Людибиографии, истории, факты, фотографии

Виктор Шендерович

   /   

Viktor Shenderovich

   /
             
Фотография Виктор Шендерович (photo Viktor Shenderovich)
   

День рождения: 15.08.1958 года
Место рождения: Москва, СССР
Возраст: 62 года

Гражданство: Россия
Соцсети:


Хочу жить в Российской Федерации!

Советский и российский писатель-сатирик, теле- и радиоведущий, сценарист, либеральный публицист, журналист

В «Кофе-хаусе», где я брал у Шендеровича интервью, к нему подошли за автографом два студента. Один попросил расписаться на учебнике по матанализу, другой – в зачетке. Я не выдержал: – Впиши им «отлично» по дисциплине «Гражданская сознательность»! Он не повелся, расписался очень серьезно. – Жалко, что вас теперь в телевизоре не показывают, а только в кофейне, – сказал один студент. – А вы поставьте телевизор картонный, прямо здесь, – предложил Шендерович. – Я буду там появляться, разговаривать... Студенты обещали подумать.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

05.04.2006

Поротые свободой

– Скажи: вот сидит вокруг непоротое поколение, как его любили называть. Симпатичное, особенно женская его половина. Устраивают тебя эти люди? Или ты хотел другого?

Реклама:

– «Устраивает» – неправильное слово, наверное. Особенно по отношению к женской половине. Волнует – да! Только называть это поколение непоротым не вполне верно: оно поротое.

Виктор Шендерович фотография
Виктор Шендерович фотография

– Чем?

– Этой нашей свободой. Которую успело узнать со всех сторон, в том числе и не самых приятных. У этих людей меньше поводов для счастья, чем было у нас. Для моей дочери нормально подзаработать денег и уехать в Польшу учить язык. И в Лондон на каникулы для них смотаться не проблема. А я впервые попал в капстрану 38 лет от роду, это были Штаты. Стою, беспартийный еврей, «треугольником» не утвержденный, на Манхеттене – и не верю собственным органам чувств. Я – здесь?! Щиплите меня! Двадцатилетние, в отличие от нас, не боятся потерять свободу.Им кажется, что это навсегда, на халяву, как зубы и потенция. В их милых головах чаще всего нет логической связки между качеством политики и качеством их персональной жизни. Нет понимания, что если в стране появится честный парламент, то через какое-то время в больницу не надо будет приходить со своей ватой и лекарствами. Что если в стране есть свободная пресса, меньше вероятность вернуться из армии в цинковом гробу. А когда это поколение всерьез почувствует разрыв между своими европейскими желаниями и азиатским устройством государства... тогда все может оказаться не то чтобы поздно, но гораздо более травматично. А передать свой опыт невозможно – на слово не верят.

– Ты полагаешь, что в известный момент у непоротых – или поротых свободой, в твоей терминологии – может проснуться инстинкт сопротивления государству?

– Да. Но это дело долгое, и потому к Соловецкому камню выходят митинговать в основном те, кому за сорок. Есть и молодые, – но их мало, и они очень радикальны...

– И чаще всего неприятны.

Лучшие дня

Фабио Капелло. Биография
Посетило:15795
Фабио Капелло
Максим Галкин: Юмор интеллектуала
Посетило:4772
Максим Галкин
Новый король Западного побережья
Посетило:4306
Кендрик Ламар

– Почему? Есть симпатичные и умницы... Мне гораздо более неприятны конформисты. У нас, увы, почти нет опыта превращения в нацию. Последний опыт – август 91-го. Я был в Испании и видел, как люди становятся испанцами: убили молодого судью – и вся страна вышла на демонстрации. И французы умеют вспоминать о том, что они французы, когда власти наступают на их французские права. А американцы – у них это чувство даже обострено, потому что нация молодая, пассионарная, чуть не из каждого отверстия торчит по американскому флагу, и мне эта их гордость не смешна – я уважаю ее. Потому что, называя себя нацией, люди имеют в виду приверженность определенным принципам. Этой прививки, боюсь, у наших – молодых в особенности – нет. Для них политика – это где-то далеко… И по определению грязно. Тут уж наши власти постарались, активно убеждая страну, что все одинаково хороши. Кстати, и ты постарался.

– Ничуть в этом не раскаиваюсь.

