Людибиографии, истории, факты, фотографии

Аркадий Волож

   /   

Arkady Volozh

   /
             
Фотография Аркадий Волож (photo Arkady Volozh)
   

День рождения: 11.02.1964 года
Возраст: 54 года

Гражданство: Россия

Интернет как бизнес

генеральный директор компании 'Яндекс'

Генеральный директор компании "Яндекс"

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

02.02.2008

О. БЫЧКОВА: 21.06 в Москве, у микрофона Ольга Бычкова. Добрый вечер. Это программа «Большой дозор» и я приветствую главного редактора газеты «Ведомости» Елизавету Осетинскую. Добрый вечер.

Аркадий Волож фотография
Аркадий Волож фотография

-Е. ОСЕТИНСКАЯ: Добрый вечер.

Реклама:

О. БЫЧКОВА: И у нас сегодня гость Аркадий Волож - генеральный директор компании "Яндекс", основатель компании. Добрый вечер.

Аркадий Волож фотография
Аркадий Волож фотография

-А. ВОЛОЖ: Один из основателей. Добрый вечер.

О. БЫЧКОВА: Один из основателей. На самом деле, история совершенно удивительная, потому, что нет человека, который не знает, что такое «Яндекс» и не привык на автомате набирать эти буковки, чтобы что-то такое обнаружить. Стало известно, что в 2007 году у «Яндекса» размер выручки компании вырос на 130 процентов и составил, должен составить 167 млн долларов. Да?

Аркадий Волож фотография
Аркадий Волож фотография

-А. ВОЛОЖ: Сколько точно нам посчитают аудиторы месяца через два.

О. БЫЧКОВА: Это все произошло за какие-нибудь 7 лет несчастных! Просто абсолютно на глазах у изумленных нас выросла вот такая история, практически из ничего.

Аркадий Волож фотография
Аркадий Волож фотография

-Е. ОСЕТИНСКАЯ: Я тут целый вечер пытаюсь сказать, что меня поражает не то, что выросла выручка в несколько раз, потому, что я ежедневно сталкиваюсь с компаниями, у которых растет выручка и сама работаю в компании, которой не было до того, как что-то там произошло, потом у нее раз и появилась огромная стоимость. И все стало вдруг расти. Меня поражает, что «Яндекс» вошел в десятку самых посещаемый поисковиков, буквально несколько дней назад. И что меня поразило еще больше, что «Яндекс»…

Лучшие дня


Трехкратный чемпион
Посетило:205
Хенри Тейлор
Лика Стар
Посетило:105
Лика Стар
Звезда «Камеди Клаб»
Посетило:102
Гарик  Харламов

О. БЫЧКОВА: В мировую десятку?

Аркадий Волож фотография
Аркадий Волож фотография

-Е. ОСЕТИНСКАЯ: В мировую. Не в нашу десяточку, а в мировую десятку. И что меня еще больше поразило, что «Яндекс» второй после китайцев не англоязычный поиск.

О. БЫЧКОВА: Мы сейчас сразу расскажем про нашего гостя и пойдем домой. Аркадий Волож мне перед эфиром сказал, я этого не знала, оказывается, что далеко не у каждой страны есть своя поисковая система, типа «Яндекса».

-А. ВОЛОЖ: Есть она в Китае, называется «Байду», есть в Корее своя, есть в Чехии маленькой, «Сезма» называется. В России целых две – «Яндекс» и «Рамблер».

-Е. ОСЕТИНСКАЯ: Еще много!

-А. ВОЛОЖ: Есть целая культура производства поисковых систем этих технологий и эта культура – редкая вещь в мире, так же, как культура производства чего-нибудь еще.

О. БЫЧКОВА: А вот что следует из этого факта? У нас есть своя поисковая система. И что это значит?

-А. ВОЛОЖ: Это значит, что технологии в этой области, по крайней мере, это область на грани программирования и математики, и в этой области у нас с успехами все хорошо. Мы вполне на мировом уровне. Технологии, которые мы здесь делаем, производим, они мирового уровня и соревнуются на равным с любыми другими, американскими, в частности.

О. БЫЧКОВА: Мы не собирались пиарить компанию «Яндекс», мы с Лизой Осетинской совершенно уверены, что это просто крутейшая история!

-Е. ОСЕТИНСКАЯ: Ты заходишь не на «Google», чтобы искать там по-русски, ты захочешь не на что-то ещё, а ты заходишь именно на «Яндекс» и он что-то такое делает, что тебе приятно заходить.

-А. ВОЛОЖ: Да просто отвечает на вопрос правильно.

О. БЫЧКОВА: А как известно, на половину наш народ..

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А как правильно отвечать на вопрос, объясните?

-А. ВОЛОЖ: Да просто… Дают вам 30 млн вопросов в день, вы быстренько думаете и быстро подбираете сайты.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А почему одни сайты это делают правильно, так, что толково, а другие – бестолково? Это от чего зависит? Я об этих примерах не хочу даже говорить.

