Людибиографии, истории, факты, фотографии

Евгений Петросян

   /   

Eugeniy Petrosyan

   /
             
Фотография Евгений Петросян (photo Eugeniy Petrosyan)
   

День рождения: 16.09.1945 года
Место рождения: Баку, СССР
Возраст: 75 лет

Гражданство: Россия
Соцсети:


Когда-нибудь мы нащупаем золотую середину

Советский и российский артист эстрады, писатель-юморист и телеведущий

Этот человек известен всей стране. Каждый третий россиянин - его горячий поклонник. Рейтинги программ с его участием приближаются к абсолютным величинам, и даже недоброжелатели признают его сегодня лидером жанра. Это не спортсмен, не певец и не политик, хотя мог бы им стать и как минимум возглавить фракцию в парламенте. В студии программы "Вести. Подробности" - Евгений Петросян.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

15.05.2006

- Евгений Ваганович, добрый вечер.

Евгений Петросян фотография
Евгений Петросян фотография

- Добрый вечер всем. Я обескуражен такими векселями, спасибо вам большое за комплимент.

Реклама:

- Постараемся их оправдать сейчас. Тема, которую мы хотим поднять, давно назрела, и предстоящие праздники - хороший повод для разговора. Не слишком ли мы много сегодня смеемся? Добрый ли это смех и является ли смех и способность его вызывать оружием, которое в неумелых руках может стать разрушительным? Евгений Ваганович, вот вы на эстраде уже сорок четыре года, вам есть с чем сравнивать. Мы сегодня стали больше смеяться?

- Я думаю, что человек смеется всегда одинаково. Не больше, не меньше. Он всегда тянется к юмору. Очень хорошо сказал Ницше когда-то: "Человек изобрел смех, потому что много страдал". Наш народ много страдал, поэтому балагурство в нем сидит как спасительная сила. Он тянулся всегда к балагурству, к юмору, к радости. Радость как антитеза злу, как антитеза всему серому, удручающему. Юмор необходим человеку и как терапевт. Он помогает выдохнуть из организма все ненужное. Он как фильтр. Он превращает весь негатив в позитив в организме.

- А что сейчас веселит людей? Вот в последние годы советской власти была очень популярна острая политическая сатира. Потом, в перестроечные, постперестроечные годы хорошо шли шутки, знаете, как их называют, ниже пояса. Что востребовано сегодня?

- Я думаю, что юмор меняется вместе с жизнью. Юмор - он отчасти журналист, он комментирует жизнь, он, комментируя, смеется над чем-то, что-то отрицает и что-то утверждает. Если в советское время, во времена тоталитарного режима, ну, о сталинских временах я уже не говорю, это отдельная большая тема, был чаще всего на эстраде и в жизни и в фольклоре иносказательный юмор, такой намекающий, такой на домысливание, то в годы перестройки мы громили все и вся, мы опережали газеты на год, на два. Извините, ваш покорный слуга первым заговорил о генеральном секретаре, о Ленине, о Коммунистической партии. Мой тесть мне говорил: "Тебя посодют", как в том фильме. А я видел глаза зрителя, я видел, как содрогался зрительный зал огромный, Дворец спорта, я понимал, что это необходимо делать. Политика, политика властвовала на эстраде очень много лет - лет десять. Сегодня нас интересуют семейные радости, взаимоотношения человеческие. Нам необходимо разобраться в человеческих характерах, в психологии и, извините, в быте нашем, который необходимо наладить. И юмор помогает настроиться на это. И я считаю, что это очень важно.

- Но вот вопрос, который звучит уже много лет, но внятного ответа на него нет: должен ли художник, артист следовать желаниям и вкусам аудитории или он обязан эти вкусы формировать?

- Обязан формировать, но не в назидательной форме. Вы не можете указывать - вас сразу пошлют по известной дороге. Дело в том, что нужно в юморе выражать интересы народа, его мысли, его чаяния, чтобы он вам поверил. После этого его надо формировать в сторону, естественно, идеалов, в нравственную сторону. Это безусловно. Но необходимо быть понятным зрителю. Карел Чапек когда-то сказал, что это наиболее демократический вид творчества. Почему? Потому что я должен быть понятым сию секунду, не через пять минут, не через сто лет, как некоторые живописцы или композиторы, я должен быть понятым и оцененным сию секунду. Вы должны оценить - я должен пойти дальше. Через пять минут смеяться уже будет поздно. Поэтому все должно быть понятно и в интересах наших народных масс.

Лучшие дня

Алексей Фатеев: История мальчика из железнодорожного поселка
Посетило:11118
Алексей Фатеев
Абсолютный чемпион мира в трёх категориях
Посетило:10154
Магнус Карлсен
Марафонский забег в глубокой старости
Посетило:2839
Димитрион Иорданидис

- А можно ли перекормить народные массы юмором?

- Конечно, можно.

- Следует ли дозировать его количество на экране, или смеха много быть не может?

- Смех необходим, но, безусловно, в определенных дозах. Сейчас телевидение очень тиражирует юмористические программы вне зависимости от желания артистов. Иногда зритель думает, что это мы так делаем. Но ведь артист никогда не может установить свою программу вне желания канала. Поэтому передозировка определенная есть, и соревнование каналов есть, кто больше и кто лучше. Кто лучше, даже не смотрят. Смотрят, кто больше. Артист один раз снимется, а его много раз показывают, и он даже уже и не хочет, а его показывают. Это есть. Но мы же не знаем пределов. Мы как начнем, так уже и не останавливаемся. А раньше телевизионных юмористических программ было очень мало. Я считал, что не хватало их. А сейчас очень много. Но я надеюсь, что мы когда-нибудь нащупаем середину.