– По-моему, напрасно. Ангелов не было, но одни все-таки двигали общество в сторону некоторых норм (и у них по разным причинам это не получалось), а другие – в сторону расчеловечивания, и у них это получается, потому что на генном уровне все к этому готовы. Все! И я. Читаю интервью Владислава Суркова в «Комсомолке» – о том, что Россия в кольце врагов, – и вдруг, в первый момент, ловлю себя не на сарказме, не на том, что врет... а испытываю самый настоящий ужас: «Ой! Опять! В кольце врагов!» Мобилизационное сознание сидит в самых архаичных структурах мозга – его ничем оттуда не выбьешь. А миллионы сограждан этими архаичными и обходятся.

Что до пастырей, ищущих для народа пятую колонну... Вспомни начало перестройки: Горбачев сказал – не знаю уж, по каким там политическим и конъюнктурным мотивам – о приоритете общечеловеческих ценностей. И это привело к тому, что жизнь – не на политическом, а на общечеловеческом уровне – стала вдруг переносима. Появилось невероятное количество каких-то добровольных общественных организаций – хватало и жульничества, но были и самые настоящие добрые самаритяне, множество чудесно спасенных, страстное всеобщее желание помочь... Достаточно оказалось двух слов сверху: «общечеловеческие ценности». Разрешили делать добро...

Виноватое варенье

– Мне кажется, поиск пятой колонны не только сверху идет. Он и снизу нарастает.

– Всё нарастает снизу! И коммунизм, и гуманизм, и ксенофобия, и фашизм, и любовь к прекрасному! Вопрос в том, что поощрять. Россия – страна чрезвычайно инерционная. И потому, что большая; и потому, что исторический опыт негативный – сто лет рвут ноздри и хлещут плеткой, потом на десять лет делают перерыв, потом снова тянутся к ноздрям. И толчок, данный стране, – он, как во всякой вязкой среде, хорошо распространяется. Нет критичности сознания: телевизор в России появился раньше привычки анализировать слова; сказал – люди поверили. Не все, а те, кого в последнем романе Пелевина называют «ботвой»... Но ботвы всегда – три четверти огорода! Я готов понять и пожалеть эту ботву, она, может, и не виновата в том, что больна. Но по мне, главная вина нынешней власти – в том, что она крепко вернула в общественное сознание некоторые советские рефлексы, всячески поощряет ксенофобию, оборонное сознание, классовую ненависть. Прямым последствием всего этого очень скоро явится радикальное ухудшение качества жизни – и не только морального климата, а самых обычных вещей. Но и этой связи – между моральным климатом и повседневной жизнью —многие не желают замечать...

– У нас была в 90-е свобода печати, и парламент был еще какой. И что-то я не замечал, чтобы качество жизни резко улучшилось…

– Вот была бочка дерьма, пили из нее века напролет, потом вдруг добавили ложку варенья. Попробовали. Невкусно. И теперь варенье виновато... После интервью Солженицына, сказавшего, что демократии не отнимают, потому что ее и не было, тут же почти хором заговорили о кризисе либерализма. Господи, либерализм-то при чем? Я в этой части совершенно согласен с Солженицыным: не было демократии. Но был шаг в ее сторону, был явный, недвусмысленно и всенародно выраженный в 1991 году отказ от бесчеловечной империи с кошмарными приоритетами и синдромом «осажденной крепости». А демократия строится не за восемь лет, а уж скорее за восемьсот! Давайте определимся с терминами. Когда народу показывают Коха, Татьяну Борисовну, Валю Юмашева и Бориса Абрамовича Березовского и говорят, что это «демократия», – могу понять народ, говорящий, что такой демократии ему не надо. Но другой он не видел! Многие очень постарались, чтобы демократия стала ассоциироваться не с фамилией Сахаров, а с фамилией Собчак, причем лучше – Ксения, с черными бриллиантами от Умара Джабраилова...

По вороватому хозяйственнику судить о демократии? По такой логике за слово «патриотизм» вообще надо казнить: сколько в России было наворовано под это слово, демократии не снилось! Я не говорю о том, что 90-е были хороши. Но можно шатко и медленно двигаться в сторону Европы, а можно на всех парах катиться к Туркменбаши.

– У меня, кстати, такое чувство, что под нашим туркменбаши уже трещит трон.