-А. ВОЛОЖ: За этим стоит… Если вы выдаете одну короткую фразу, а вам возвращают страницу текста, выбранную из огромных массивов, которые трудно себе представить, за этим стоит много всякой математики и программирования, много алгорифмов чисто теоретических и много всяких инженерных находок, которые тоже не на ровном месте, много лет совершенствуются и вот получается!

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А эта математика не просто берет и описывает какую-то идею, ясную, четкую, которую можно….

-А. ВОЛОЖ: Нет, если сравнивать с производством автомобилей, там нет одной технологии. В автомобиле очень много разных технологий. Технология производства резины, железа, изготовление двигателя и пр. В поисковой системе тоже много технологий. Много программирования.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Но, что поразительно – одним людям это удается, другим нет. Вот «Yahoo» раньше покупал у «Google» поиск, а теперь делать это перестал и теперь все у «Google».

-А. ВОЛОЖ: Нет, у «Yahoo» есть поисковая система. Там, в Америке, большинство народа ходит на «Google», так же, как у нас большинство ходит на «Яндекс».

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А не в Америке? Если взять, мы говорили до эфира, а как испаноговорящие? Их же много тоже, они как ищут информацию?

-А. ВОЛОЖ: Испаноговорящие лет 7 назад искали поисковиком «Лейкез», а сейчас тоже «Google».

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А что с предыдущим случилось?

-А. ВОЛОЖ: Почил в бозе.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Это не та история, что его «Google» купил?

-А. ВОЛОЖ: Нет.

О. БЫЧКОВА: Просто не выдержал конкуренции.

-А. ВОЛОЖ: Да.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А если взять российскую конкуренцию? Конкуренцию на «точка ру» «Яндекса» и «Google»?

-А. ВОЛОЖ: По количеству запросов, на которые мы отвечаем, у нас где-то 55 процентов рынка. У «Google» процентов 17-20, у «Rambler» процентов 15-17 и ещё есть поиск на других площадках. Есть и свои и то, что мы помогаем. Есть портал, который использует наш поиск.

О. БЫЧКОВА: Почему у индийцев нет своего?

-А. ВОЛОЖ: Не знаю. Мне трудно ответить. Почему у китайцев есть – мне понятно, там технология есть, там просто трафик перенаправляет.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А как можно в Интернете защищать?

-А. ВОЛОЖ: В Китае с этим строго очень. Там регулируется, куда люди могут ходить, куда нет. В отличие от нас.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Мы дойдем до этой темы. А скажите, по динамике, кто быстрее растет?

-А. ВОЛОЖ: Растет быстрее… «Google» появился у нас первый раз по-русски году в 2002-ом, а офис открыл он здесь года 1,5-2 назад и по-настоящему локализовался !,5-2 года назад. С тех пор вырос, сначала было процентов 5-6, а сейчас +11-12 процентов. Поэтому в процентах растет сейчас быстрее он, а мы пока, последние 2 месяца, эту долю свою удерживаем.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Просто в Интернете все быстро меняется!

-А. ВОЛОЖ: Конечно! Это для нас основной вопрос – удержать нашу долю.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Там нельзя заснуть.

-А. ВОЛОЖ: Абсолютно точно!

О. БЫЧКОВА: «Рунет», как рынок. Вернемся к этой историю. Имеет он какую-то специфику? Отличается от других?

-А. ВОЛОЖ: Рынок в «Рунете», мы говорим про рекламу ведь, да? Основные деньги в «Рунете» сегодня – это рекламные деньги. Есть своя специфика. Если сравнивать с другими рекламными носителями, медиа они еще называются, то в Интернете сейчас уже больше половины денег зарабатывается не на широковещательной рекламе, как в телевизоре, мы смотрим телевизионный ролик, или в газете. Газета бывает хотя бы тематической, а часто тоже реклама на всех, радио-реклама – на всех. В Интернете есть часть рынка, довольно большая, чуть меньше половины на сегодня, это такая же реклама для всех, это такая же среда для рекламщиков, как и все остальные, здесь на равных борются за аудиторию. Но есть вторая половина, которая по-своему уникальна, хотя нет, не уникальна! Вторая половина заработанных в Интернете денег – это контекстная реклама, поскольку Интернет – это такая программа, по большому счету, Интернет понимает, что когда с ним работаешь, он понимает, с кем имеет дело. Например, самый простой способ – если вы что-то ищите, он понимает, что вы этим интересуетесь и показывает рекламу на эту тему. Есть и другие способы нацеливания этой рекламы.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Вы имеете ввиду контекстную рекламу, которая сбоку вылетает, параллельно с вопросами?

-А. ВОЛОЖ: Да. Поисковая система возвращает результат и рекламу.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: У меня на эту тему всегда был вопрос. У нас в газете очень жестко разделено содержание и реклама. И мы очень жестко боремся за то, чтобы это не пересекалось.

-А. ВОЛОЖ: Потому, что не дай бог кто-то усомнится, что у вас продаются статьи. Так же, как и у нас, кто-то усомнится в том, что за деньги продаем то, что в левой части. Никогда такого нет. Конечно, ясно выделенная отдельно, маркированная реклама, она появляется справа от выдачи, иногда пользователь много готов платить и она вылезает немножечко наверх, отмаркированная, что это реклама, а не результат поиска.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: То есть, как только вместо поиска появится что-то рекламное или что тебе хотят продать, то на этом идея рухнет.

