Людибиографии, истории, факты, фотографии

Евгений Касперский

   /   

Evgeniy Kasperskiy

   /
             
Фотография Евгений Касперский (photo Evgeniy Kasperskiy)
   

День рождения: 04.10.1965 года
Возраст: 52 года
Место рождения: Новороссийск, Россия

Гражданство: Россия

Интервью Евгения Касперского радио "ФИНАМ FM'

Руководитель антивирусных исследований 'Лаборатории Касперского'

В гостях у радио "ФИНАМ FM" - человек-бренд Евгений Касперский, гендиректор и один из основателей «Лаборатории Касперского».

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

13.07.2009

ЛИХАЧЁВА: Доброе утро на ФИНАМ FM. Меня зовут Елена Лихачёва. Здравствуйте! Ничего особенного на работе я не делаю: континенты не двигаю и судьбами мира не распоряжаюсь. Прихожу, сажусь за компьютер и долбаю вирусы. У нас даже есть такой специальный термин для коллег-вирусологов – «дятел». «Дятел» – это тот, кто долбает вирусы. Получается, что я главный – главный «дятел». Вот тот самый знаменитый, самый главный «дятел» у меня сегодня в гостях. Если вы не слышали его фамилии, ну, похоже, что вы сами большой дятел – не в почётном уже смысле этого слова, по крайней мере, дятел уже в компьютерном мире. Ну а если вы не дятел, то вы этого человека, наверняка, знаете. Его фамилия Касперский. Доброе утро! Ну, если вас кто-нибудь ещё не знает, давайте послушаем рубрику «Статус» в нашем эфире.

Евгений Касперский фотография
Евгений Касперский фотография

СТАТУС: Евгений Касперский. Генеральный директор и один из основателей «Лаборатории Касперского». 43 года. Женат. Отец двоих детей.

Реклама:

КАК ЭТО ДЕЛАЛОСЬ: В старших классах Евгений посещал факультативную физико-математическую школу при Московском физико-техническом институте. Последние два года учился в физико-математическом интернате при МГУ. В 87-м окончил Институт криптографии, связи и информатики. Работая в научно-исследовательском институте при Министерстве обороны, Евгений впервые обнаружил на своём рабочем компьютере вирус-каскад. Разобрал его и создал первое в своей жизни компьютерное противоядие. Коллекционировал вредоносные программы, создавая к ним лечащие модули. Позже именно эта экзотическая коллекция легла в основу знаменитой антивирусной базы «Антивируса Касперского». В 91-м начал работу в компании «КАМИ», где вместе с группой единомышленников развивал антивирусный проект – прототип будущего «Антивируса Касперского». Спустя 6 лет Евгений Касперский вместе с коллегами создал независимую компанию и стал одним из основателей «Лаборатории Касперского».

ЛИХАЧЁВА: Ещё раз доброе утро, Евгений, спасибо, что нашли время к нам сегодня прийти, да ещё с утра. Мне кажется, для вас это настоящий подвиг, почти нереальное что-то.

-КАСПЕРСКИЙ: Доброе утро. Знаете, в жизни всегда есть место подвигу. Иногда подвиги бывают планированные, иногда незапланированные, иногда случайные, но подвигу всегда место есть.

ЛИХАЧЁВА: Какой подвиг самый главный в вашей жизни на сегодняшний момент?

-КАСПЕРСКИЙ: Ух вы какие сразу вопросы на меня рушите! Я сейчас даже подумаю, какой самый главный, самый большой подвиг. А вы знаете, подвигов-то я и не совершал, наверное. Работы было много, сначала много и тяжело учился, потом долбал все эти самые вирусы – был таким «дятлом» заслуженным. Но всё это уже немножко в прошлом, потому что вокруг появились хорошие, умные мальчонки, которые это всё делают лучше, чем я. Я сейчас занимаюсь немножко другими вещами – может быть, мы потом об этом поговорим. Вы знаете, я вот говорю, говорю, говорю и думаю, какой же подвиг я совершил в жизни. Знаете, дел интересных, больших, наверное, сделал много, но подвигом бы это называть не стал.

ЛИХАЧЁВА: А как вы себе представляете подвиг? Подвиг – это что такое, вообще?

Лучшие дня


Екатерина Дурова
Посетило:132
Екатерина Дурова
Хелен Рипа
Посетило:63
Хелен Рипа
Светлана Сахоненко
Посетило:61
Светлана Сахоненко

-КАСПЕРСКИЙ: «Википедия. Орг. Подвиг».

ЛИХАЧЁВА: Если бы мне нужны были какие-то энциклопедические знания по этому вопросу, я бы залезла в «Википедию».

-КАСПЕРСКИЙ: Вы знаете, подвиг, наверное, то, когда человек в очень короткий промежуток времени выдаёт себя целиком, полностью и, наверное, с риском для жизни, для здоровья, для своего благосостояния, для чего-то ещё. Но он совершает подвиг ради чего? Ради чего, было очень красиво, хорошо сказано в фильме «Тот самый Мюнхгаузен».

ЛИХАЧЁВА: И ради чего?

-КАСПЕРСКИЙ: Я не буду цитировать – там длинная красивая цитата. Ради любви – ради любви к любимой, ради любви к родине и так далее. Янковский там такой... Давайте не будем заходить в тему кино: если мы туда пойдём, то можем оттуда не вернуться.

ЛИХАЧЁВА: Ничего страшного, я вас верну, не волнуйтесь. В тот самый момент, когда вы почувствуете, что погрязнете, вы, может быть, и сами, как Мюнхгаузен, себя за волосы вытащите; сами не вытащите – я вас вытащу. Так что не бойтесь, мы будем ходить в разные темы.

-КАСПЕРСКИЙ: Если вы будете меня тащить за волосы, это будет не как у Мюнхгаузена.

ЛИХАЧЁВА: Ну тогда тащите себя сами. И всё-таки, прежде чем вы вытащите сами себя или, может быть, я вам помогу, скажите, вы-то ради чего свои антивирусы делаете? Или вы не задумывались над этим?

-КАСПЕРСКИЙ: Вы знаете, меня это просто зацепило с самого начала. Мне было просто очень любопытно, очень интересно. Потом, когда прошло несколько лет (это было просто моё хобби), я вдруг понял, что, в общем-то, то, что я делаю, я делаю не то что лучше всех в мире, но, может быть, лучше всех в мире – уж во всяком случае, на уровне очень высокой планки. Я понял, что мы ничем не хуже, чем другие наши коллеги по цеху, которые живут не только в России, но и в разных странах. Попробовать-ка сделать лучший в мире антивирус! Сначала мои коллеги, которых тогда было два...

ЛИХАЧЁВА: А сейчас, по-моему, 400, да?

-КАСПЕРСКИЙ: Сейчас уже почти полторы тысячи.

