Людибиографии, истории, факты, фотографии

Олег Иванов

   /   

Oleg Ivanov

   /
             
Фотография Олег Иванов (photo Oleg Ivanov)
   

Гражданство: Россия

Современное кино требует новой настройки всего кинопроцесса

Генеральным директором консалтинговой компании "Movie Research"

Когда речь идет о будущем российского кино, то на вопрос «догоним ли Голливуд?» есть априорно известный ответ. Не догоним. А может быть, не всё так однозначно? Может быть, у отечественного кинематографа всё-таки есть хорошие шансы? Как эволюционирует российский кинематограф? Об этом и многом другом мы побеседовали с Олегом Ивановым, генеральным директором консалтинговой компании Movie Research.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

21.07.2010

О том, что российское кино уже не одно десятилетие переживает не самые лучшие времена, догадываются даже те, кто не ходит в кино никогда и ни при каких условиях. А вот профессионалы кинобизнеса, не уставая повторять — «российского кино нет», все же упорно ищут пути выхода из кризиса. Несмотря на довольно серьезные «тактические» разногласия, кинематографическое сообщество единодушно в «стратегии»: государство должно помочь материально. Если оно, государство, в течение пяти лет выделит отечественному кинематографу 400-450 млн. долларов и создаст условия для его развития, то, по расчетам Минэкономразвития и консалтинговой компании McKinsey, в 2013 году кинопроизводство в России перестанет быть убыточным, а в 2015 году продюсерам господдержка будет не нужна. Сумма планируемой материальной поддержки способна произвести впечатление, но слегка меркнет при сравнении с бюджетами голливудских блокбастеров. Например, бюджет нашумевшего «Аватара» составлял почти 300 млн. долларов. Так что же, проблемы отечественного кинематографа не так страшны, как их малюют? А может быть, дело не в сумме выделяемых средств, а в скромном и слегка загадочном уточнении – «…и создаст условия для развития»?

Олег Иванов фотография
Олег Иванов фотография

Когда речь идет о будущем российского кино, то на вопрос «догоним ли Голливуд?» есть априорно известный ответ. Не догоним. А может быть, не всё так однозначно? Может быть, у отечественного кинематографа всё-таки есть хорошие шансы? Как эволюционирует российский кинематограф? Об этом и многом другом мы побеседовали с Олегом Ивановым, генеральным директором консалтинговой компании Movie Research.

Реклама:

В июне 2010 года компания «Movie Research» выпустила в свет очередные результаты аналитических исследований — «КиноСтатистика 2009». Не могу сказать, что полученные вашей компаний результаты абсолютно беспросветны, но что-то «апокалиптическое» в них есть. Есть ли надежда на новый киноренессанс, подобный 60-70 годам прошлого века? Можно ли говорить о том, что формируется (или уже сформировалась?) новая структура кинопроцесса?

- Если говорить о ренессансе, то надежды на возрождение отечественного кино могут быть связаны не столько с поиском возможностей «обогнать и перегнать Голливуд» – это путь в никуда, – а прежде всего с поиском собственного лица. Такое лицо было и сохраняется во многих национальных кинематографиях, будь то, скажем, французское, британское или индийское кино. Многим уже стало очевидным, что наша киноиндустрия не должна стремиться к производству высокобюджетных блокбастеров, которые потрясут весь мир. Нам следует ориентироваться, прежде всего, на собственного зрителя, тем более что число этих зрителей не ограничивается рамками страны – сегмент русскоговорящего населения, которому потенциально могут быть интересны наши фильмы, велик и исчисляется сотнями миллионов. А вот настроиться на интересы и потребности современного зрителя, точно попасть в его настроение и мысли нашим творцам и кинопроизводителям пока удается крайне редко. Отсюда пусть не очень значительное, но, к сожалению, пока постоянное снижение интереса зрителей к отчественным фильмам, которое мы наблюдаем и фиксируем по результатам наших исследований.

Нельзя сказать, что режиссеры и продюсеры сидят сложа руки, они постоянно ищут что-то новое, особенное, что могло бы поднять зрителя с дивана и привести в кинозал. Но зритель – он крайне избирателен, так как ему есть с чем сравнивать. Крайне сложно возрождать национальное кино в условиях, когда ядро современной зрительской аудитории сформировалось под воздействием западных блокбастеров, в результате чего основным мотивом похода в кино стало получение острых ощущений, отношение к просмотру как к аттракциону или развлечению.