-А. ВОЛОЖ: Надо сказать, что есть большая часть вопросов, по которым надо выдавать как раз сайты, где вам хотят продать что-то.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Если ты спрашиваешь, где купить телевизор…

-А. ВОЛОЖ: Да, вам надо выдавать сайты, где вам что-то хотят продать. Там можно показать всего 10 результатов, а магазинов 10 тысяч!

Е. ОСЕТИНСКАЯ: И какой принцип вы закладываете в таких случаях?

-А. ВОЛОЖ: Принципов много, это все соединяется термином «релевантность», мы пытаемся угадать, что хотел пользователь. Есть много способов оценить, угадали мы или нет. Там есть много разных признаков, по которым можно сортировать сайты. В зависимости от запроса, можно показать одни сайты ниже, другие выше. Таких принципов сотни. Из них реально действующих, реально что-то меняющих – десятки, остальные меньше влияют. Но из этого всего многообразия, вся математика – выбрать из этого то, что отвечает на запрос пользователя лучшим образом. Есть запросы, где этот выбор очень критичен, например, если вы ищите какой-то очень определенный сайт, например, говорите «Rambler», то тут никаких вопросов нет. Это называется навигационным поиском, когда знаете, что хотите найти. А есть вопросы, в который нам очень сложно угадать, что вы имели ввиду, вот такой тип запроса – например, по запросу «жизнь», что ищут? Выясняется, что люди ищут газету «Жизнь».

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Как правило. А как вы угадываете?

О. БЫЧКОВА: А другие ищут на Марсе.

-А. ВОЛОЖ: Смотреть, как они реагируют, обучаться на пользователях, у нас есть модели пользователей, на которых мы обучаемся. Есть много методов, как понять, чего хотел человек. А есть запросы третьего типа, их миллион, когда в общем ответить можно почти все равно чем. То есть, из миллиарда страниц на ваш запрос вполне адекватно отвечает, например, сто. И примерно одинаково. Вам все равно, какие сто. Это действительно, проблемы. Все претензии, которые к «Яндексу» есть, они из этой области. Почему показали моего соседа, а не меня?

-Е. ОСЕТИНСКАЯ: Каждый хочет вылезти в первую строчку.

О. БЫЧКОВА: Но все это является приложением к рекламному рынку, на котором происходят все основные финансовые события. Существуют какие-то альтернативы в этой схеме? Интернет как бизнес. Это рекламный бизнес?

Е. ОСЕТИНСКАЯ: В чем его главный рецепт? Превратить Интернет в бизнес.

О. БЫЧКОВА: Может быть, есть другие какие-то пути, кроме рекламного?

-А. ВОЛОЖ: Есть ещё разные другие виды бизнеса. Люди продают товар, бывает бизнес платежных систем в Интернете, когда говорят про объем бизнеса в Интернете, конечно, прежде всего имеется ввиду Интернет, как рекламный носитель. Говорят про два вида рекламы – баннерную рекламу, медийную и тематическую рекламу.

О. БЫЧКОВА: То, что нас всех достало, по большому счету.

-А. ВОЛОЖ: Да, на нее жалуются так же, как на всю другую рекламу. На тематическую рекламу, на контекстную жалуются меньше, потому, что она воспринимается по теме либо сайта, на котором показывается, либо по теме запроса. Ее воспринимают, как дополнительную информацию.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Ну вот смотрите. Для вашего бизнеса, я пытаюсь понять. Ведь Интернет – это все какое-то, кажется, легкое.

О. БЫЧКОВА: Игрушечное.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Но вот смотрите. С газетой все понятно. Там есть тираж. Рекламодатель смотрит на тираж, в крайнем случае смотрит на сертифицированный тираж или оплаченный, или на данные ГЭЛЛАПа и понимает, какая аудитория, сколько ее. Размещает объявление. А как у вас?

-А. ВОЛОЖ: ГЭЛЛАП считает Интернет, наряду с остальными носителями – газетами, телевидением и радио. Сейчас ГЭЛЛАП рекламодателям показывает, где бывают люди, что они смотрят, что слушают. Им представляют замечательные графики потребления разных рекламных носителей по часам дня. И там они ясно показывают, понятно, что у радио два пика – дорога на работу и домой. У телевизора большой пик вечером. У Интернета взлетает часов в 9 утра, растет часов до 16, потом падает и второй пик у него вечером, поменьше, часов в 8-9 вечера, когда мы из дома заходим. И этот дневной пик Интернета, площадок Интернета, он выше, чем все радиостанции, он выше, чем многие телевизионные станции.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А он сколько?

-А. ВОЛОЖ: У нас, у больших порталов, сегодня в российском Интернете в день примерно по 5 млн пользователей. 5-6 миллионов приходит на них смотреть.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: На них, или на ваш?

-А. ВОЛОЖ: На один. Всего в Интернете в день, я не помню, 10-11 млн.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Тираж. Аудитория.