ЛИХАЧЁВА: Полторы тысячи? Какие у меня устаревшие данные! Наверное, в России около 400, да?

-КАСПЕРСКИЙ: В России около 800.

ЛИХАЧЁВА: Всё равно ошиблась. Ладно, извините, вернёмся к тому времени, когда у вас было всего два коллеги.

-КАСПЕРСКИЙ: Эти коллеги, конечно, не поверили, немножко посмеивались надо мной, потому что слишком были амбициозные планы. Не знаю, можно ли назвать это подвигом – у нас сейчас тема подвига, - с 91-ого по 96-й год я вкалывал, как в подводной лодке: по 12-14 часов в день, без выходных практически, без отпусков. Мимо меня проскочили все эти потрясения, которые обрушились на нашу многострадальную родину, я ничего этого не заметил. Вот я сейчас изучаю всё это...

ЛИХАЧЁВА: Как интересно! А где был я в это время?

-КАСПЕРСКИЙ: Нет, я себе такой вопрос не задаю, я в это время работал, вкалывал, меня ничего больше не волновало. Почему-то я тогда для себя понял, что то, что я делаю, это самое важное в моей жизни. И оно у меня получается, мне это нравится, и даже получалось на этом деньги какие-то зарабатывать. Никто всерьёз, конечно, к этому не относился, за исключением нескольких людей.

ЛИХАЧЁВА: В течение скольких лет никто всерьёз к этому не относился, а вы продолжали это делать с таким упорством?

-КАСПЕРСКИЙ: Лет пять, может, больше.

ЛИХАЧЁВА: Я, может быть, не случайно начала с подвига, нет?

-КАСПЕРСКИЙ: Это был такой вялотекущий подвиг.

ЛИХАЧЁВА: Вялый, длинный подвиг такой.

-КАСПЕРСКИЙ: Подвиг совершается в короткий промежуток времени, и отдаёшь себя всего. А это длинный такой. Это не подвиг.

ЛИХАЧЁВА: Может, это стереотип по поводу подвига?

-КАСПЕРСКИЙ: Я не стал бы называть это подвигом. Это такой забой. Вот туда ушёл – и пошёл копать этот туннель, пока не выйдешь к солнцу. В общем, заняло это лет 5 или чуть больше, и начало получаться. Медленно начало получаться, вы не подумайте, что в какой-то момент я просыпаюсь – и тут счастье. Нет, было, было... Кризис 98-ого года – вот это было счастье.

ЛИХАЧЁВА: Правда?

-КАСПЕРСКИЙ: Ой, вы что! В истории компании было несколько моментов, которые изменили компанию к лучшему. Большие стимуляторы были. Вот кризис 98-ого года был одним из них. Я тогда понял, наверное, впервые в своей жизни, что мы богатые, у нас деньги есть, потому что мы в тот момент были уже компанией экспортной. Мы в валюте были.

ЛИХАЧЁВА: А можно сразу аналогию с сегодняшним днём? У вас сейчас тоже всё в валюте?

-КАСПЕРСКИЙ: У нас российский бизнес, у нас рубли примерно 20%.

ЛИХАЧЁВА: А полгода назад столько же было или было больше рублей?

-КАСПЕРСКИЙ: Чуть больше, наверное, было, и эта доля в пироге нашего российского бизнеса потихонечку падает. Не потому, что у нас дела становятся хуже – дела растут, и очень хорошо, - просто российский рынок сам по себе – он маленький, он крохотный по сравнению с рынками западноевропейскими, с США...

ЛИХАЧЁВА: С китайским, наверное.

-КАСПЕРСКИЙ: Китай – там не так всё просто, у Китая есть своя специфика, но российский рынок... Посмотрите статистику любую – IT-рынок. Всё-таки если говорить про компьютеры, а не про экспорт нефти, российский рынок достаточно скромный. Мы очень динамично растём в Западной Европе, очень хорошо - более 100% - в Соединённых Штатах, так что доля нашего российского бизнеса неизбежно будет уменьшаться просто по объективным причинам – тут расти больше некуда, мы и так тут занимаем больше половины.

ЛИХАЧЁВА: Уже больше 50% вы занимаете, да?

-КАСПЕРСКИЙ: Примерно 50% персональных пользователей и примерно 50% бизнеса. То есть там 50 с копейками и 47 с копейками. Так вот.

ЛИХАЧЁВА: Давайте поговорим о перспективах вашего развития, на каком рынке у вас лучше сейчас получается, почему вы так как-то среагировали по поводу Китая. Давайте эту тему продолжим. Буквально через пару минут мы вернёмся в студию.

РЕКЛАМА. ***

ЛИХАЧЁВА: Ещё раз доброе утро на ФИНАМ FM. Меня зовут Елена Лихачёва. Моего сегодняшнего гостя зовут Евгений Касперский – сам по себе бренд, человек-бренд, генеральный директор и один из основателей «Лаборатории Касперского». Можно задавать вопросы моему сегодняшнему гостю на адрес нашего сайта: www.finam.fm. Евгений, ещё раз доброе утро, спасибо, что пришли. Мы с вами остановились...

-КАСПЕРСКИЙ: Можно ещё добавить? Вы так меня представили, что я вдруг вспомнил одну шутку моих друзей, которые говорят так: Женя, ты работаешь собой, примерно как Крокодил Гена.

ЛИХАЧЁВА: Ну да, в зоопарке. - Кем ты работаешь в зоопарке? – Я работаю в зоопарке крокодилом.

-КАСПЕРСКИЙ: То же самое и я. Я Евгений тот самый, я собой и работаю.

ЛИХАЧЁВА: Тот самый Касперский, который работает, собственно говоря, Касперским. Работает давно и успешно. Мы, кстати, ещё вернёмся к тем самым первым моментам, поворотным для вашей компании. Но сейчас мы как-то вырулили на тему ваших перспектив – куда вы собираетесь развиваться, где вам особенно хочется развиваться. Другими словами, где вы дальше будете наращивать обороты?

-КАСПЕРСКИЙ: Давайте я немножечко объясню, очень коротко объясню, что собой представляет наш бизнес. Это разработка антивирусных программ. Есть два главных сегмента – есть сегмент домашних пользователей, есть сегмент корпоративных пользователей. Эти два сегмента очень сильно отличаются между собой. Потому что домашние пользователи очень легко переходят с одной версии на другую, с одного антивируса на другой. А корпоративные пользователи – это больше времени занимает. Иногда 5 лет занимает работа с ними, чтобы убедить в том, что им надо перейти с одного продукта на другой.

ЛИХАЧЁВА: Для вас, по-моему, это чудовищно медленно, да?

