Людибиографии, истории, факты, фотографии

Рамзан Кадыров

   /   

Ramzan Kadyrov

   /
             
Фотография Рамзан Кадыров (photo Ramzan Kadyrov)
   

День рождения: 05.10.1976 года
Возраст: 41 год
Место рождения: с. Центорой Курчалоевского р-на, Россия

Гражданство: Россия

Если народ велит – буду президентом

Председатель правительства Чечни

Мирный Грозный еще более странный город, чем Грозный военный. Солнечным утром навстречу идет человек в штатском с «калашом» за спиной. Куда идет и откуда, никто не интересуется – себе дороже. Вечером 9 мая – долгая далекая стрекотня – то ли салют, то ли перестрелка. В ответ на мою идею пойти посмотреть, как празднуют День Победы, вахтер запер гостиницу изнутри. Встреча с Рамзаном Кадыровым по антуражу больше похожа на вылазку к партизанам, чем на официальное интервью председателя правительства республики. Рано утром в единственную в Грозном гостиницу за мной одной заезжает целая «газель».

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

19.05.2006

– На интервью едем?

Доку Умаров (архивный кадр НТВ) и Рамзан Кадыров
Доку Умаров (архивный кадр НТВ) и Рамзан Кадыров

– Будем стараться, – неопределенно отвечают сотрудники пресс-службы правительства, по-кавказски немногословные.

Реклама:

Выехали из Грозного, въехали в Гудермес, выехали из Гудермеса...

Рамзан Кадыров фотография
Рамзан Кадыров фотография

– А где будет интервью? – не могу не поинтересоваться минут через 40 путешествия.

– Посмотрим...

Рамзан Кадыров фотография
Рамзан Кадыров фотография

Подъезжаем к родовому селению Рамзана Кадырова Центорой. Отстаиваем очередь из машин, каждую из которых несколько раз обыскивают до последнего винтика. Все едут в Центорой на мероприятия памяти президента Чечни Ахмата Кадырова, который погиб во время взрыва 9 мая 2004 года. Сам Рамзан (его здесь все называют по имени), говорят, на «зикре» – особом мусульманском обряде памяти Ахмата Кадырова.

– Никто не знает, когда точно состоится ваше интервью. У нас американские и французские журналисты также ожидают в неопределенности. Никто не знает распорядок Рамзана – когда, куда и в каком из автомобилей с темными стеклами он поедет. Меры безопасности...

Рамзан Кадыров фотография
Рамзан Кадыров фотография

Примерно к обеду стало известно, что Рамзан выехал в Гудермес. Едем туда.

Лучшие дня


Игорь Запорожан
Посетило:583
Игорь Запорожан
Легенды не стареют
Посетило:156
Кирк Дуглас
Легенда мирового кино
Посетило:154
Леонид Броневой

К концу третьего обеда за день, в шестом часу дня, мне говорят:

Рамзан Кадыров фотография
Рамзан Кадыров фотография

– Уже сейчас...

Через пять минут на входе в резиденцию Рамзана Кадырова в Гудермесе у меня еще два раза проверили содержимое сумки.

На пороге самого кабинета – несколько пар обуви. Надо разуться, как при входе в любой чеченский дом. Обстановка в резиденции – самая домашняя. Рамзан Кадыров сидит в кресле, смотрит телевизор, на столике – чай со сладостями. Все время нашего интервью постоянно присутствуют два советника Кадырова и начальник одного из местных РОВД. К концу беседы появился еще сенатор Умар Джабраилов, который все последние месяцы проводит в Чечне.

Рамзан Кадыров фотография
Рамзан Кадыров фотография

«Вешают портреты – значит, уважают»

– Рамзан Ахматович, говорят, что вы управляете республикой прямо из

Рамзан Кадыров фотография
Рамзан Кадыров фотография

своего родового селения Центорой и ближайшего к нему Гудермеса...

Рамзан Кадыров фотография
Рамзан Кадыров фотография

– Нет, я управляю из кабинета правительства Чеченской Республики. А здесь, когда есть свободное время, встречаюсь с гражданами нашей республики, спортсменами, работниками культуры. Центр у нас – Грозный.

– Когда вас назначили председателем правительства, вы пообещали: если через три месяца народ меня не поддержит, уйду с должности. Третий месяц уже на исходе. Готовитесь к народному голосованию?

– Конечно, так и будет. Я это тогда еще заявил. Как именно будет проходить опрос населения, определят специалисты. Видно будет. Пока есть время, буду работать, чтобы людям было за что или против чего голосовать.

