Людибиографии, истории, факты, фотографии

Михаил Кайсаров

   /   

Mikhail Kaisarov

   /
             
   

Год рождения: 1570 Россия
Год смерти: 1638
Россия

Гражданство: Россия

Михаил Кайсаров. Биография

Тарский воевода 1627 — 1628 год

Ярославский помещик, участник обороны Москвы от войск Ивана Болотникова, составитель писцовых книг Пермcкого региона, объезжий голова в Москве, воевода в Таре. Михаил Кайсаров родился, вероятнее всего, в 1570-х годах. Существует версия, что Михаил Федорович происходил из крещёных татар (подобно многим другим Кайсаровым), но документов, подтверждающих эту версию, найти не удалось. О его жизни до 1606 года ничего неизвестно.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

09.10.2020

Первое упоминание о Михаиле Федоровиче относится к 1610 году — в этом году он был записан в Осадный список царя Василия Шуйского , как участник обороны Москвы от войск Ивана Болотникова 7 октября — 2 декабря 1606 года.

Через четыре года после Осады Москвы были произведены первые в истории России массовые пожалования поместных земель в вотчины. Был составлен Осадный список царя Василия 1610 года, (который сгорел «в Московский пожар» 1626 г.). В нём приводятся список лиц, получивших вотчины за «царя Васильево московское осадное сидение», составленный на основании данных писцовых книг и книг Печатного приказа. В Списке упоминается и Михаил Федорович Кайсаров — за «осадное сидение» ему была пожалована вотчина в Закотросном стану Ярославского уезда.

Реклама:

Второе ополчение

В книге Н. В. Рыбалко «Российская приказная бюрократия в Смутное время» упоминается дворянин Михаил Кайсаров , служивший в Поместном приказе . 28 декабря 1612 года им, по указу Д. Т. Трубецкого и Д. М. Пожарского, была составлена отписка Белозерскому воеводе Григорию Образцову «об испомещении смоленских дворян и детей боярских в Белозерском уезде». Судя по всему, именно Михаил Кайсаров и сопровождал смоленских дворян при их переезде в Белоозеро — в следующей отписке он пишет, что «мы декабря в 28 день в Белозерский уезд, в Озатцкую волость, со Смоленскими дворянами и с детьми боярскими пришли». Тем же Михаилом Кайсаровым в первых числах января 1613 года была составлена отписка Белозерскому воеводе «о движениях литовцев в Белозерском уезде».

Есть все основания полагать, что упоминаемый выше Михаил Кайсаров, служивший в поместном приказе в конце 1612 — начале 1613 гг., и ярославский помещик Михаил Федорович Кайсаров — одно и то же лицо. Косвенно подтверждается это и тем, что на начало XVII века приходится период активной деятельности только одного из упоминаемых в различных источниках Михаилов Кайсаровых — помещика Ярославского уезда Михаила Федоровича Кайсарова.

Жалованная Грамота 1622 года

31 декабря 7130 (1622) года Михаилу Федоровичу Кайсарову от Царя и Великого князя Михаила Фёдоровича Романова была дана Жалованная грамота на поместье, состоящее «в Ярославском уезде, Закотросном стану в деревнях Ельники, Семениково, Федорова слобода и в пустошах к ним прилежащих».

В Грамоте, данной Михаилу Кайсарову, так же написано: «нашего жалования велено за ним по окладу учинить поместья на семьсот четей». В XVII веке четь использовалась в качестве единицы поместного оклада должностных лиц. Михаилу Фёдоровичу было дано поместье общей площадью более 382 гектаров. Также ему совместно с несколькими другими служилыми людьми отделен в поместье жеребий пустоши Елниной площадью 93 чети (50 га). Этой же Грамотой Михаилу Федоровичу позволялось перевести пустошь Матвеевскую (93 чети или 50 га) из поместья в вотчину.

Лучшие дня

«Моему сердцу ближе шорт-трек»
Посетило:5648
Йорин Тер Морс
Принцесса Лея Органа из «Звездных войн»
Посетило:5640
Кэрри Фишер
Кто изобрел динамит?
Посетило:4901
Альфред Нобель

Помимо земли Михаилу Федоровичу были пожалованы и крестьяне, живущие на ней: «крестьяне, которые в том Михайловом поместье в жеребей пустоши, что была деревня Ельниках, с пустошми в его Михайлове оприче учнут жить, Михайла Федоровича Кайсарова слушали, пашню на него пахали и доход помещика ему платили». Сама грамота не сохранилась, но в Деле о дворянстве рода Кайсаровых содержится копия с Грамоты, написанная в середине XVIII века.