-КАСПЕРСКИЙ: Вы знаете, на самом деле, и да, и нет. Потому что, благодаря такой разнице в этих сегментах, мы можем достичь быстрых результатов с домашними пользователями на какой-то территории, а потом уже, пользуясь успехами домашних пользователей, постепенно развивать корпоративный рынок. Поэтому наши успехи... Мы не говорим про Россию. Здесь мы работаем больше 15 лет, поэтому у нас половина домашних пользователей, половина корпоративных пользователей, и они наши. Здесь мы себя чувствуем очень уверенно, хорошо, и наша стратегия развития здесь – это немножко усиливать наше присутствие, при этом жёстко следить за тем, что пользователи довольны нашими продуктами и ни с кем нам больше не изменяют. Здесь немножко легче. Если говорить про западные рынки, про азиатские рынки, там ситуация немножко другая, потому что мы вышли в разное время туда, просто у нас не было ресурсов – ни сил, ни людей, ни денег. Поэтому мы выходили постепенно. Сначала это была Германия, потом другие западноевропейские страны, потом уже, немножко научившись, поимев немножко опыта, мы полезли в Азию. В Азию лезли очень аккуратно, потому что всё-таки это совершенно другие места. А потом уже США, последние два года – это усиление нашего присутствия во всех остальных регионах – это Латинская Америка, Азия.

ЛИХАЧЁВА: Подождите. Давайте по цифрам. В Западной Европе ваша доля какова сейчас? На антивирусном рынке.

-КАСПЕРСКИЙ: А я вам так сейчас не скажу. Процентов, наверное, 10, если брать Западную Европу. Я вам точных цифр не скажу. Я могу сказать, сколько Западная Европа занимает в нашем пироге, - это половина нашего бизнеса сейчас. 20% - это Россия...

ЛИХАЧЁВА: Это Россия, как вы сказали уже. Половина – Западная Европа. Тридцать куда?

-КАСПЕРСКИЙ: Двадцать с копейками процентов – это обе Америки, то есть Латинская Америка и США, а всё остальное – это Азия.

ЛИХАЧЁВА: Вам самому-то где больше нравится? Не вам самому, а где лучше бизнес развивать?

-КАСПЕРСКИЙ: В Японии. Давайте делить вопросы – я человек или пароход?

ЛИХАЧЁВА: Вы пароход. Как пароходу вам где лучше?

-КАСПЕРСКИЙ: Хороший вопрос, вы знаете. Рынки настолько разные все. Везде есть свои перспективы, везде очень интересно, везде свои сложности. Даже в Европе соседние страны – Франция и Германия, - это настолько разные рынки, и люди настолько по-разному думают, хотя они живут сколько лет уже друг с другом – тысячи лет.

ЛИХАЧЁВА: В Германии, по-моему, у вас всё отлично.

-КАСПЕРСКИЙ: Всё супер, всё пучком. Если говорить про «коробочный» бизнес, про домашний сегмент, то у нас там больше 50%, чуть ли там не 60%.

ЛИХАЧЁВА: Ничего себе, больше, чем в России!

-КАСПЕРСКИЙ: Лучше, чем в России. Это тоже менталитет, это национальные особенности. Немцы очень придирчивы к качеству. Они начинают разбираться, что это, как это.

ЛИХАЧЁВА: Вы намекаете на то, что у вас суперкачество?

-КАСПЕРСКИЙ: Да. Я не намекаю, это факт. Над качеством мы бьёмся много-много лет, совершили массу ошибок. То, что все наши самолёты летали, это не факт. Мы наелись ошибками, у нас в результате хороший опыт. Плюс к тому, российские программисты – спасибо системе образования, между прочим, - российские программисты везде известны, как программисты высочайшего класса.

ЛИХАЧЁВА: Ну да, русские женщины и мужчины-программисты.

-КАСПЕРСКИЙ: Балет и программисты, да. Это нам помогает. Но рынки очень разные. Если брать Великобританию, очень консервативный рынок. Мы, чтобы добиться каких-то там успехов... У нас примерно 10 лет заняло. 10 лет головой об стену. Очень высокий порог входа на рынок. То есть к тебе должны привыкнуть. Сейчас привыкли – сейчас оно понеслось. Причём понеслось не только на домашнем сегменте, понеслось и на корпоративном. Рынок очень большой, мы только начали в него входить - через 10 лет присутствия. Мне казалось, что американский рынок должен быть типа того.

ЛИХАЧЁВА: А оказалось?

-КАСПЕРСКИЙ: Поскольку Великобритания типа 52-й штат.

ЛИХАЧЁВА: Да вы что? Это вообще две разные планеты.

-КАСПЕРСКИЙ: Сейчас-то я это знаю, а тогда, когда мы выходили в Америку, оказалось, что Америка – совершенно другой рынок. Он очень сложный, как и великобританский, но он сложный по-другому. Он открытый, они улыбаются, они тебе помогают, но рынок такого размера...

ЛИХАЧЁВА: Что попробуй там не затеряйся.

-КАСПЕРСКИЙ: Попробуй там не затеряйся – это вы совершенно точно сказали. Но не затерялись. И сейчас, если брать «коробки», домашний сегмент, мы по результатам первого квартала...

ЛИХАЧЁВА: «Коробки» - это домашний сегмент?

-КАСПЕРСКИЙ: Немножко не так. Есть онлайн, а есть «коробки». Мы идём в детали. Вот мне не хотелось бы лезть в детали.

ЛИХАЧЁВА: Просто расшифруйте, что такое «коробки», я не понимаю, что за термин.

-КАСПЕРСКИЙ: «Коробки» – это то, что продаётся в магазине. Есть домашний сегмент, и домашний сегмент делится на две половинки. Одна – это «коробки», а вторая – то, что покупают онлайн.

ЛИХАЧЁВА: Всё, поняла.

-КАСПЕРСКИЙ: В «коробках» мы вышли на второе место в Штатах.

ЛИХАЧЁВА: Слушайте, вы прямо даёте! Ладно, хорошо, а в Китае как у вас?

-КАСПЕРСКИЙ: Нет, к сожалению, статистики по китайцам, потому что пока эта страна... не то что она не открыта, там нет достаточного количества сервисов. По некоторым данным, опять-таки в «коробках», даже во всём домашнем сегменте, мы там №1.

ЛИХАЧЁВА: Ничего, что я тут рядом с вами сижу? Даже как-то...

-КАСПЕРСКИЙ: Я не шучу. Правда, то, что называется «Антивирус Касперского», вы в Китае не найдёте. Мы там называемся по-другому – «Кабасиджи». Потому что у китайцев нет длинных фамилий, у них фамилии все односложные. Вот Касперский переводится на китайский, как «Ка».

ЛИХАЧЁВА: Да, я помню, как китайцы всегда удивлялись: а зачем тебе такая длинная фамилия? Ли – вполне достаточно. Зачем тебе «Лихачёва»? Эта какая-то избыточность, переизбыточность понятна только нашим европейцам, с нашим индивидуализмом завёрнутым.