-А. ВОЛОЖ: Да. И это уже не игрушки, это что-то большое, с чем надо считаться рекламодателю и они считаются, рекламные бюджеты растут. В этом весь секрет такого быстрого роста.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А в какой момент своей жизни вы поняли, что в этом фишка, что в этом золотая жила? Что сейчас вы начнете людям находить правильные ответы на вопросы и вот это можно будет капитализировать?

-А. ВОЛОЖ: В самом начале было понятно, что рано или поздно, люди будут пользоваться Интернетом, как сейчас. Вот у вас здесь на столе Интернет. В конце 90-х годов.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: В конце 90-х.

-А. ВОЛОЖ: Да, когда любому программисту, который начал пользоваться Интернетом, было понятно, что он появится у всех – модельеров, психологов, врачей.

О. БЫЧКОВА: В конце 90-х уже всё это цвело.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Казалось бы, совсем недавно!

-А. ВОЛОЖ: В Москве и Питере начал цвести в начале 2000-х.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Я помню момент в 1999 году или в 1998 году, в газете «Сегодня» в отделе бизнеса не было на каждом компьютере Интернета.

О. БЫЧКОВА: В каком году?

Е. ОСЕТИНСКАЯ: В 1998 году точно не было. Мне кажется, в 1999 году тоже не было. Было два доступа к Интернету на отдел бизнеса.

О. БЫЧКОВА: Там, где я работала в конце 90-х, в телекомпаниях всяких…

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Их тоже нельзя называть? Мы прямо в одних и тех же местах работали!

-А. ВОЛОЖ: В любой компьютерной компании монитор стоял на каждом столе. В других компаниях, других областей, этого не было. Сейчас, куда не зайдешь, первое, что видишь – монитор с Интернетом.

О. БЫЧКОВА: За это десятилетие наша жизнь и мир, который нас окружает, изменился существенно.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Но это было совсем недавно!

О. БЫЧКОВА: Но, возвращаясь к вопросу, вы-то в какой момент поняли, что это не игрушки, а большие деньги?

-А. ВОЛОЖ: Как только стало понятно, что это будет везде, конечно, не было идеи, как на этом заработать, но было понятно, что если это будет у всех, то как-то заработать можно будет.

О. БЫЧКОВА: Но вы же математик! Программист по профессии. Вы сидели и писали ваши формулы. А потом в какой-то момент вы стали читать финансовые документы. Это когда произошло?

-А. ВОЛОЖ: В моей жизни я проходил через три вида жаргона. Сначала математически-компьютерный жаргон. Стыдно называть слова. Дальше, в конце 90-х, начале 2000-х, когда пришли инвесторы и стали рассказывать, что надо из этого делать большой бизнес, я познакомился с финансовым жаргоном, там тоже сплошные англицизмы, не хочется называть слова.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Неприличные слова.

-А. ВОЛОЖ: Дальше, еще года через два, когда аудитория стала измеряться миллионами, стало понятно, что это что-то медийное, аудиторное, появился рекламный сленг, вокруг стали собираться рекламщики и там свои англицизмы третьего вида. Примерно с этого момента было понятно, что это большой рекламных бизнес, потому, что это миллионы пользователей, а на них будут какие-то миллиарды долларов.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А инвесторы пришли в самом начале.

О. БЫЧКОВА: Они сразу правильные слова изучали.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Никто тогда не знал как. Все знали, что это будет везде. А если это будет везде – придумаем, как это капитализировать.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А к вам они пришли потому, что про вас была слава, что вы хороший программист?

-А. ВОЛОЖ: Тогда ходили по всем. Это был бабл, все скупали всё, как и сейчас, в общем, просто всё, что шевелится, скупалось. К нам, как ко многим другим, пришли и, как ко всем остальным, приходили сразу много кто. Вот мы выбрали, с ними «поженились» и с тех пор с ними живем.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Я короткий вопрос задам. Интернет все время растет, растет количество пользователей, количество денег, доходы, капитализация. Скажите, пожалуйста, Вы видите предел, когда эта золотая жила начнет истощаться? Или его нет?

-А. ВОЛОЖ: Во-первых, мы точно никогда не будем знать весь рекламный рынок в целом. Рекламный рынок в стране известен. На сегодня прогнозы, я не видел результаты 2007 года, в 2006 году говорили про 6 млрд и прогнозы на 2010 год были 10 млрд долларов в рекламе в стране вообще. Ясно, что больше этой цифры мы не можем, мы маленькая часть этой цифры. Интернет – это часть рекламного рынка, которая растет быстрее всего и если Интернет будет вообще на всех столах и во всех домах, то он, как в какой-нибудь Англии или скандинавских странах, там он 15 процентов от рекламного рынка, прогнозируется, что будет 30 процентов рынка. Как будет у нас, посмотрим, сколько будет Интернета. Десятки процентов.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Он откусывает кусочки от традиционных.

О. БЫЧКОВА: Подождите! Это очень интересно. Через несколько минут у нас миллиарды замелькают снова. Это программа «Большой дозор». Аркадий Волож - генеральный директор компании "Яндекс". Сейчас Новости, потом небольшая реклама и продолжение.