Современное кино требует новой настройки всего кинопроцесса, который пока значительно отстает. Нужны современные профессональные кадры, новые принципы организации разработки, финансирования, производства и управления кинопроектами. Все это пока только зарождается, и ждать ощутимых сдвигов и результатов придется, в лучшем случае, несколько лет.

Российский кинематограф «нулевых» производил странное впечатление - как будто закусил удила и понесся во весь аллюр. Невольно вспоминались бессмертные гоголевские строчки: «Куда ты мчишься, птица-тройка?». Как Вы оцениваете сегодняшнее состояние российского кино в контексте его развития в последнее десятилетие?

- Начало десятилетия было связано с необходимостью значительно увеличить число выпускаемых картин, с единиц до нескольких десятков, а вот когда в 2006 году выпуск превысил сто фильмов в год, основным стал вопрос их качества и конкурентоспособности. Здесь потребовались другие механизмы и другие стимулы для кинопроизводителей. Новая система кинопроизводства и его государственной поддержки не сложилась до сих пор. Поэтому наш кинематограф продолжает работать «на полку».

Лучшие дня


Гениальное безумие Винсента Ван Гога
Посетило:382
Винсент Ван Гог
Ханс Кольхофф
Посетило:88
Ханс Кольхофф
Канадская дива
Посетило:82
Селин Дион

По данным, приведенным в исследованиях «Movie Research», за 2002-2009 год было выпущено (без учета сериалов) более 500 игровых фильмов, объем государственной финансовой поддержки кинопроизводства за этот же период – 16708 млн руб. Получается, что в месяц в среднем выходило по 5-6 фильмов. Не уверена, что даже самые преданные фанаты российского кино вспомнят названия хотя бы 3-4 десятков кинолент. Возникает вопрос: для кого снималась такая масса невостребованных лент? Для себя? Для неких воображаемых зрителей? На Ваш взгляд – окажут ли существенное влияние новейшие изменения в системе господдержки кинематографа на общий «качественный» уровень российского кино?

- Стоит сделать скидку на то, что часть из поддержанных государством фильмов составляют дебютные работы, которые не всегда бывают коммерчески успешными и часто проходят незамеченными. Но такая поддержка необходима, чтобы могли расти молодые кинематографисты, те, от кого будет зависеть развитие нашего кино в недалеком будущем. Кроме того, государство поддерживает и авторское, фестивальное кино, основным ценителем которого является профессиональное сообщество. Это кино обычно не претендует на успех у неподготовленного массового зрителя. Главная его задача – развивать киноязык, обеспечивать поиск новых форм, экспериментировать. Без этого немыслимо развитие любого национального кинематографа. Такие фильмы получают свою оценку на международных фестивалях, что положительно влияет на мировое признание отечественной кинематографии.

К тому же, не следует думать, что все выпускаемые фильмы обязаны находить своего многомиллионного зрителя. Известно, что этого добиваются не все голливудские ленты, но среди них гораздо больше процент «средних» фильмов, отвечающих определенному стандарту качества. У нас такие «крепкие» фильмы тоже начинают появляться. Это и «Кандагар», и «О чем говорят мужчины?», и «Любовь в большом городе 2» – картины, собравшие в прокате 10-15 млн. долларов и нашедшие своего зрителя.

И все-таки среди фильмов, выпущенных при поддержке Министерства культуры, к сожалению, встречается обыкновенная халтура. Так уже сложилось, что значительная часть продюсеров была настроена на получение денег из бюджета любой ценой, не придавая значения собственно самому фильму и его успеху у зрителей. Многие считают, что их фильмы обязаны быть профинансированы, притом, что сами абсолютно не ориентируются в зрительских потребностях. Как результат – значительная часть картин, которые стоило адресовать массовому зрителю, вышли в прокат всего несколькими копиями, а то и вообще были отправлены на полку. Было бы интересно провести детальный анализ – кто и сколько получил денег, на какие фильмы, сколько из них реально выпущено и какое количество зрителей собрали эти фильмы. По понятным причинам эти цифры зарыты глубоко в Министерстве культуры РФ, и ни один из работающих там сегодня чиновников не заинтересован в публичном обсуждении этого вопроса. Закрытость и непубличность часто являются маячками грубых злоупотреблений и коррумпированности. Думаю, ситуация с Минкультом не является исключением. Тем более, как сообщалось в печати, после недавней проверки Счетной Палатой РФ финансирования кинопроизводства возникла необходимость передать часть материалов для особой проверки в следственные органы.