-КАСПЕРСКИЙ: Китай – это совершенно другая планета. Прежде чем выходить в Китае, мы примерно год изучали, что такое Китай. У нас были консультанты, которые объясняли, как себя вести, какие там традиции бизнеса. Ой, это было очень-очень тяжело, но в результате мы там всё-таки успеха добились, мы там известные, нас видят. Но ещё раз: это совершенно другая планета.

ЛИХАЧЁВА: Расскажите, первые переговоры какие у вас состоялись серьёзные в Китае? Вы выезжали сами на переговоры? Или как?

-КАСПЕРСКИЙ: Наверное, самое главное, что мы там сделали, мы нашли правильного человека, который этнический китаец, но всю свою жизнь прожил в Австралии. У него две планки головы – одна китайская, одна европейская. Он всё делает там.

ЛИХАЧЁВА: Связующим звеном стал, да?

-КАСПЕРСКИЙ: Да, безусловно. Примерно то же самое у нас в Японии. Я сказал, Китай – это отдельная планета, а Япония – это отдельная галактика. Там то же самое. Есть люди, которые понимают обе стороны - и тот, и другой менталитет. Это очень важно.

ЛИХАЧЁВА: А так, на дурака, не пробьёшься, да?

-КАСПЕРСКИЙ: Ни за что, нет.

ЛИХАЧЁВА: Разница менталитетов такова, что не пробиться без посредников?

-КАСПЕРСКИЙ: Давайте я вам расскажу пример. Пример, который будет понятен нашим слушателям. Вы знаете, мы иногда выпускаем такую «хи-хи-рекламку» – маленькие коробочки. В коробочках презерватив – индивидуальное средство защиты. Есть большая коробочка с антивирусом, а есть маленькая коробочка. В России идёт на ура. Так вот. В Европе - строго в протестантских странах. В католических не пойдёт никогда.

ЛИХАЧЁВА: Заработаете себе такую репутацию, что не дай бог.

-КАСПЕРСКИЙ: Конечно. Даже в Европе, которая нам из России кажется единой, настолько важны различия, настолько важно понимать, что можно делать, а что нельзя делать. А когда ты идёшь в Азию, там тем более. Самый большой страх у меня, когда я там нахожусь, это в Японии обмолвиться и сказать, что я в Китае, а в Китае обмолвиться и сказать, что я в Японии.

ЛИХАЧЁВА: Да, они же такие антагонисты. Враг станете №1.

-КАСПЕРСКИЙ: Когда ты что-то говоришь на публике, когда с кем-то разговариваешь, даёшь интервью, в голове стоит такой ограничитель 24 часа в сутки: ни в коем случае не сказать «Япония», ни в коем случае не сказать «Китай». Страшно.

ЛИХАЧЁВА: А что страшное по-настоящему произошло с вами в Китае? Или в Японии. Вот там, в Азии. Не в том смысле, что напали на вас или ещё что-то, а вот такое – ментальное.

-КАСПЕРСКИЙ: Вы знаете, Япония вообще моя любимая страна. Мне там очень комфортно. Мне там нравится всё. Мне там нравится слушать, нравится нюхать, нравится языком пробовать...

ЛИХАЧЁВА: Вы голодный, что ли? Вам принести что-нибудь поесть?

-КАСПЕРСКИЙ: Не-не-не, я просто вспоминаю. Я в мае поеду опять в Японию, я просто готовлюсь немного. Японская и китайская кухня – это мои любимые.

ЛИХАЧЁВА: А люди?

-КАСПЕРСКИЙ: Абсолютно другие. Инопланетяне.

ЛИХАЧЁВА: Что-нибудь пугает вас в них?

-КАСПЕРСКИЙ: Нет.

ЛИХАЧЁВА: Я не случайно сейчас поднимаю тему страха, потому что очень многие европейцы говорят мне об этом. Я сама пару раз себя ловила на этой мысли: непонятно – значит, немножечко и страшно. Нет у вас такого совсем?

-КАСПЕРСКИЙ: Вы знаете, на самом деле, момент страха – это главный ограничитель развития российского бизнеса за рубежом.

ЛИХАЧЁВА: Вот. Понимаете, я не случайно вывожу вас на эту тему. Этот страх очень многих и не пускает туда.

-КАСПЕРСКИЙ: Это даже не страх – это непонимание, это такой железный занавес.

ЛИХАЧЁВА: Что непонятно, то и страшно, собственно говоря.

-КАСПЕРСКИЙ: Это любопытно!

ЛИХАЧЁВА: Для умных людей, как вы, да. Если непонятно, значит, любопытно.

-КАСПЕРСКИЙ: Может быть, люди просто (умные, неумные – неважно) делятся на две категории. Если что-то непонятно, одним любопытно, а другим страшно.

ЛИХАЧЁВА: Да.

-КАСПЕРСКИЙ: Вот когда я вирус словил на свой компьютер, мне было любопытно.

ЛИХАЧЁВА: Вы не испугались?

-КАСПЕРСКИЙ: Я не испугался. Наверное, в этом разница. И я думаю, что эта разница подчёркивается тем, что много-много десятков лет в головы долбили этот страх перед Западом. Так что, может быть, придёт новое поколение, и всё станет сильно лучше.

ЛИХАЧЁВА: Давайте на три минутки на новости сейчас прервёмся и потом разовьём именно эту тему: российский бренд там, на Западе, в Азии, то есть не здесь, не в России. Почему пока замедленное движение мы наблюдаем, что ещё мешает, кроме того, что вы уже перечислили? Вот эту тему давайте разовьём через три минуты.

НОВОСТИ. ***

ЛИХАЧЁВА: И ещё раз доброе утро на ФИНАМ FM. Адрес нашего сайта: www.finam.fm. Меня зовут Елена Лихачёва. Моего сегодняшнего гостя зовут Касперский. Человек-бренд Евгений Касперский, генеральный директор и один из основателей «Лаборатории Касперского». Не случайно ещё раз обзываю вас таким словом, как «человек-бренд». Действительно, по-моему, австрийская газета один раз написала: «Забудьте про российский бренд «Автомат Калашникова», теперь у нас здесь новый российский бренд «Антивирус Касперского», да?

-КАСПЕРСКИЙ: Было такое, да.

ЛИХАЧЁВА: То есть вы один из, может быть, немногих брендов российских, которые начали не так давно движение туда, на Запад, в Азию. Отсюда – туда, и буквально за 15 лет добились очень неплохих результатов. Вы №1 в Китае, вы №2 в Америке.

-КАСПЕРСКИЙ: На домашнем сегменте, если говорить честно и откровенно. Как считать.

