Сидят Зюганов, Селезнев и Шандыбин, выпивают. Разливает Зюганов. Себе стакан, Селезневу стакан, а Шандыбину полстакана. Шандыбин посверкал лысиной, покрутил бровями, но ничего не сказал. Тяпнули по второй. Та же история. По третьей, по четвертой... И все в таком духе. Селезнев обиделся за "товарища", и говорит: Слушай, Гена, ты же в застойные времена столько, будучи совком, пил! Что, руку нельзя было набить? Шандыбин: Что руку, ему морду уж давно пора набить!