– Под Ниязовым?

– Нет, я же говорю – под нашим...

– Потрескивает.

– У тебя нет ощущения, что он – не худший вариант? Что на смену ему, пока еще сдерживающему своих орлов, может прийти совершенно безбашенная сила?

– «Вслед за серыми приходят черные» – этот великий социологический закон братья Стругацкие вывели в 1962 году, роман «Трудно быть богом». Вывели, правда, скорее интуитивно – технология еще не прослеживалась; неясно было, что серые сами и пестуют черных, а потом они выходят из-под контроля... Мы все это уже видели. Горбачеву, рассказывал мне Александр Яковлев, привели на выбор трех провокаторов для создания партии, которую в честном бою должна была победить перестроившаяся КПСС после отмены однопартийности. Михаил Сергеевич безошибочно ткнул пальцем в Жириновского. И стали раскручивать... Оказалось лучшим вложением денег партии. Старая песня: поддерживайте нас, не то придут эти! Одной рукой делаем населению козу, пугая этими, —другой этих же и подкармливаем. В настоящее время роль правильной альтернативы, то есть «преемника», играет, надо полагать, Сечин, а на роль ужасного будущего готовят, кажется, Рогозина. Может, еще кого-то выпустят из рукава... Но у меня скромное предложение: пусть следующим президентом России будет человек, не связанный с КГБ. Сделаем антракт.

– Но на смену Путину может прийти не Рогозин. И не кто-то страшный, выкормленный Кремлем. А некто действительно страшный, естественного происхождения...

– Может! Если все вентили завинтить и все эволюционные возможности влияния на власть ликвидировать – именно такое и победит. На одной ненависти.

История – многожильный провод

– А тебя устроил бы Ходорковский в качестве следующего президента?

– Вполне. Этот человек доказал две вещи. Первая: он хороший менеджер. Вторая: у него есть демократические убеждения. За них он сейчас расплачивается годами своей жизни и здоровьем. Мог уехать – не уехал. Мог купить президенту еще одну яхту или приобрести футбольный клуб – «Арсенал», допустим. Соревновались бы сейчас с Абрамовичем в любви к ВВП... Скучно же, наверное, президенту ездить на одной яхте. Надо как минимум «недельку» – от Потанина, от Дерипаски... А яхты от Ходорковского нет. Ходорковский повел себя не как бизнесмен. Почувствуйте разницу.

– А Березовский? Как тебе «березовая» оппозиция?

– Борис Березовский всегда вел себя в политике как бизнесмен и никогда не скрывал этого.

История, писал Юрий Трифонов, – многожильный провод. В ней есть и эта составляющая, и эта... Березовский – бизнесмен, но это (как и личная месть отвергнутого) – не единственная его мотивация. И Гусинский был неоднозначным бизнесменом, но создал НТВ. Тем и запомнится.

– Ты говоришь об убеждениях – это вещь хорошая. Но ведь и у Добродеева есть убеждения. Он за них тоже расплачивается.

– В условиях несколько более комфортных, чем Ходорковский.

– Но расплачивается!

– Уже, пожалуй, расплатился – репутацией. Поддержал вторую чеченскую войну. Позволил оттереть своей репутацией немного крови с новой власти. Власти пригодилось, Олегу тоже, но репутации на пользу не пошло. Я дружил с Олегом Добродеевым, и эта былая дружба заставляет меня воздерживаться от публичных гипотез – что заставило его так поступить. Он сделал свой выбор, остальное – его дело.

– Но подобный выбор сделали многие порядочные люди. Ревенко, например...

– Насчет порядочных – это же в процессе эволюции и выясняется, правда? Ревенко прошел славный путь от талантливого журналиста до среднего звена. Если он этого хотел – мои поздравления. Если уже понимает, что из него, как из пачки сока через соломинку, вытянули все содержимое, а пустышку смяли и выбросили, – мое сочувствие. А номенклатура любого звена мне неинтересна.

– Кстати, как Евгений Киселев отреагировал на твое открытое письмо по поводу событий в «Московских новостях»?

– А никак. Что и подтвердило мой диагноз. Общественная фигура по определению должна объясняться с обществом. По крайней мере в случае публичных обвинений в профессиональной и человеческой нечистоплотности, что для журналиста синонимично. Но – не отвечает. Плевать хотел. Конвертировал успех «Итогов» (на которые работали десятки лучших журналистов НТВ) в личное влияние и личный статус, работает по посольствам отцом русской демократии... На здоровье.