О. БЫЧКОВА: Вот пишет один слушатель: «Все очень просто. Сколько алфавитов – столько поисковых систем. Наши развелись, потому, что буржуйские не совсем хорошо работают с нашими буквами». Это в качестве объяснения того, что у нас есть своя поисковая система. А вот у испанцев нет!

-А. ВОЛОЖ: А у арабов почему?

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А у них нет поисковой системы? Они не ищут в Интернете?

-А. ВОЛОЖ: Ищут. С помощью других систем.

О. БЫЧКОВА: А там есть арабские буковка?

-А. ВОЛОЖ: Да. И в Израиле есть «Google».

О. БЫЧКОВА: На иврите говорят не такое количество народа, как по-арабски или по-испански.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Они вас купить не пытались?

О. БЫЧКОВА: Кто?

Е. ОСЕТИНСКАЯ: «Google»

-А. ВОЛОЖ: Все всех пытаются купить!

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Просто такая большая монополия!

О. БЫЧКОВА: Хорошо. Давайте тогда на эту тему вопрос. Людмила Кудрявцева: «Очевидно, что 2008 год будет годом масштабного передела поискового рынка «Рунета». «Rambler» собирается начать все сначала, о Майкрософт ходят слухи о покупке локального игрока, «Google» давно нагнетает прессинг. Насколько оптимистично вы смотрите в будущее «Яндекса», осталось ли что-то уникальное, что предложить интернетчикам больше никто не может? Или сейчас главная цель – нарастить сервисную массу количественно, добавляя в функционал то, что у других есть, а у «Яндекса» нет, например, блок-хостинг. Не окажется ли «Яндекс» ослаблен большими переменами, к которым приведет грядущее ай-пи-о». [[англ. IPO - international/initial public offering - первичное размещение акций]]

-А. ВОЛОЖ: Какого года вопрос?

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Сегодняшний.

О. БЫЧКОВА: 19.48.

-А. ВОЛОЖ: Такие же вопросы задавали год назад. К переделу рынка когда-нибудь все приведет. Пока это происходит медленно, в общем, он не сильно меняется. Пока все в поиске, немножко поменялась расстановка между вторым игроком и третьим. Но мы стараемся.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А Майкрософт не придет со своим поисковиком?

-А. ВОЛОЖ: У них нет пока по России поисковика.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А вы узнаете заранее, когда они начнут готовить? У них много программистов.

-А. ВОЛОЖ: Этого недостаточно, видимо. Чего-то там не хватает. Не денег, не программистов, а еще чего-то не хватает, чтобы сделать поиск. Чего – никто не знает.

О. БЫЧКОВА: Расскажите эту историю про нового финансового директора «Яндекса» Нилеж Лохани. Это человек с индийской фамилией, судя по всему.

-А. ВОЛОЖ: Но с американским паспортом. Компания растет, у нас уже больше 1 тысячи человек, понятно, что как-то мы матереем.

О. БЫЧКОВА: Своих не нашлось?

-А. ВОЛОЖ: Взрослеем. Как? Он свой! Он в Москве живет столько лет! Лет пять, наверное! В этом смысле он свой.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А это он компанию укрепил? Вы же говорили в интервью нашей газете, что не будет ай-пи-о в ближайшее время.

-А. ВОЛОЖ: Понимаете, ай-пи-о – это такой предмет, что если он есть, то его сразу нет. Если бы он был, то как бы я мог прокомментировать ситуацию?

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Там надо готовиться, нанимать хорошего финансового директора.

-А. ВОЛОЖ: Стандартный ответ на этот вопрос, это то, что ай-пи-о – это одна из опций для нашей компании, как какой-нибудь стратегический альянс.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Опции для чего?

-А. ВОЛОЖ: Развития.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А какое развитие вы видите сегодня?

-А. ВОЛОЖ: Мы можем расти и матереть дальше, что мы и делаем.

О. БЫЧКОВА: Людмила Кудрявцева как раз и спрашивала у вас, что вы можете предложить людям такого, чего нет у других?

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Чтобы расти и матереть дальше.

-А. ВОЛОЖ: А мы все время предлагаем что-то, чего нет у других. Тут надо другим думать, что они могут предложить.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Но ведь опасно быть лидером на вершине, когда тебя атакуют конкуренты. Они очень хотят, у них очень сильная мотивация. А у лидера мотивация меньше.

-А. ВОЛОЖ: Нет, когда хорошие конкуренты…. На самом деле конкурентная обстановка года два назад остыла, а теперь снова нагрелась. Приятно, что с нами конкурируют мировые игроки, без всякой защиты, это очень сильно «Яндекс» изменило. За последний год «Яндекс» повзрослел и разогнался так, как мы не бегали, наверное, лет пять последних. Это все благодаря этой прямой конкуренции. Поэтому нам ситуация очень нравится.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: И опции развития расти и матереть дальше, какие?

