У реакционера есть не только обоняние, чтобы обонять абсурд, но и вкус, чтобы смаковать его.