– А ведь вы были командой – любимое слово на тогдашнем НТВ...

– Вот этих благородных попреков, пожалуйста, не надо. В моем открытом письме Коху – весна 2001 года – всё про эту командность довольно прозрачно прописано, перечитай. В том числе и про Евгения Алексеевича. Мы уже тогда были заложниками его специфической репутации...

Президент на Лобном месте

– Стандартный вопрос: ехать-то пора отсюда?

– Ехать отсюда всегда пора. И всегда пора возвращаться.

– Я серьезно.

– А серьезно – нет универсального ответа на этот вопрос. Кому-то , чтобы реализовать себя, обязательно надо ехать, кому-то —ни в коем случае. Я хочу жить в России! Не в Византии, заметь, и не в Третьем Риме, а в демократической стране под названием «Российская Федерация». Я не бог весть какая фигура, но при всем при том для некоторых людей, наверное, мое мнение... и поведение... что-то значит. Если я уеду – для многих это будет определенный сигнал. И потом, отдать страну на откуп серым негодяям... с какой стати?

– Представь, что звонит тебе по мобильному Путин и говорит: «Виктор, я был не прав». Твои действия?

– Скажу: «Владимир Владимирович, выйдите, пожалуйста, на Лобное место и оттуда – еще раз и громче». Но слов покаяния от него, боюсь, никому и никогда не услышать. Хотя бы потому, что Владимир Владимирович, судя по всему, убежден в своей правоте. И по чекистским блатным понятиям, следует признать, он таки прав...

– По твоей новой книжке – «Изюм из булки» мне показалось, что ты стал... добрее, что ли... Злости меньше, больше сострадания к стране...

– Что такое «страна»? Я не могу оперировать такими размытыми понятиями. Я достаточно по ней поездил – и в прежнем варианте, от Воркуты до Ташкента, и в новом, от Петропавловска до Израиля. И знаю, какая она разная. Есть некоторое количество людей, читавших те же книжки, что и я,– вот это моя страна. К ней и адресуюсь. Что до обид... Если ты сравниваешь с предыдущими книжками, скажем, с очерком «Здесь было НТВ»... То была публицистика, свежая рана. А это уже мемуары, промежуточные итоги. Подводить их с обидой и раздражением – это… глупо, что ли. Мне не хотелось бы думать, что я уже впал в сенильный возраст – эти радости у меня впереди. То есть пока еще, кажется, я с годами не глупею.

Без посредников

– Роман написать не тянет?

– Ни-ни: у меня писательское дыхание короткое. Где у нормального прозаика заканчивается вступительное описание природы, у меня исчерпывается сюжет. Зачем увеличивать число людей, занятых не своим делом? Их уже и так достаточно, с президента начиная.

– У тебя дочка уже большая. Ведет в Интернете так называемый «Живой Журнал», неплохо написанный. Только очень он у нее депрессивный…

– Я его читаю, но сам туда не пишу. Это очень интересное пространство, если описывать, конечно, не только свой быт... Депрессивный? Не думаю. Он печальный, да. Печаль вообще сопутствует рефлексии. А ведение дневника, особенно публичного, – это и есть рефлексия. Если человек заглядывает внутрь себя и печалится – это нормально. А если восторгается – тревожный симптом. Пока я в ребенке особой депрессии не замечал. Она уже большая, занимается социальной антропологией. Восхитительно интересная наука! Вот что я бы в школе велел преподавать! Чтобы человек с шестого класса помаленьку осознавал себя частью невероятно сложного и разнообразного мира... Иногда она и мне с лекций что-то пересказывает.

– И еще мне кажется, ты перестал быть стопроцентным атеистом.

– Вопросы веры – это вопросы терминологии. Скажем так: в посредниках по-прежнему не нуждаюсь. А этика Ветхого и Нового заветов – она, надеюсь, большими кусками застряла во мне давно...




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели

Самый известный силач прошлого века
Посетило:27594
Джозеф Гринштейн
Каганский Максим Евгеньевич
Посетило:15163
Максим Каганский
Всемирная история шпионажа
Посетило:11991
Карл Густав Маннергейм

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history