:

"Да будет свет!" -

Чак Норрис ответил:

"Скажи "пожалуйста".

Надо сказать, что анекдотная слава Чака была для меня не единственной причиной для опасений. Дело в том, что Норрис в последние годы стал чрезвычайно набожен и всерьез увлекся политикой, причем какого-то ультраправого направления. Говорили, что все разговоры с ним теперь обязательно сводятся к этим темам. Сделать же интервью для "СЭ" о религии и политике мне совершенно не улыбалось.

К счастью, Чак оказался полностью адекватным человеком. Он с огромной охотой и искренним энтузиазмом говорил о том, что интересовало собеседника, не уводя разговор в посторонние дебри. Спросил бы я его о вере или Буше - говорил бы с таким же ражем, но просто так, с бухты-барахты, никого своими убеждениями он не напрягает.

Но есть одна тема, которая заводит Норриса с полуоборота, - его лига смешанных единоборств.

- Кино и телевидение - это было здорово, - говорит Чак. - Но моя страсть - то, чем я занимаюсь сейчас. Наконец-то снова получил возможность заниматься тем, что люблю больше всего. Я начинал спортсменом и закончу в спорте.

WCL - действительно настоящая спортивная лига, где бойцы соревнуются по командному принципу. На сегодняшний день там восемь клубов, в каждом клубе по 12 бойцов - 10 мужчин и две женщины. Матч между клубами состоит из 12 поединков - по два в пяти разных весовых категориях и два между женщинами. Бои очень короткие, по три минуты, но невероятно насыщенные. Соперники сходятся на круглом помосте с приподнятыми краями - чтобы знать, когда зашел в опасную зону. Разрешены все виды ударов руками и ногами, кроме ударов коленями выше пояса. Захваты и борьба в партере запрещены. В зависимости от результата за каждый бой команде начисляются очки, и победитель выявляется по их сумме. Поединки изобилуют ударами, часто заканчиваются нокаутами и вообще здорово похожи на то, как выглядят боевые искусства в кино. Чувствуется рука мэтра.

- Тридцать лет назад я впервые попробовал основать лигу смешанных единоборств, - рассказывает Норрис. - Тогда она называлась Всемирная лига кикбоксинга, и я сам вошел в команду под названием "Лос-Анджелес Старз". По существу, мы собрали лучших бойцов в одной команде и колесили по стране, давая показательные командные выступления. Люди на нас хорошо ходили, и идея запала мне в голову. Подумал, что, наверное, о чем-то таком стоит задуматься.

- А что помешало? Голливуд?

- Да, как раз в то время мне поступило предложение сделать первый фильм, "Бравые ребята в черном", и я встал перед выбором - лига или кино. Кино перевесило. Но о лиге я не забыл, все тридцать лет помнил. И вот несколько лет назад завершил свой телесериал "Уокер, техасский рейнджер", а вместе с ним и актерскую карьеру, и решил заняться созданием новой лиги.

- Почему вам понадобилось создавать именно такую лигу? Ведь она резко отличается от традиционных боев без правил, где борьба на полу - главный залог успеха?

- Почти все бои в смешанных единоборствах - то, что мы называем ground-and-pound ("повали и лупи". - Прим. С.М.). Причем большинство лучших бойцов стали настолько мастеровитыми в обороне, что провести победный прием в партере теперь невероятно трудно. В итоге получается, что большая часть боя превращается в позиционное перемещение по ковру и в валяние на нем, которое убивает зрелищную часть. А ведь действительно лучшие бойцы в смешанных единоборствах - те, кто умеет драться на ногах. Суперзвезды, такие как Чак Лиддел и Федор Емельяненко. Вот я и решил, что если лучшие из лучших - те, кто дерется стоя, то почему бы всем так не драться?

* * *

"Когда Чак Норрис

отжимается,

он не поднимает

себя от земли,

а толкает Землю вниз".

- То есть вы просто хотели сделать бои более зрелищными?

