Певец как бы пропускает творение композитора через себя, чтобы отдать его людям в ожившем звуке.