ЛИХАЧЁВА: Хорошо. Не говоря уже о том, что 50% вы здесь, в России, – и на корпоративном, и на домашнем сегменте. Как вы думаете, почему вашему примеру не последуют многие? У нас что, мало умных людей? Почему российские бренды тяжело идут там? Нас не пускают или мы недостаточно конкурентоспособны? Что происходит?

-КАСПЕРСКИЙ: Давайте я буду говорить своё мнение только в той области, в которой я компетентен. То есть это про программные продукты, возможно, про «железные» разработки (компьютерные) - про некомпьютерные вещи у меня только теоретическое есть представление. Мне кажется, причина одна и та же. До сих пор поколение, которое сейчас руководит бизнесами в России, оно выросло в те времена, когда в голову вбивался железный занавес. И до сих пор в головах страх непонимания, нежелания выходить за пределы бывшего СССР. Обратите внимание, масса бизнесов российских, они хорошо себя чувствуют на Украине, в Прибалтике, где-то там ещё – это бывший СССР. Вот в пределах бывшего СССР плюс Монголия, Болгария.

ЛИХАЧЁВА: Всё равно общность менталитетов.

-КАСПЕРСКИЙ: Это не общность менталитетов, как мне кажется. Это особенность российского менталитета, который очень долго били по голове и говорили, что Запад слишком далеко, а Восток – дело настолько тонкое, что туда лучше и не лезть. И, как мне кажется, причины нежелания выхода на западный и восточный рынки именно в этом – боятся. Народу не любопытно заниматься внешними рынками. А это огромная ошибка, потому что у нас сейчас век глобализации, а это означает только одно: выживать будут только самые сильные.

ЛИХАЧЁВА: И быстрые.

-КАСПЕРСКИЙ: И быстрые. И региональные производители, региональные бизнесы будут скупаться, съедаться, уничтожаться более крупными международными игроками, которые будут сильны по той причине, что они везде, что они не зависят от экономической ситуации в конкретно взятой стране. А то, что они более гибкие, потому что они понимают разницу в культурах, разницу в правильных методах ведения бизнеса на разных территориях... Короче, учите английский, и не надо бояться.

ЛИХАЧЁВА: Английский и китайский заодно.

-КАСПЕРСКИЙ: Вы знаете, английский – международный язык, с английским вы не пропадёте нигде.

ЛИХАЧЁВА: А китайцы сами знают английский уже.

-КАСПЕРСКИЙ: Олимпиада прошла, ну что вы? Они, конечно, говорят по-китайски на английском, но это не самое сложное, не самое плохое. Индия – там тоже такой английский, что ...

ЛИХАЧЁВА: Но понять можно, и слава богу.

-КАСПЕРСКИЙ: Не всегда.

ЛИХАЧЁВА: Если попросить говорить медленно, можно.

-КАСПЕРСКИЙ: Иногда англичане сами друг друга не понимают. В каком ещё языке есть слово «spell», то есть «произнести по буквам»? Только в английском. Они друг друга не понимают, они друг другу по буквам объясняют, что они хотят сказать.

ЛИХАЧЁВА: А! Вот вы имеете что в виду: spell it. Понятно. Скажите, пожалуйста, а вот те процессы, которые вы описали, они могут замедлиться или, наоборот, убыстриться в результате этого самого пресловутого кризиса?

-КАСПЕРСКИЙ: Кризис совершенно не пресловутый. Ну что вы?

ЛИХАЧЁВА: Вы поймите, я практически каждое утро про него говорю. Я уже не могу больше.

-КАСПЕРСКИЙ: Уже надоело вам.

ЛИХАЧЁВА: Наверное, как и всем. Тем не менее, с вами мне очень хочется на эту тему поговорить.

-КАСПЕРСКИЙ: Вы знаете, я серьёзно заметил кризис 2 раза. Авиалинии бизнес-класса, азиатские направления никогда не бывали пустыми. Сейчас они на треть, на четверть заполнены. И у меня есть моя любимая компьютерная сумочка, в которой я ноутбук вожу, очень удобная, хорошая, просто я к ней привык, в ней правильное количество и размер карманчиков. Когда ты сутки в пути, у тебя две пересадки, ты должен стартовать условно в Москве, а приземлиться условно в Австралии – бывало и покруче. Однажды взлетели в Сантьяго, в Чили, а приземлились окончательно в Сиднее, в Австралии.

ЛИХАЧЁВА: Сколько же летели?

-КАСПЕРСКИЙ: Суммарно 18 часов, с пересадкой в Новой Зеландии. Мимо Антарктиды летели. То есть сумочка, которая мне очень нравится, мой спутник, и вдруг она начала рваться. Я долго искал, где же мне купить такую же сумочку, потом вспомнил: кризис! Достал иголку с ниткой и зашил.

ЛИХАЧЁВА: Вам просто захотелось поиграть в белошвейку, мне кажется.

-КАСПЕРСКИЙ: Нет, просто сумочка хорошая. Такое лирическое отступление.

ЛИХАЧЁВА: Приняла. А если говорить серьёзно?

-КАСПЕРСКИЙ: Если серьёзно, то в условиях кризиса есть два фактора – позитивный и негативный. Позитивный фактор заключается в том, что мы рвём со страшной силой по всему миру. Мы самая быстро растущая антивирусная компания. У нас нормальные технологии, продукт. Рынки нас хотят – и это позитивный фактор, который нас вёз в течение многих лет. Негативный фактор. Домашние пользователи больше переходят на пиратскую продукцию. Бизнесы начинают считать копейку. То есть они уже не закупают – а возьмём там плюс тысячу, пригодится. Уже начинают следить за бюджетом. Плюс банкроты, плюс дебиторская задолженность, что тоже есть, плюс разные негативы. То есть существует такой негативный фактор. Но у нас позитивный фактор сильней, чем негативный, раза в два.

ЛИХАЧЁВА: То есть, в общем, вам все эти негативы... они всё равно поглощаются позитивом.

-КАСПЕРСКИЙ: Я думаю, что нам-то в результате будет даже лучше, потому что на разных рынках, в разных индустриях останутся самые сильные. И те, кто послабее, которые использовали разные другие методы, чтобы оставаться на рынке и занимать его долю, они уйдут.

ЛИХАЧЁВА: По-русски говоря, некоторые из ваших конкурентов сдохнут.

-КАСПЕРСКИЙ: Сдохнут. И не только моих. И ваших тоже, между прочим. И тех, кто слушает сейчас этот утренний эфир.

ЛИХАЧЁВА: Как вы себе представляете, допустим, через год ситуацию в России?

-КАСПЕРСКИЙ: Я надеюсь, она сильно не изменится. Ни экономическая, ни политическая ситуация.

ЛИХАЧЁВА: То есть всё будет более или менее ровно.

-КАСПЕРСКИЙ: Я думаю, всё будет ровно. Мировой экономический и финансовый кризис, я думаю, окажется затяжным, что-то мне подсказывает.