В Ярославских писцовых книгах в 7135 (1627), 7136 (1628) и 7137 (1629) годах за Михаилом Кайсаровым значится поместье с крестьянами.

Писцовые книги Перми Великой

В 1623—1624 годах Михаил Федорович Кайсаров составлял писцовые книги Перми Великой, Соликамска и Кунгурских татар. В эти годы впервые была произведена перепись населения в бассейне рек Сылва и Ирень, которая получила название «Писцовые книги М. Ф. Кайсарова». Завоевание пермских земель Русским государством произошло примерно в начале 1580-х годов (вскоре после присяги Ермака). Хотя с момента завоевания до переписи 1623—1624 гг. прошло около 40 лет, она была первой переписью в регионе, так как Михаил Кайсаров на какие-либо более ранние писцовые книги не ссылается.

Одна из главных задач переписи коренного населения Пермского края состояла в том, чтобы уточнить размеры ясачного обложения. Новое описание земель и поселений в начале 1620-х годов производилось по всему Русскому государству и преследовало цель учёта земельного фонда и других объектов государственного обложения, установления сошных и дворовых окладов для взимания налогов. Кроме того, предстояло проверить и закрепить права на владение землей, а также уточнить границы отдельных хозяйств путем межевания.

Михаил Федорович с помощниками подробно переписал земельные угодья и их владельцев для лучшего сбора податей с нерусского населения региона. Писцовые книги Кайсарова на сегодняшний день являются одним из главных письменных источников по изучению истории Пермского края начала XVII века. Оригинал Писцовой книги, как полагают исследователи, сгорел при московском пожаре 1626 г. Тем не менее, её копии сохранились в архивах, и усилиями нескольких поколений исследователей были введены в научный оборот.

Михаил Кайсаров, руководитель переписи в Перми Великой, вместе с дьяком Марком Мартемьяновым, подьячими Исаком Леонтьевым и Афанасием Бреевым описали не только ясачных татар и остяков, но и владения торгового дома Строгановых, монастырские владения. Файзулхак Ислаев, доктор исторических наук, изучающий историю татар в России, пишет, что Михаил Кайсаров — основатель целой династии русских писцов XVII века: его сын Иван Михайлович — воевода, писец, межевщик, в 1648 году составил межевые книги Мелеховой поляны и сенных покосов . Именно это обстоятельство позволило установить, что Михаил Федорович Кайсаров, получивший в 7130 (1622) году поместье в Ярославском уезде и Михаил Федорович, составлявший писцовые книги Перми — одно и то же лицо.

Служба в Москве

9 мая 1626 года Михаил Федорович Кайсаров вместе с Иваном Ивановичем Пушкиным и дьяком Иваном Поздеевым назначен в Москве в Белом Большом городе от Покровской улицы по Яузские ворота и по Васильевский Лужок объезжим головой «для огней и для воровства и всякого береженья». Объезжие головы из дворян и детей боярских надзирали за сохранением общественной тишины и спокойствия, за безопасностью от огня и за тем, чтобы в городе не было драк, грабежей, разбоев, воровства и прочего. Известны случаи появления московских объезжих голов в роли воевод (например, в Сибири), а затем после воеводства — опять в объезжих головах в Москве. Таким примером является служба Михаила Федоровича Кайсарова: спустя год после назначения объезжим головой он был послан воеводой в Тару.

В Боярских книгах 7135 (1627) и 7137 (1629) годов упоминается некий Михаил Федорович Кайсаров, записанный под этими годами как Дворянин Московский. Есть основания полагать, что это именно Ярославский помещик Михаил Федорович. Московские дворяне были наиболее подвижным московским чином, они служили воеводами и головами в полках и городах, судьями, участвовали в земельных описаниях, посольствах. И Михаил Федорович Кайсаров именно в первый год своего упоминания в качестве Дворянина Московского был назначен воеводой в Тару.

Воевода в Таре: Усть-Омский острог

С января 7135 (1627) года по 7 апреля 7136 (1628) года Михаил Федорович Кайсаров совместно с князем Юрием Ивановичем Шаховским был воеводой в Таре.