-А. ВОЛОЖ: Расти, компания прибыльная, придумывать новые сервисы, запускаться. Рынок еще только начинается. Вторая опция – может быть, с кем-то под ручку сходить. Мировые игроки все вокруг нас, да и не только мировые, есть куча возможностей местных, есть другие порталы.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: То есть, скушать их скорее.

-А. ВОЛОЖ: Ну, тут кто кого скушает. Есть опции, что-то нелинейное делать, с кем-то объединяться и есть опция, хотя она очень похожа на первую, расти дальше самостоятельно самим.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Это с точки зрения источника денег.

-А. ВОЛОЖ: Да. С деньгами ситуация такая, что мы генерируем очень много денег, нам непосредственно на развитие деньги вот так сразу не нужны, а поскольку у нас много фондов среди наших учредителей, у них есть какие-то горизонты выхода. Понятно, что рано или поздно нам надо думать про то, как это обеспечить.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А вообще, есть стандартная схема с Интернетом. Привлек трафик, продал рекламу, упаковал компанию, акции выросли, что с ними потом будет?

-А. ВОЛОЖ: Это такое можно сказать про любую область. Почему только Интернет?

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Просто таких было много в Интернете.

-А. ВОЛОЖ: Создал небольшую сеть магазинов, упаковал, продал большой сети и пошел отдыхать.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Люди, которые создают маленькие сети магазинов, они дольше в это играют.

О. БЫЧКОВА: Скажите, можно я вернусь к индийскому гостю? Все-таки, почему? У нас мало своих кадров?

-А. ВОЛОЖ: Да, в этой области мало. В области финансов и понимания финансов и высоких технологий. Таких кадров у нас мало. Финансы и технологии, международный опыт, потому, что у нас международные фонды инвесторов. На таком пересечении кадров очень мало. Квалифицированных. Их не то, чтобы совсем нет, но их мало.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Наша сила в программистах.

-А. ВОЛОЖ: Да, но когда в компании больше 1 тысячи человек, финансы должны быть чистыми и сильными.

О. БЫЧКОВА: Михаил Белгородцев из Самары по поводу новых сервисов: «Планируется ли улучшение доступности для незрячих, в частности аудио-регистрация, как на «Google» и некоторых других серверах?»

-А. ВОЛОЖ: У нас есть интерфейс для слабовидящих, для совсем незрячих интерфейсов поиска я не видел, чтобы они работали. Для слабовидящих есть сервис, там особая выдача, большой фон, большие буквы. Я не знаю, об этом ли был вопрос? Регистрация через аудио. Для защиты от роботов применяется при регистрации картинка, которую трудно распознать роботом.

О. БЫЧКОВА: Но для этого нужно иметь глаза. И еще похожий вопрос. Егор из Москвы: «Правда ли, что «Яндекс» собирается запустить собственную службу мгновенных сообщений?»

-А. ВОЛОЖ: Это типа ICQ. Даже если бы собирались – не сказали бы.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Это вы хотите громко выйти. Немножко хочется поговорить о том, почему один работает, а другой нет, почему один моден, а другой нет. Некоторое время назад у российских бизнесменов разного уровня был такое заблуждение, что надо срочно идти в Интернет, срочно туда вдунуть несколько десятков-сотен миллионов, раскрутиться, создать и будет все работать и я это смогу сделать. И никаких выстрелов...

-А. ВОЛОЖ: Если бы это было так просто, то в каждой стране была бы поисковая система.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: В чем тонкость? Что в Интернете нужно, какой-то «Спиритов-интернет», чтобы поймать эту моду?

-А. ВОЛОЖ: Есть два чувства, которые нужны в Интернете. Первое – чувство технологий, надо понимать, что можно сделать, имея под рукой компьютер. Что реально сделать. Например, спам от неспама отделить. Если умеешь программировать и знаешь математику – можно сделать. Или тот же поиск, что угодно. И второе умение – это тонкое чувство трафика. И оно есть, поскольку Интернет – система с положительной обратной связью, когда у вас чего-то много, того становится еще больше. Взлет в прошлом году этих сетей, от «Одноклассников» до «В контакте». Главное свойство сетей – это не разные технологии, насколько удобные или нет, главное свойство сетей – это другие люди.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: И создание позитива. Оттуда идет позитив.

-А. ВОЛОЖ: Позитив приходит, когда у вас хорошие технологии или когда вы приходите и находите много знакомых. Если у вас интерфейс не такой, что черт ногу сломит, если он любой, приемлемый, это все будет работать.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Создать позитив с помощью эмоционального фактора значительно дешевле и в чем-то даже проще.

-А. ВОЛОЖ: Не работает! Люди приходят за услугой. Вы можете сделать машину небесно-голубого цвета, но если она не будет ездить…

Е. ОСЕТИНСКАЯ: С точки зрения наполнения технологий, «Одноклассники» по сравнению с «Яндексом» - это грудные дети.

-А. ВОЛОЖ: А с точки зрения наполнения людьми…

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Вот я о том и говорю! Что никаких затрат практически.