ЛИХАЧЁВА: Сколько лет? Затяжной – это сколько?

-КАСПЕРСКИЙ: Знаете, что говорят японцы, которые очень хорошо разбираются в кризисах? Лет десять, не меньше.

ЛИХАЧЁВА: Это общемировой. Значит, и наш?

-КАСПЕРСКИЙ: И наш, естественно. Потому что глобализация. Экономики слишком сильно завязаны друг на друга. Даже африканские экономики, которых там не существует кое-где, они тоже завязаны на систему помощи, которая будет сокращаться. Всё завязано, на самом деле. Грохнуло где-то в одном месте – грохнет и везде. Так что я бы не стал очень оптимистичным на тему дальнейших развитий. Вот лет через 10, я думаю, Россия имеет все шансы для того, чтобы использовать это кризисное время для обновления. Когда желание есть, ресурсы стали подешевле, а это же хорошо, на самом деле. Причём не только природные ресурсы, но и ресурсы трудовые.

ЛИХАЧЁВА: Мозги стали дешевле, да?

-КАСПЕРСКИЙ: Руки. Мозги и руки. Бастовать народ будет поменьше. Вы знаете, за последние несколько лет... Я во Франции был уже 3 раза в этом году; во Франции впервые никто не бастовал. Каждый раз во Францию приезжаешь, то «Шарль де Голль» бастует – аэропорт, то транспортники бастуют, то ещё кто-то бастует. Приезжаю – всё работает.

ЛИХАЧЁВА: А что это они так? Они просто боятся, что уволят?

-КАСПЕРСКИЙ: Уволят, конечно.

ЛИХАЧЁВА: Что ни делается, наверное, всё к лучшему.

-КАСПЕРСКИЙ: Я думаю, у России есть очень хороший шанс лет через 10 выйти на совершенно новый уровень, на новый виток. Но, чтобы туда выйти, нужно вкалывать, нужно работать. И если говорить про мою отрасль, про мою индустрию, нужно учить английский язык и выходить на западные и восточные рынки. Точка.

ЛИХАЧЁВА: Ничего не бояться: ни непонимания, ни... Включать своё любопытство.

-КАСПЕРСКИЙ: Самое главное – не бояться делать ошибки. Кстати, если кому-то интересно, кому-то нужно, мы вам поможем – у нас же огромные базы данных по пиар-службам, по маркетинговым всяким агентствам, партнёрские сети.

ЛИХАЧЁВА: Вы за денежки помогаете или как?

-КАСПЕРСКИЙ: Знаете, мы никому пока не помогали. Давайте посмотрим. Может, бесплатно поможем, может, за денежки – я не обещаю.

ЛИХАЧЁВА: Подождите, что нужно сделать? Нужно зайти на ваш сайт и просто попросить помощи, консультации?

-КАСПЕРСКИЙ: Выходите на меня лично.

ЛИХАЧЁВА: Хорошо. Выходите на Евгения Касперского лично. Я думаю, кому надо, вас найдут. Давайте прервёмся на пару минут. Вернёмся в студию вместе с Евгением Касперским. Здесь, на ФИНАМ FM, он сегодня в гостях.

РЕКЛАМА. ***

ЛИХАЧЁВА: Ещё раз доброе утро на ФИНАМ FM. Можно задавать вопросы моему сегодняшнему гостю. В гостях у меня сегодня человек-бренд Евгений Касперский, гендиректор и один из основателей «Лаборатории Касперского», который теперь уже распространил свои щупальца буквально по всему миру. Я напомню: в Китае вы №1 среди домашнего сегмента; №2 в Америке; более 50% вы занимаете здесь, в России. В Западной Европе... Вы говорили, я просто подзабыла...

-КАСПЕРСКИЙ: Процентов 10.

ЛИХАЧЁВА: Тоже достаточно прилично.

-КАСПЕРСКИЙ: Вы назвали щупальца. Вы знаете, щупальца и спрут – так обычно говорят про киберпреступников или про организованных преступников. Это, кстати, те, с кем мы боремся. Так что щупальца – они.

ЛИХАЧЁВА: Понятно. Евгений, я просто не могу не задать вам этот вопрос – на сайте уже есть эти вопросы; вы, наверное, отвечали неоднократно. Не вы ли запускаете эти все щупальца?

-КАСПЕРСКИЙ: Сколько можно?

ЛИХАЧЁВА: На самом деле, сколько можно? На чём они базируются – эти слухи, что вы сами запускаете эти вирусы, чтобы потом их героически убивать?

-КАСПЕРСКИЙ: Хорошо. Отвечаю. У меня есть много разных рассуждений на эту тему, но любимое рассуждение примерно следующее. Если мы исходим из посыла, что, кому выгодно, тот и виноват, давайте подумаем о том, кому выгодны землетрясения, пожары, катастрофы, падающие самолёты, метеориты. Кому это выгодно? Журналистам, радиостанциям, прессе.

ЛИХАЧЁВА: То есть мы виноваты?

-КАСПЕРСКИЙ: А кто? Да, вы и виноваты.

ЛИХАЧЁВА: Хороший заход, да.

-КАСПЕРСКИЙ: Мы больше не будем заходить на эту тему?

ЛИХАЧЁВА: То есть отметаете сразу, да? Никакого рационального зерна нет?

-КАСПЕРСКИЙ: Вообще никакого. На самом деле, те, кто создаёт эти все компьютерные вирусы, это совершенно другие люди. Это преступники, которые запускают всё это зловредство в сеть с целью заработать на этом денег. А деньги на этом они зарабатывают разными способами: взламывают банковские системы, рассылают спам за деньги, воруют конфиденциальную информацию, которой потом торгуют, отсылают sms с телефонов на платные короткие номера – и масса разных способов, на которых они зарабатывают деньги. Играют на бирже, допустим, при помощи «троянских» программ, которые подкладывают своему соседу. То есть они берут какую-нибудь компанию, которая торгуется где-нибудь там, выкупают её часть – причём, компания такая нулевая, которая не торгуется совершенно, - а потом при помощи «троянской» программы от соседа, за его деньги начинают делать докупки. Цена поднимается, и они свою долю продают.

ЛИХАЧЁВА: Какой хороший рецепт. Давайте я запишу.

-КАСПЕРСКИЙ: Не надо записывать. Голубчики, которые это придумали, уже сидят.

ЛИХАЧЁВА: Ладно, тогда не буду записывать.

-КАСПЕРСКИЙ: Бизнесов таких очень много. Волшебный совершенно был пример – взлом банкомата, который был в Уфе в ноябре прошлого года. Ребята поставили курс рубля к доллару 1500 рублей за доллар и поменяли баксы на рубли. Молодцы, очень молодцы. Молодцы в кавычках!

ЛИХАЧЁВА: Мы осуждаем, конечно. Какие гады! Надо же было такую гадость придумать!

