Редакторы воспользовались, на мой взгляд, запрещенными приемами. Сказали, что им очень хочется поговорить про детей, про то, что так важно, чтобы дети видели на экране нормальных людей, что не будет ни одного вопроса про личную жизнь. Я ответил, что не очень хочу давать интервью - и без того слишком часто везде появляюсь. Меня долго уговаривали: пожалуйста, вас так любят дети, новое поколение. В общем, стали давить на те точки, которые срабатывают безотказно. И очень обидно, что все эти редакторы оказались с таким мерзким внутренним содержанием. Звали на одно, а сделали другое.