- Да, для меня зрелище было главным. Спросил себя: "Как можно сделать смешанные единоборства по-настоящему интересными для зрителя?" Ответы получились такие: короткие бои, драка на ногах и нокауты вместо болевых приемов. По-моему, я оказался прав. Самым трудным было натренировать бойцов на короткий трехминутный бой. Поначалу все думали, что это легче легкого, но оказалось, что драться с полной отдачей в течение трех минут, не переставая, - адский труд. Но для зрителей такой блиц-бой, с непрекращающимися атаками и ударами - лучшее зрелище.

- А разве обилие нокаутов - не опасная штука?

- Наоборот, в моей лиге опасности для здоровья бойцов куда меньше. В других организациях бойцы используют перчатки весом в одну унцию. То есть совсем маленькие, те, что боксеры носят, когда отрабатывают удары по груше. Это практически как бить голой рукой. Разрушительная сила очень большая. Особенно сильно достается черепу и всему тому, что в нем. Этого я в своей лиге не хочу. Мои ребята дерутся в боксерских перчатках и носят на ступнях щитки, как в таэквондо. Хочу, чтобы они могли завершить карьеру со всеми шариками и роликами на местах.

- Вы упомянули Федора Емельяненко. Что можете сказать о нем как о спортсмене?

- Я всегда был большим поклонником Федора. Считаю его лучшим бойцом в истории смешанных единоборств. Встретился с ним в Лас-Вегасе во время одного соревнования. Подошел, представился, и Федор решил меня обнять. Скажу вам - у него самая большая спина, которую я когда-либо видел. Мне не хватило... ну примерно столько (Чак воспользовался жестом особенно хвастливого рыболова. - Прим. С.М.), чтобы сомкнуть объятия. Но какой же невероятной души человек!

Вообще-то я предполагал, что он окажется таким. Даже в нашем виде спорта по поведению бойца во время схватки можно понять, какой у него характер в жизни. Скромность и порядочность этого человека поражают. Мне ужасно жаль, что прекратила свое существование лига PRIDE, в которой Федор был последним чемпионом в тяжелом весе. Из всех организаций мне эта нравилась больше всего. Все лучшие бойцы, с моей точки зрения, были именно там. И Федор был лучшим из них.

* * *

"На самом деле Москва

действительно была

построена сразу.

Чаком Норрисом".

- Если взять всех лучших представителей разных спортивных единоборств, разных лиг и стилей, за все времена... На какое вы бы поставили среди них Емельяненко?

- На первое. Без всяких сомнений. Во всем мире боевых искусств нет никого, кто мог бы выиграть у Федора.

- Емельяненко - мастер российского боевого самбо. Что бы вы выделили в этом стиле?

- Федор великолепен во всех компонентах боя. Все знают, что у него не руки, а пушки, поэтому драться с ним на ногах - гиблое дело. Но и на полу он чувствует себя прекрасно: в совершенстве владеет захватами и болевыми приемами. Он полностью универсален и именно поэтому является лучшим бойцом, которого когда-либо видел мир. Более того, считаю, что он уникален. Стиль стилем, но другого Федора Емельяненко, думаю, уже не будет.

- Вас не удивляет то, как много в последнее время появилось сильных россиян в силовых видах спорта - от профессионального бокса до боевых искусств?

- Меня это впечатляет. Я много раз был в России, особенно в Санкт-Петербурге. Российские бойцы очень хороши. Между прочим, надеюсь, что когда моя лига начнет расширяться, у нас будет команда в Москве. В мои планы входит иметь 36 команд в США, 24 команды в Европе, включая Россию, 24 команды на Дальнем Востоке и еще 24 - на Ближнем. Будем разыгрывать настоящий чемпионат мира. Команда в Москве и, возможно, в Санкт-Петербурге - это обязательно.

- Придумали уже название для московской команды? Фигурируют ли в нем, например, большие и мохнатые животные?

- (Смеется.) Нет, это еще рановато. Да и пусть русские сами выбирают. В моей лиге за этим контроля нет, команды называют себя как хотят. Вот клуб из Нью-Джерси тренирует легендарный в Америке каратист Дэнни Шульман по прозвищу Тигр, так они у него - "Нью-Джерси Тайгерз". И москвичи будут тем, чем захотят.

* * *

"Слезы Чака Норриса

лечат от рака.

К сожалению,

Чак Норрис не плачет.

Никогда".

- После завершения спортивной карьеры вы долго колебались перед тем, как начать актерскую?