-КАСПЕРСКИЙ: Но было очень прикольно такую новость получить. На самом деле, тысячи, может быть, даже десятки тысяч компьютерных преступников по всему миру – в России, в Китае, в Латинской Америке, вообще, везде – наносят значительный ущерб мировой экономике. Какой – пока ещё неизвестно, но я более чем уверен, что он измеряется не миллионами долларов...

ЛИХАЧЁВА: А уже миллиардами, да?

-КАСПЕРСКИЙ: Боюсь, что десятками миллиардов долларов в год. По самым скромным оценкам.

ЛИХАЧЁВА: А можно такой вопрос - у вас оборот компании какой за последний год?

-КАСПЕРСКИЙ: Значит, по размещённым заказам - 361 миллион долларов. Данные пока не аудированные, аудированные отчёты будут в мае месяце, и тогда мы, наверное, соберём большую пресс-конференцию и доложим наши результаты с комментариями, со всеми деталями. Рост компания показала в прошлом году почти 80%, в этом году, конечно, такого счастья не будет.

ЛИХАЧЁВА: Примерно на сколько рассчитываете?

-КАСПЕРСКИЙ: Двузначный будет всё равно рост, не 10%, в разы больше, чем 10, но всё равно...

ЛИХАЧЁВА: 20 – 30?

-КАСПЕРСКИЙ: Не скажу, пока не понятно. Тенденции пока очень позитивные. Наши планы по набору персонала мы не пересматриваем.

ЛИХАЧЁВА: То есть можно к вам присылать резюме, если что.

-КАСПЕРСКИЙ: Прямо вперёд на полной скорости.

ЛИХАЧЁВА: Молодцы. Ещё один вопрос по поводу пиратских версий ваших программ в России. Тоже, наверное, невозможно обойти эту тему. Давайте эту тему обсудим, но прежде я вам дам послушать соцопрос, который мы провели среди людей, гуляющих по Чистопрудному бульвару. Спрашивали по поводу вашего «антивируса Касперского», что они думают, нравится или не нравится, какие плюсы и минусы. Давайте сейчас это услышим.

ОПРОС:

- У меня он стоит и не работает, там нужно каждую неделю обновлять, мне это неинтересно, я этим не занимаюсь.

- Нормально. Проблем пока нет, пока работает нормально, хорошо.

- Раньше стояла, а теперь нет. С ним много проблем – всё время тормозит.

- Пользуюсь. Проблем нет, но, поскольку пользовался нелицензионной, приходилось всё время искать ключики. С лицензионной версией проблем нет. Единственное, что довольно-таки сильно грузит систему.

- Да нет, мы не устанавливаем её, потому что из-за неё компьютер тормозить начинает немножко.

- Я ею не пользуюсь. Она слишком перегружала мою систему, и я от неё отказался в пользу более лёгких систем.

- Очень тормознутая система, не пользуюсь, но компьютер погряз в вирусах.

- Издают эту штуку, чтобы против своих же вирусов нас защитить.

ЛИХАЧЁВА: Ну вот, последний пункт мы с вами уже обговорили – по поводу этой штуки, которую вы выпускаете, чтобы потом нас же и защищать. Примерно так, как вы и сказали, 50 на 50. Кто-то доволен очень сильно, кто-то говорит, что перегружает компьютер, а кто-то говорит, что заколебало каждую неделю обновлять. Вообще, какой самый большой минус?

-КАСПЕРСКИЙ: Я всё запомнил. Обновлять не надо раз в неделю, она всё делает автоматически. Если не хотите проблем с обновлениями, не надо лезть в настройки. По поводу того, что она грузит систему. Интересно, что данное мнение распространено только в России. Немцы, допустим, так не считают. И это мнение связано с тем, что в 2000-м и в 2001 году мы выпустили две неудачные версии, которые действительно тормозили компьютер, причём очень сильно. С тех пор прошло уже много-много лет, и уже 4 года у нас продукты признаны одними из самых скорострельных. Тормозить могут только в двух случаях: либо используется старая версия 7-летней давности, либо компьютер совсем дохлый – не работает современная система на стареньком «железе». В остальных случаях работает всё великолепно. Мы вот ошибку совершили 8 лет назад – ложечки нашлись, а осадок остался. Что самое интересное, данное мнение распространено только в России.

ЛИХАЧЁВА: Скажите, а вы много в России на пиратских версиях теряете?

-КАСПЕРСКИЙ: Давайте мы подойдём к этому вопросу немножко с другой стороны. Откуда ноги растут у пиратства? Я считаю, что ноги у пиратства растут из кошелька. И, как только ситуация экономическая в России улучшилась в последние 2-3 года, резко пошло пиратство вниз. В разы оно пошло вниз. Боюсь, что в связи с экономическим кризисом оно опять скакнёт обратно. Так что это не в голове, это в кошельке. А бороться с кошельком мы не можем. Поэтому уровень пиратства зависит только от экономической ситуации в стране, от покупательной способности населения.

ЛИХАЧЁВА: Но вы готовы к тому, что сейчас доля пиратства повысится?

-КАСПЕРСКИЙ: Да. При этом картинка не очень однозначная, потому что пиратство – это не только недополученная прибыль для нас, допустим. Пиратство – это то, что мы вкладываем деньги в этих самых пиратов. Потому что они же качают апдейты. А мировая сеть распространения апдейтов стоит миллионы долларов в год. И мы эти деньги вкладываем туда. То есть те люди, которые пользуются пиратскими версиями, они воруют у нас деньги, они пользуются тем сервисом, который оплачиваем мы.

ЛИХАЧЁВА: Что-нибудь можно сделать?

-КАСПЕРСКИЙ: Конечно, можно. У нас есть система «Блэк-лист», есть разные другие рукоятки, крантики, которые мы заворачиваем. Но нашей целью не является заставить всех перейти на легальные версии. Мы прекрасно понимаем, что у кого-то денег нет.

ЛИХАЧЁВА: Жалеете немножечко, да?

-КАСПЕРСКИЙ: Мы понимаем реальность, понимаем, что происходит. Как правильно сказал один из тех, кто отвечал на вопрос, что были проблемы с поиском ключей. Купил лицензионную версию – и всё стало хорошо. Мы постоянно пиратов трогаем немножко – блокируем ключики пиратские. Кто-то из них переходит на другой антивирус, кто-то ищет новый ключик, а кто-то покупает легальную версию. То есть мы ищем тот баланс, когда человеку дешевле купить легальный продукт, чем постоянно отстреливаться от этих самых блокированных ключей. Если у кого-то время стоит ноль копеек, да, ему будет выгоднее найти пиратский ключ. Если у кого-то время стоит больше, чем ноль копеек, то будет баланс в нашу сторону.

ЛИХАЧЁВА: А у вас лично время – это самый главный ресурс?

