Когда за него [Фридриха Вильгельма IV] крепко ухватились, в руке оказывалась лишь горсть слизи.