-А. ВОЛОЖ: Только есть очень много способов объяснить, как здорово в этой точки все возникло. Только никто не может сказать, где возникнет следующее. Вот это самозарождение жизни абсолютно непредсказуемо.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А жизненный цикл этих проектов? Вот смотрите, есть «Livejournal».Мне кажется, что по сравнению с «Одноклассниками» «Livejournal» сейчас по России чуть-чуть сдал.

-А. ВОЛОЖ: Аудитория меньше, но у него своя ниша.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Во-первых, вопрос, почему на них до сих пор сильно не заработал? Я не слышала, чтобы на «Livejournal» сильно заработали.

-А. ВОЛОЖ: Там есть свои миллионы на рекламе. Может десятки миллионов. Но это вполне нормальные деньги для газеты, например.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Да. Неплохие.

-А. ВОЛОЖ: Для больших газет это маленькие деньги.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: По сравнению с тем, как выстрелили другие Интернет-компании, это не очень много.

-А. ВОЛОЖ: У вас есть глаза. На этих глазах можно зарабатывать на рекламе. Ровно это и происходит, когда глаз энное количество, пропорционально этому можно заработать и количество денег.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А «Одноклассники» заработают?

-А. ВОЛОЖ: Обязательно!

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А каков срок жизни, который отводится таким проектам?

-А. ВОЛОЖ: Этого же раньше не было, американские проекты на эту тему живут уже 3-4 года, пока живут себе прекрасно и в топах не собираются умирать. «MySpace» в тройку, четверку входит по аудиториям абсолютным мировым. «Facebook» очень быстро разгоняется туда же. Пока там все хорошо.

О. БЫЧКОВА: О каких ты можешь говорить циклах жизни, когда этому явлению, в том виде, в каком мы его знаем, десятилетие, полтора.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Мода переменчива.

-А. ВОЛОЖ: Но люди не переменчивы.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Есть какие-то базовые вещи, которые цепляют.

-А. ВОЛОЖ: Вы пользуетесь социальным сервисом потому, что там есть другие люди. Вы живете в Москве потому, что здесь живут еще 10 млн человек.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: То есть, человек – существо социальное. И исходя из этого можно придумывать разные конфетки.

-А. ВОЛОЖ: Да, и города развиваются, как и социальные сервисы. Рождаются из каких-то зерен, а дальше своей массой привлекают других.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А вы хотите себе что-то такое придумать? Какие-то еще идеи?

-А. ВОЛОЖ: Конечно хотим.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Придумываете?

-А. ВОЛОЖ: Мы не умеем предсказать, где зародится жизнь. Мы можем создать для нее условия, в отличие от технологий. Если у вас в руках есть сильные технологии, вот в конце 90-х мы чувствовали, что рано или поздно, но это выстрелит.

О. БЫЧКОВА: Владимир С. написал? «А «яндесовский» «Мой круг» тихо курит в сторонке.»

-А. ВОЛОЖ: На «Мой круг» не общаются, это сеть профессиональных знакомств, когда вам надо работу найти, вы пойдете не в «Одноклассники», а пойдете в профессиональную сеть, где очень хорошо прописано полное резюме человека. На «Мой круг» очень подробные анкеты на людей. Просто там нечего делать каждый день.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А вопрос безопасности? Когда ты сдаешь данные в такую сеть, да и когда ты в «Одноклассники» сдаешь данные, когда видят твоих друзей, твои связи, как вы прокомментируете, есть такая проблема?

-А. ВОЛОЖ: Когда мы общаемся… На самом деле, вопрос безопасности к Интернету имеет довольно слабое отношение, потому, что, если вглядеться, то в обычной жизни встают те же вопросы. Например, мы заходим в метро и нас опознают по полу и возрасту.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Браво!

-А. ВОЛОЖ: Просто я знаю, что в этой аудитории сидят, я все понимаю про пол и возраст с какой-то точностью…

О. БЫЧКОВА: Не удалось зашифроваться.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Мы подготовимся к следующему разу.

-А. ВОЛОЖ: Когда нас представляют кому-то и говорят: «Это Иван Иванович, он работал в такой-то компании», мы нормально к этому относимся. Те данные, которые мы хотим о себе оставлять, мы оставляем. Я бы скорее озаботился не количеством данных, которые мы оставляем в Интернете, а тем, что когда мы ходим по улицам, за нами следят сотни тысяч камер. В любом месте. В метро, в подъезде.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Мы задумываемся об этом.

-А. ВОЛОЖ: Мы как-то ходим мимо этого.

О. БЫЧКОВА: Вопрос из Барнаула от Сергея, который слышал сегодня на «Эхе» аналитика, который утверждал, что к 2010 году мировой объем интернетизации достигнет критической точки…

Е. ОСЕТИНСКАЯ: …и Земля налетит на небесную ось!

О. БЫЧКОВА: …при котором уменьшится скорость доступа и Сеть охватит какие-то непредсказуемые вещи».

-А. ВОЛОЖ: Я думаю, что такое не произойдет. Такие страшные прогнозы делаются для того, чтобы этого не произошло, чтобы все схватились за голову и побежали этого избегать. Я помню, в 2003 году были ужасные прогнозы о том, как мы все утонем в спаме и что почты не останется.

