Когда консерваторы однажды упрекнули Бисмарка за его связи с еврейским банкиром Блейхредером, он спокойно возразил: "Но позвольте, ведь и сам кайзер имеет своим банкиром еврея".