Во время их воеводства постоянно происходили сношения с калмыками-курчаками, которые за год до приезда новых воевод прикочевали к верхним тарским волостям, награбили большую добычу и убили двух человек. Было этих калмыков около 200 человек. В 1626—1627 годах происходили постоянные столкновения с калмыками. Но ввиду отсутствия служилых людей Тобольск требовал от Тары не доводить дело до открытого столкновения с калмыками и действовать уговорами. Но переговоры не приносили результатов. В 1628 году нападения калмыков на зверовые промыслы и рыбные ловли тарских ясачных людей продолжались. Нужно как-то было остановить это. Единственным приемлемым решением являлось сооружение в удобном месте острога. Ещё в 1627 году вверх по Иртышу с целью разведать путь к соляным озёрам из Тары ходил конный отряд казачьего головы Назарея Жадовского. Вернувшись, он писал в отчете: «На устье Оми острог поставить мочно. Место хорошо и лесу близко много».

Тарские воеводы Ю. И. Шаховской и М. Ф. Кайсаров не имели полномочий принять самостоятельного решения, и в Москву с их челобитной направляется тот же казачий голова Назарей Жадовский. 7 апреля 1628 года тарские воеводы Ю. И. Шаховской и М. Ф. Кайсаров отправили в Москву отписку о необходимости поставить острог на месте впадения реки Оми в Иртыш для защиты от набегов ойратских феодалов. Отписка следующего содержания хранится в РГАДА в Москве:

«Государю царю и великому князю Михаилу Фёдоровичу всея Руси холопы твои Юшка Шеховской, Михалко Кайсаров челом бьют. В нынешнем, государь, во 136-м году Тарского уезда волостей твои государевы ясачные люди ездили на зверовые промыслы от Тарского города и от волостей в трех и в четырёх днищах в розные места. И колматцкие люди их ограбили, лошади и котлы, и платье, и запасы, и мяхкую рухлядь, что добыли для твоего государева ясаку, поймали и кочуют близ Тарского города на тех местах, где твои государевы ясачные люди добывают твою государеву ясачную казну и сами кормятся. И ясачные, государь, люди тебе, государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всея Руси, бьют челом беспрестани, что у них колматцкие люди зверовые промыслы и рыбные ловли отняли, и им де вперед твоей государевы ясачные казны добывать и самим прокормиться нечем. А колматцким, государь, людям посылаем отговаривать, чтобы они на промыслел твоих государевых, ясачных людей не кочевали и твоим государевым ясачным людям тесноты не чинили. И колматцкие, государь, люди твоего государева указу не слушают и вперед, государь, для твоих государевых непослушников колматцких людей без острожку вверх по Иртышу быти не мочно. А только, государь, укажешь вверх по Иртышу на Омском устье поставить острог и Тарской, государь, город и волостные места и ясачных людей зверовые промыслы и рыбные ловли от того острогу будут назади, а твои государевы верхние ясачные волости будут от того острогу не в далеке. И с того, государь острогу твоим государевым служивым людям будет оберегать ясачных людей мочно. А от Тарского, государь, города Омское устье в пяти днищах, а судовым ходом вверх по Иртышу до Омского устья десять днищ. <…> И как, государь, на Омском устье по твоему государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всея Руси указу будут твои государевы служивые люди, то колматцкие, государь, люди близко к твоим государевым волостям кочевати не учнут. А как твои государевы служивые люди пойдут на Емаш озеро по соль, и в тот, государь острожек запасов привезут твоим государевым служивым людям на весь год, и о том нам, холопам своим, как ты, государь укажешь».

Доставленная в Москву челобитная тарских воевод князя Юрья Ивановича Шаховского и Михайлы Фёдоровича Кайсарова достигла своего адресата — Царя Михаила Фёдоровича. На обороте подлинника челобитной есть писцовая помета:

«Государь слушал и указал отписати о том в Тобольск, велел о том распросити и сыскати подлинно, мочно ли на Омском устье острог поставить и будет ли тарским ясачным волостям от колматцких людей защита и оборона, и сколько в том остроге людей надобе и пашни на те люди устроить мочно. <…> И из Тобольска велеть послать сына боярского добра, кому б тот острог устроити и крепость укрепить и служилых людей велеть в тот острог послать, откуда будет пригож и не из одного города и сколько будет надобе и велеть быть по годом переменяясь. А на пашню велеть послать крестьян из пашенных из ближних городов, откуда пригож, чтоб пашню завести, и семена послать с Тобольска или откуда будет ближе, да о том о всем отписать ко государю».

