Все мы, и марксисты, и реакционеры, будем жить с равным неудобством в обществе будущего, но марксисты будут смотреть глазами ошеломлённого отца, а мы – с иронией постороннего.