Реакционное мышление врывается в историю как предостерегающий крик конкретной свободы, как судорога тревоги перед неограниченным деспотизмом, к которому приходит тот, кто опьяняется абстрактной свободой.