В челобитной двух воевод царю, поданной 7 апреля 1628 года, впервые зафиксирована на бумаге необходимость основания в устье Оми острога. Челобитная получила одобрение. Уже 31 августа 1628 года из Москвы в Сибирь был направлен Тобольским воеводам А. М. Трубецкому и И. В. Волынскому указ. Однако инициаторы строительства острога в устье Оми тарские воеводы князь Юрий Иванович Шаховской и Михайло Фёдорович Кайсаров ко времени получения указа уже были по «калмыцкому делу» отстранены от воеводства. Окончательное решение по строительству Усть-Омского острога теперь, согласно указу царя Михаила Фёдоровича, было за воеводами тобольскими.

Воевода в Таре: Тарская смута и «калмыцкое дело»

Основным занятием кочевых племён, населявших Тарский уезд, была охота на пушных зверей и рыболовство. После постройки Тары ясачное население было обложено тяжёлой данью в девять соболей с человека. Сибирской администрации открывался широкий путь для всякого рода злоупотреблений, что вызывало массовое недовольство местного населения, впоследствии вылившееся в знаменитую «тарскую смуту». Тяжесть ясачных платежей, явная неспособность воевод прекратить калмыцкие вторжения и крайне осторожная политика по отношению к южным кочевым племенам раздражали ясачных людей. У них появилось желание уйти в более безопасные степные районы. Выполняя царский наказ «войны не вчинять», тарские воеводы Шаховской и Кайсаров запретили тарским татарам «воевать калмыцкие улусы».

Летом 1627 года положение в Тарском уезде ещё более осложнилось. Весной 1628 года тарские служилые люди прибыли на Омь собирать ясак в государеву казну. По требованию барабинских татар казаки напали на калмыков, грабивших татарские вотчины, разгромили их и изгнали из пределов Тарского уезда. Это вызвало резкое недовольство Тобольской администрации. Но, не смотря на это, ясак решили собрать. И последовавший за этим призыв татарских князей отказаться от русского подданства нашёл живой отклик среди ясачного населения. Началось восстание. Восставшие осадили и сожгли Барабинский острожек и перебили живших там для «оберегания» верхних волостей 30 стрельцов и казаков. Вскоре они осадили и Тарский острог. Население города и окрестные жители заперлись в крепости. Взять хорошо укреплённый острог восставшие не смогли, и, разорив тарские сёла и деревни, вытоптав поля, они откочевали за Омь. Восстание слилось с общим наступлением джунгар на юго-восточные границы Русского государства, что крайне встревожило тобольских воевод «…государевы изменники и воры, тарские служилые и ясашные татаровя деревни и хлеб на пашнях пожгли и животы пограбили…» — доносили они в Москву.

События в Тарском уезде крайне встревожили и правительство царя Михаила Фёдоровича. Возникла реальная угроза потери бассейна реки Оми. Тобольским воеводам давался строгий наказ уговорить ясачное население «отстать от измены». Тобольские посланцы нашли восставших и выяснили причины, приведшие к восстанию: «…им государеву казну платить стало невозможно, положен де на них ясак не в силу» . Кроме того они заявили, что воеводы не заботятся об охране их «от колмацких людей». Правительство вынуждено было пойти на уступки, и излишние платежи с ясачного населения были сняты. Но в связи с произошедшим восстанием не могло оно оставить на своих должностях и воевод: Кайсарова и Шаховского сменили Байков и Волков. Царское правительство стремилось сменой воевод убедить местное население, что тяжёлое положение людей является следствием нерадивости воевод, и не связано с недостатками в системе законов феодального способа управления окраинами в Русском государстве.

Опала и смерть

После Тарской смуты, в 1628 году, воеводы Юрий Иванович Шаховской и Михаил Фёдорович Кайсаров были отстранены от должностей и по калмыцкому делу «были в Тобольску, в опале от государя четыре года жили». Опала продлилась недолго, и уже в 1633 году из Москвы от царя Михаила Федоровича в Тобольск был прислан указ отпустить воевод Шаховского и Кайсарова, с тем условием, что они «во всем против челобитья татарского расплатятся» . Михаил Федорович Кайсаров скончался спустя 5 лет — в 7146 (1638) году. В следующем 7147 (1639) году «те поместья и вотчины, за смертию сказанного Кайсарова, разделили сыновья его Константин и Иван».




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели

Чак Берри. Биография
Посетило:19682
Чак Берри
Меценат Савва Иванович Мамонтов
Посетило:36925
Савва Мамонтов
Чудо на Эвересте
Посетило:15284
Линкольн Холл

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history