О. БЫЧКОВА: Мы почти в нем утонули.

-А. ВОЛОЖ: На самом деле это и случилось. Сегодня объем неспамовой почты меньше 10 процентов, но мы в нем не утонули. Есть куча антиспамовых алгоритмов.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Я вас спрошу, что это за система, потому, что мне приходит более 600 писем каждый день. Спамовых.

-А. ВОЛОЖ: Спросите у своего системного администратора, установил ли он антиспамовую защиту у себя в сети.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Спрошу.

-А. ВОЛОЖ: Мойте руки перед едой.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Вопрос нериторический. Надо ли регулировать Интернет и как?

-А. ВОЛОЖ: Интернет… Надо ли регулировать жизнь? Интернет – такая же часть жизни, как и все остальное. Надо ли регулировать поведение в метро специальным указом?

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Надо дорожки указывать – сюда ходить, сюда нет.

-А. ВОЛОЖ: Такое регулирование есть в Каталоге, который подсказывает, куда пойти. Есть очень понятный и действующий на сегодня подход к регулированию в Интернете. Интернет – часть жизни. Если преступление совершается в Интернете или в метро или самолете, или в телевизоре, преступление надо наказывать вне зависимости от формы его совершения. Интернет – одна из сред, где можно совершать и преступление тоже, потому, что там жизнь, как и везде. Эти преступления отлавливаются ничуть не хуже, чем в обычной жизни. Там есть свои способы отлавливания злоумышленников. Этим надо заниматься, как и в обычной жизни. Отдельное регулирование для Интернета, видимо, не нужно, нужно уточнять термины, как бы применять термины, которыми мы пользуемся в Интернете.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Совершенствовать закон о СМИ, например, а «Яндекс» подпадает под закон о СМИ?

-А. ВОЛОЖ: Опять пример с автобусом, на котором висит реклама. Он подпадает под закон о СМИ? СМИ – это там, где редакция, а там, где реклама – это не обязательно СМИ. Она и на заборе может быть.

О. БЫЧКОВА: Вы обещали вернуться к опыту китайский товарищей. Иван из Подмосковья интересуется о планах государства ввести цензуру в Интернете?

-А. ВОЛОЖ: Мне про такие планы… Есть много всего, что пишется в Интернете про Интернет, в том числе про потенциальные планы его регулирования. Ни про какие серьезные планы, обсуждаемые где-нибудь открыто и серьезно, я не слышал. Есть всякие пугалки, есть всякие попытки наскоков, но это все не обсуждается на серьезном уровне.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Есть такая проблема, интересующая и Ольгу и меня и наших работодателей о неком конфликте между традиционными медиа и Интернетом. Суть конфликта я обрисую коротко. Конфликт налицо почему? Мы создали контент, он опубликован на сайте www.vedomosti.ru Вы в поиске выделили www.vedomosti.ru, но доходы получили вы.

-А. ВОЛОЖ: Почему это мы их получили? Мы же народ послали к вам читать новости.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Нет, безусловно, я не говорю о конфликте законодательном, правовом.

-А. ВОЛОЖ: Вам выгодно то, чтобы мы публиковали у себя тезисы, кусочки из ваших материалов и говорили, что там подробности.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А если мы с другими медиа договоримся, что у нас будет отдельное место, куда мы будем складывать, а к вам не будем?

-А. ВОЛОЖ: Прекрасно! Вы про Интернет или про «Яндекс-новости»?

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Про Интернет вообще.

-А. ВОЛОЖ: Сейчас уже это можно сделать. Любой веб-мастер участвует в любой поисковой системе абсолютно добровольно. У вас на сайте есть файл, где прописано роботом, ходить к ним или нет.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Пусть они ходят.

-А. ВОЛОЖ: Вы можете сказать «Перестаньте меня индексировать». И тут же все перестанут.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: И тут вопрос – насколько много людей соберутся индексироваться в одном месте?

-А. ВОЛОЖ: Известно, что когда игроков больше трех, договориться невозможно. Но теоретически это возможно. Есть вероятность, что все молекулы в этой комнате соберутся в той половине комнаты и мы задохнемся. Вероятность существует.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А история о «Москва слезам не верит». Помните? «Ничего не будет, будет только телевидение». Про Интернет можно перефразировать?

-А. ВОЛОЖ: 10 лет назад был вопрос, убьет ли кино театр? Театр живее живых пока. Потом будет про телевидение и Интернет. Кино.

О. БЫЧКОВА: Всех их, на самом деле.

-А. ВОЛОЖ: Все будут жить.

О. БЫЧКОВА: Мы успокоились. Спасибо Вам, большое. Очень интересно. Аркадий Волож - генеральный директор компании "Яндекс" был у нас в «Большом дозоре».

Generic placeholder image
Ольга Бычкова
Люблю исследовать биографии интересных людей




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Нет предела в стремлении к совершенству
Посетило:335
Джеймс Томпсон
Главный бородач Америки
Посетило:461
Джеф Лангам
Звезда советского кино
Посетило:283
Людмила Касаткина

Добавьте свою новость

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history