Пикуля читают и перечитывают.
Пусть не исторический писатель, пусть русский Дюма.Но подобных ему Дюма не было в советской русской литературе - манящих к подвигу, к офицерской и солдатской чести, к постижению исторических интриг, без коих нет истории ни во Франции, ни в России. А уж мастерски выписанные Миниатюры будут читаться дольше и чаще натужно прописанных биографических романов больших советских писателей, обученных в Литературных институтах. И Горький будет читаться, и Пикуль - спорное всегда живее бесспорного.