-КАСПЕРСКИЙ: Да. Категорически самый-самый главный ресурс.

ЛИХАЧЁВА: А на что вы не жалеете времени, помимо работы? Забудьте сейчас, что вы Касперский-бренд. Вы Касперский-человек.

-КАСПЕРСКИЙ: Путешествия. Вы знаете, оно иначе не получается. Я не могу забыть, что я другой человек. Я не разделяю компанию, бизнес, жизнь. Я не разделяю. Когда я сказал «путешествия», на самом деле это деловые поездки. Бывают очень затяжные. Сейчас на апрель-май я планирую на полтора месяца кругосветку.

ЛИХАЧЁВА: Деловая кругосветка?

-КАСПЕРСКИЙ: Ну да. Конференции, выставки. Весна и осень – это самое напряжённое время. Это выставки, конференции, это встречи с клиентами, с партнёрами. Я в Москве практически не появляюсь.

ЛИХАЧЁВА: А можете вспомнить самый длительный период, когда вы отдыхали, а не работали? Сколько дней, недель это длилось?

-КАСПЕРСКИЙ: Три недели. Камчатка. Без телефона, без Интернета, без всего. Камчатка – моё любимейшее место.

ЛИХАЧЁВА: Ну и как?

-КАСПЕРСКИЙ: Значит, так. Что я думаю про Камчатку? Мне надоело это рассказывать – я написал. Идите на мой форум. Найти его можно по ключевым фразам: «Путешествия Касперского». И на форуме много-много разных моих отчётов. Зачем ехать в Лас-Вегас? Зайдите – почитайте.

ЛИХАЧЁВА: Не за этим?

-КАСПЕРСКИЙ: Не за этим. «Цирк Солнца». Только ради «Цирка Солнца» стоит ехать в Лас-Вегас.

ЛИХАЧЁВА: Но он и сам же ездит периодически.

-КАСПЕРСКИЙ: Вы знаете, этих «Цирков Солнца» штук двадцать разных.

ЛИХАЧЁВА: Как группа «Бони М».

-КАСПЕРСКИЙ: Нет, они разные. Дело в том, что у них совершенно разные представления. Это как радиостанции. Вот сидят по городу разные радиостанции – они все разные. Точно так же цирки все разные.

ЛИХАЧЁВА: А что, в Лас-Вегасе самый лучший, какой-то особенный?

-КАСПЕРСКИЙ: Два самых последних у них цирка и самых интересных. Они не переездные.

ЛИХАЧЁВА: Слишком сложно?

-КАСПЕРСКИЙ: Допустим, один из этих цирков – это бассейн-трансформер. Действие происходит в бассейне, который меняется. У него дно то поднимется, то опустится, то частично поднимется, и вот всё это там кишит. Обалдеть! Вот крышу сносит окончательно. Всем рекомендую.

ЛИХАЧЁВА: Мало времени совсем осталось. От чего ещё сносит крышу у Евгения Касперского? Две вещи ещё назовите.

-КАСПЕРСКИЙ: От того, какой маленький мир. Он маленький, как оказалось. Это я начал понимать последние два года. Сел на самолёт, прошли сутки, а ты вообще неизвестно где.

ЛИХАЧЁВА: Как в анекдоте, знаете? Совершил человек на самолёте кругосветное путешествие. Сел в самолёт и вернулся в то же самое место. Спрашивает: на фига летал?

-КАСПЕРСКИЙ: Нет-нет, на самом деле, «на фига летал» - это я тоже описываю. Можете зайти в форум Евгения Касперского, ключевая фраза «Форум Евгения Касперского», там вот написано, куда и зачем я летал. Причём я начал даже видео выкладывать. Вторая штука, от чего сносит... Это успех. Когда приезжаешь и понимаешь, что довольно серьёзные компании, серьёзные бизнесы являются твоими клиентами – я не буду их называть сейчас, - компании (не российские), которые знаю все, сердечко немножко щемит, дух немного захватывает. Но ничего – выдержим.

ЛИХАЧЁВА: И последний вопрос, постарайтесь коротко на него ответить. Вы своим сыновьям чего хотите в жизни?

-КАСПЕРСКИЙ: Работоспособности. Мозгов. Коммуникабельности. И удачи. Я этого желаю не только своим сыновьям, я всем этого желаю.

ЛИХАЧЁВА: Вам я даже не знаю, чего пожелать. Давайте сами себе. Я не знаю, что такому успешному человеку, как вы, можно пожелать. Вот честно.

-КАСПЕРСКИЙ: А у меня всё есть.

ЛИХАЧЁВА: Вам ничего не нужно?

-КАСПЕРСКИЙ: Мне ничего не нужно.

ЛИХАЧЁВА: У нас сегодня в эфире был человек, которому ничего не нужно.

-КАСПЕРСКИЙ: Не-не-не, мне нужно! Мне нужно много чего. Но мне этого желать не нужно, я это сам всё сделаю.

ЛИХАЧЁВА: Хорошо. Завершим так. У меня сегодня в эфире был человек, который сам всё сделает. Ему ничего не нужно – он всё сделает сам.

-КАСПЕРСКИЙ: Мне нужно!

ЛИХАЧЁВА: Мне ничего не нужно от других. Правильно?

-КАСПЕРСКИЙ: Нет. Что мне действительно нужно, от чего я отказаться не могу - это то, что у меня уже есть. Это идея, это цель, это команда, которая вместе со мной, это моя семья, которая меня поддерживает. То есть то, что уже построено, что уже есть и развивается. Без этого я обойтись не могу. Я бы сказал так: то, что мне потребуется ещё, конечно, можно пожелать, но я это всё сделаю сам, вместе со своей командой. Говорят, надо так: - Желаем тебе большой удачи! На что иногда я отвечаю: - Удача нужна дуракам и лузерам, а нам нужно крепкое слово и решительные действия.

ЛИХАЧЁВА: У нас в программе был Евгений Касперский, генеральный директор и один из основателей «Лаборатории Касперского». Ну что? Потрясающая харизма – об этом говорили все, кто брал у вас до этого интервью. Я это подтверждаю и подписываюсь. С вами была Елена Лихачёва. Программу «Они сделали это!» сегодня помогали делать: продюсеры Ирина Колоскова, Элина Буцкая, корреспондент Валентина Васильева, за пультом Тихон Сезонов. Ещё раз напомню адрес нашего сайта: www.finam.fm. Евгений, большое спасибо. Надеюсь, у нас в эфире не в последний раз.

-КАСПЕРСКИЙ: Спасибо вам, приглашайте.




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Игорь Запорожан
Посетило:5451
Игорь Запорожан
Легенды не стареют
Посетило:453
Кирк Дуглас
Безграничное трудолюбие
Посетило:311
Кеннет Брана

Добавьте свою новость

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history