- Является ли способность народа смеяться критерием, который могли бы каким-то образом использовать социологи?

- Безусловно, безусловно.

- Но критерием чего это является? Скажем, показателем роста уровня жизни, стабильности экономики, может быть, улучшения демографической ситуации или там сокращения уровня безработицы?

- Ну вообще по юмору можно изучать историю. По юмору можно определять, что волнует зрителей и что не волнует. Что ему смешно, над чем он смеется, значит, он с этим расстается. Человечество расстается с прошлым, смеясь. Значит, это уже ему смешно. Значит, это он уже не хочет всерьез воспринимать. И поэтому его мнение через реакцию можно выследить. И я вообще чувствуют, как зритель посылает мне восемь импульсов, восемь антитез, четыре антитезы, вернее: нравится - не нравится, смешно - не смешно, согласен - не согласен, интересно - не интересно. И вот это как азбука Морзе мне подсказывает, о чем он думает. И в результате у меня складывается картина сегодняшнего дня, что нужно сказать зрителю.

- Евгений Ваганович, хочется вот что понять: раз мы такие веселые, почему мы такие злые? Откуда вот в последнее время берется эта ненависть к людям с другим цветом волос и кожи, причем к людям, которые зачастую считают Россию своей страной, своей родиной, знают о ней и о ее культуре ну уж побольше, чем вот эти существа с низкими лбами и бритыми затылками, которые на них нападают? Откуда это все?

- Я не знаю, откуда. Я не специалист в этой области. К сожалению, если это есть, к сожалению, я думаю, что с этим нужно бороться, но не агрессией, а какими-то другими методами, я думаю, какими-то увещевательными и нравственными, мне кажется так. Я верю в русский народ, в его интернационализм абсолютно. Интернациональный народ. Самый великий народ, который умеет над собой и посмеяться. Когда народ умеет над собой посмеяться, это признак силы огромной. Я верю в то, что это как пена уйдет. Если есть такие вещи, они уйдут, они смоются дождем, великим божественным дождем.

- Но вот вы русский артист, народный артист.

- Абсолютно русский артист.

- Народный артист России, вы когда-нибудь испытывали проблемы из-за своей фамилии?

- Нет, никогда не испытывал. Однажды только испытал на телевидении. Главный редактор была армянка, она очень боялась показывать армян, чтобы ее не заподозрили, что она своих показывает. Вот она меня не показывала.

- Евгений Ваганович, а существуют темы, запретные для юмора?

- Безусловно, табу существуют.

- Какие табу?

- Для меня табу существуют: я никогда не буду смеяться ни над какой религией, ни над какими-то проявлениями религиозными. В доме повешенного не говорят о веревке. Значит, вот это тонко надо чувствовать.

- Вот "карикатурный скандал", эхо которого до сих пор не смолкнет и в Европе, и на планете целиком, это из этого ряда явление, да?

- Полная свобода привела к таким результатам. Я думаю, что это уже не свобода, а распущенность, когда человеку все дозволено, как ему кажется. Когда он может сделать все, что угодно, оскорбить чувства других людей. Он должен понимать, что он не один живет в этом обществе, он должен понимать, что он должен уважать общество, если он хочет, чтобы его уважали, он должен понимать, что он - маленькая частица огромной мозаики, без которой он не проживет. Мы друг без друга не проживем. И оскорблять друг друга мы не можем, мы не имеем права. Даже в эгоистических целях не имеем права.

- Человек, умеющий рассмешить аудиторию, обладает над ней колоссальной властью. Вчера вот на вашем месте сидел председатель ЛДПР Владимир Жириновский, который сегодня отмечает свой 60-летний юбилей. На протяжении последних пятнадцати лет он наглядно демонстрирует, как можно сочетать юмор и политику, даже политику и не то чтобы юмор, а острую сатиру. У вас никогда не было желания попробовать себя в политике?

- Нет, никогда. Много раз приглашали и в политику вторым лицом, и в какую-то партию, даже в несколько. И в какой-то крутой...

- Ну понятно, потому что популярность, грех такой потенциал не использовать.

- …какой-то крутой бизнес. Я сказал, никуда я не уйду. Я не брошу свою профессию, своего зрителя. Я их очень люблю. И профессию, и зрителя.

- Вы никогда не жалели, что отказались играть Шурика у Гайдая?

- Я действительно отказался. Гайдай со мной репетировал вот за таким столом, и я вот эту сцену, когда мы учим текст, репетировал. Я говорю: поймите, это лирический образ, я хочу быть комиком, я хочу вот как Никулин, Вицин, Моргунов. Мне не надо вот так. Я отказался, и я, кстати, сказал ему: возьмите, вот в "Карьере Димы Горина" сыграл, боже мой, забыл фамилию, как же его... Я сказал: возьмите Демьяненко.

- А, Демьяненко?

- Да, возьмите Демьяненко, он сыграл замечательно в "Карьере Димы Горина" в этот момент. И Гайдай задумался, надо сказать. И все так и вышло.




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели

Владимир Маслаченко. Биография
Посетило:13474
Владимир Маслаченко
Шерри Мартел. Биография
Посетило:7904
Шерри Мартел
Алексей Фатеев: История мальчика из железнодорожного поселка
Посетило:11118
Алексей Фатеев

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history