Столкнувшись с реальной практикой свободы, Французская и Американская революции будут вынуждены придерживаться своих слов.