- Конечно, нет! Для меня Голливуд был упавшим с неба чудом! Это же просто мечта какая-то: продолжать заниматься боевыми искусствами уже после того, как ты состарился для профессиональной арены. Развивать технику и продолжать демонстрировать то, чем я был знаменит. Но при этом получать гораздо больше денег!

- Чему было научиться труднее - боевым искусствам или актерскому мастерству?

- Актерскому мастерству, безусловно! Тут и думать нечего. К боевым искусствам у меня талант был, а тут... Я был отличным бойцом и ужасным актером.

- А что было труднее всего?

- Держаться перед камерой, чувствовать себя раскованно. Это гораздо сложнее, чем кажется, а без этого умения актера просто нет. А уметь "ловить момент", вживаться в сцену... Актерская профессия невероятно трудна. Неудивительно, что критики меня ненавидели. Все, как один говорили, чтобы я ушел с экранов и вернулся в свою школу каратэ. Что я никогда не стану актером, только потрачу чужое время и деньги.

- И что, неужели вы их тоже переубедили?

- Еще чего! Они всю мою карьеру терпеть меня не могли. Я провел тридцать лет в шоу-бизнесе, и все положительные рецензии на себя могу посчитать на пальцах одной руки. Зато люди меня любили, и фильмы были популярными. Так тоже бывает.

- Ваши персонажи на экране почти всегда были фантастически хладнокровны. Утешаете ли вы рыдающую женщину или разбиваете ногой лобовое стекло несущейся на вас машины - все это с тем же невозмутимым лицом. Вы старались подражать Клинту Иствуду, великому голливудскому ковбою?

- Нет, какое там. Это просто такой тип человека, которого я играл. В каждом фильме. На самом деле, как вы видите, я совсем не такой. Но, видимо, с моим актерским талантом чем меньше эмоций надо изображать, тем лучше.

- Какой из ваших фильмов вам нравится больше всего?

- Мне трудно выбрать. В каждом из них есть что-то, чем он мне дорог. Но, наверное, особенно понравилось делать трилогию "Пропавший без вести", два фильма про подразделение "Дельта"... "Кодекс молчания" был лучшим с точки зрения критиков. В начале 90-х я сыграл в детской комедии, которая тоже мне пришлась по душе. Сыграл, кстати, самого себя.

- А как насчет любимой роли? Не все же они были одинаковые.

- Любимая роль - в фильме "Идущий в огне". Это боевик-комедия, в которой я с другим крутым парнем бегаю по джунглям и ищу сокровища не то инков, не то майя. Фильм более ироничный, чем остальные, и там мой всегдашний герой предстает немного в другом свете. Хотя думаю, что этот фильм не понравился ни критикам, ни зрителям. Зрители хотели видеть меня более серьезным и более крутым. Как обычно.

- А любимая сцена? Та, которая лучше других удалась.

- Наверное, в "Пропавшем без вести-3". Это последний фильм в трилогии об американских пленниках во Вьетнаме. Там есть сцена, где моего друга сжигают живьем в концлагере. Мне нужно было убедительно сыграть реакцию человека, который наблюдает за этим. Вспомнил о моем младшем брате, воевавшем во Вьетнаме. Ведь всю эту трилогию я посвятил ему. Вспомнил, что чувствовал, когда мне объявили о его гибели. И попытался вызвать в себе те же эмоции. Такие сцены делать гораздо сложнее, чем бить автомобили по лобовому стеклу. Когда удается такое - это действительно достижение.

P.S. В штате Южная Дакота есть гора Рашмор. Она знаменита тем, что прямо в ней, на гранитной скале высечен огромный монумент - лица четырех великих президентов США. Этот факт я привожу вам, чтобы вы поняли ответ Норриса на мой последний вопрос:

- Какой "Факт о Чаке Норрисе" - ваш любимый?

- Лицо Чака Норриса хотели высечь на горе Рашмор, - процитировал Чак. - Но гранит оказался недостаточно крепок для его бороды.




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели

Последний Воин Динго
Посетило:7645
  Воин
Джанфранко Ферре. Биография
Посетило:11388
Джанфранко Ферре
Жизнь в «ЧАЙФ»
Посетило:5962
Владимир Шахрин

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history