В большом числе выпущенных при поддержке Минкульта пустых и бесполезных картин режиссеры и продюсеры виноваты не меньше, чем чиновники. Не хотелось бы в этом интервью называть имена, но мне известны десятки режиссеров и продюсеров, которые получали деньги, будучи полностью убежденными, что снимают зрительское кино. В то время как их фильмы в лучшем случае годятся для показа по телевизионным каналам и совершенно не подходят по своему формату для проката в кинозалах. Сложилась ситуация, в которой государственные деньги стали для многих исключительно способом получения личного дохода. Эта цель доминирует в сознании многих наших «творцов». И система получения государственной поддержки, официальная и неофициальная, этим настроениям только способствовала.

Видимо поэтому, чтобы целиком переформатировать отношения между государством и продюсерами, была выработана новая схема. Она, как и всякая другая, не лишена недостатков и разрабатывается буквально «с колес», step by step. Но при этом в ней есть основное – персональная ответственность получателей государственной поддержки за результат, за выпуск качественных с точки зрения массового зрителя фильмов, чего не было ни в одной из предыдущих моделей. Выбранные восемь компаний, которые получили по 250 млн. рублей на производство и прокат художественных фильмов, – это не случайные игроки на рынке, за ними стоят люди, ориентированные на постоянную, кропотливую работу и осознающие всю меру своей ответственности.

Окажут ли существенное влияние новейшие изменения в системе господдержки кинематографа на общий уровень российского кино – сейчас сказать довольно сложно. Системно новая модель имеет существенные преимущества, а вот есть ли сегодня в России достаточный потенциал у кинематографистов и кинопроизводителей, чтобы «уйти в дело с головой», сфокусироваться на выпуске современного конкурентоспособного продукта – в этом я не уверен. В целом пока слишком далеки наши продюсеры и режиссеры от зрителя. Собственная самореализация для них часто важнее, чем зритель и его потребности, что крайне вредно в производстве зрительского кино. Поэтому ждем с нетерпением и надеемся на лучшее, готовясь к тому, что может получиться как всегда.

Производство кинофильмов связано с весьма высокими бюджетами, соответственно, этот бизнес нуждается в огромном рынке сбыта. В то же время, конкуренция среди различных форматов заполнения досуга весьма высока, и доля кинопросмотра в культурном потреблении явно снижается. Судя по данным ваших исследований, потерян огромный сегмент платежеспособной киноаудитории – почти 30 млн. человек в возрасте 35. Причем, вывод сделан неутешительный: деньги этих потенциальных зрителей кинопрокат никогда не получит. А жаль… Ведь если эти люди всего один раз за год придут в кинотеатр, то киноотрасль получит неплохие дополнительные доходы. Есть ли возможность «оживить динозавра»?

- «Динозаврам» в кино неуютно, некомфортно, они для себя не рассматривают такой способ проведения свободного времени как приоритетный, прибегая к нему лишь в исключительных случаях.

Дело в том, что в фильмах, которые предпочитает этот зритель, нет спецэффектов, и они не теряют в качестве при просмотре по телевидению или на DVD. Случаи, когда у категории 35+ все же возникает желание пойти в кинотеатр на подобный фильм, крайне редки. К ним можно отнести, например, выход мюзикла «Мама миа!», и то со ссылкой на изначальную зрелищность жанра. Но наиболее показателен пример фильма «Ирония судьбы. Продолжение». Это тот единственный случай, когда попытка массово привести в кинозал аудиторию 35+ полностью удалась. Всего в кинотеатрах эту картину посмотрело более 10 млн. зрителей.

Мне трудно представить, что могло бы переломить ситуацию, сделав такого рода исключения правилами. Оживить ситуацию отчасти помогло бы развитие качественного исторического и особенно детского кино, которое сейчас практически отсутствует.

Думаю, все же «динозавр» для кинотеатров умер безвозвратно. Кроме того, те молодые люди, которые сейчас активно ходят в кино, становясь старше и переходя в другую возврастную категорию, также изменяют свое отношение к просмотру новых фильмов в кинотеатре.

Generic placeholder image
Людмила Куликова
Люблю исследовать биографии интересных людей




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Теория большого актера
Посетило:450
Джим Парсонс
Самый известный силач прошлого века
Посетило:773
Джозеф Гринштейн
Исчезающий
Посетило:569
Гарри Гудини

Добавьте свою новость

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history