– Сами как оцениваете?

– Можно было еще больше сделать, но пусть народ решит. Сейчас главное – это создать рабочие места, поднять экономику, восстановить социальную сферу.

– За счет строительства, восстановления?

– Главное – запустить промышленность, сельское хозяйство. А строительство – это же не постоянная работа, временная.

– Судя по масштабам разрушений, в Чечне она еще долго будет постоянной...

– Нет, я думаю, недолго. Мы быстро, качественно отстроим республику. Гудермес уже полностью восстановлен. Следов войны в этом городе не осталось. С промышленностью сложнее – пока ничего нет. Но будет. Раньше же у нас были мощные заводы: только в Чечне выпускали определенный вид масла для самолетов, «Красный молот» делал оборудование для нефтедобычи и нефтепереработки... Чири-Юртовский цементный завод тоже все знали. Восстановим его – будем получать хороший доход. Сегодня Чеченская Республика находится на стадии стремительного развития.

– Кто всем этим будет заниматься? Люди пока боятся возвращаться в Чечню.

– Нет, уже приезжают, возвращаются. Мы помогаем, содействуем, устраиваем и тех, у кого полностью жилье разрушено, и тех, кому требуется только косметический ремонт в квартире. Будем помогать, пока все жители Чеченской Республики, кто изъявит желание, вне зависимости от национальности, не вернутся в свои дома.

– У вас есть президентские амбиции?

– А почему бы нет? До последнего – не было, а сейчас я думаю об этом. Если народ скажет: мы хотим видеть тебя президентом – буду президентом, скажет: рядовым милиционером – буду рядовым милиционером.

– Не посмеют, наверное, разжаловать в рядовые.

– У нас народ очень независимый. У меня видеозапись есть – одна женщина мне говорит: «я полгода назад тебя ненавидела, а сейчас уже чуть-чуть лучше отношусь». Если никого не слушать, можно заболеть звездной болезнью. Мне нравится, когда народ говорит правду.

– Вы круто взялись за управление – в один день уволили сразу несколько крупных чиновников, всех министров обязали вернуть свои семьи в Чечню. Вы бы хотели, чтобы вас боялись или любили?

– Меня боятся только враги – международные террористы. А народ, я уверен, любит – молодежь особенно. Но, как говорят, не хвали себя сам. Давай выедем в любой населенный пункт, увидишь...

– Я уже видела – по всей республике ваши портреты. На улицах, в кабинетах, даже на лобовом стекле автомобилей...

–Я это не контролирую. Вешают портреты – значит, народ уважает. Если бы не любили – выбрасывали бы, заставить ведь невозможно. Значит, немного получается быть полезным для народа.

«Если бы не война, стал бы художником»

– Трудно, когда все время сравнивают с отцом?

– Конечно, трудно. Мой отец был великим человеком. Нужно быть похожим и продолжать дело отца. Я, может, по миру путешествовал бы, жил бы обычной жизнью. Теперь, хочешь не хочешь, должен быть правильным, всегда соответствовать, стоять на защите народа.

– Почему отец выбрал вас своим помощником? Ведь в семье был еще ваш старший брат – Зелимхан (умер в 2005 году. – Р. А).

– Нас два брата было. Старший был хозяйственником. Мы его называли комендантом дома, а я был с отцом. Он всегда брал меня с собой, еще с 14 лет. Я постоянно был рядом с ним. Только последний год я занимался другими делами.

– Вы похожи на своего отца?

– По сравнению с ним, у меня еще плохо получается. Мне многого не хватает из того, что было у него. Его знаний, опыта. Когда его только назначили, я спросил: не трудно тебе из духовной сферы сразу – и социальные вопросы, и нефтяная отрасль, и экономика? Нет, говорит, не трудно, я первые три месяца буду изучать ситуацию. Изучил так, что в последнее время он уже все знал лучше, чем любой его министр.

– Я прочитала, что у вас есть звание академика РАЕН.

– Да, есть. Но как получил – тайна, не расскажу. Узнайте, как и за что дают, а потом я вам отвечу на этот вопрос, хорошо?

– Кем бы вы стали, если бы не было войны?

– Художником, наверное.

– У вас есть к этому склонность?

– Была. Сейчас уже так не получается. Я специально не учился этому – просто сам для себя рисовал своих кумиров – знаменитых чеченцев – Байсангура Беноевского, имама Шамиля, других известных людей нашего народа. Хотел быть похожим на них. Героем.

По телевизору показывают выпуск местных новостей. На сюжете о траурных мероприятиях в память погибшего президента Чечни Ахмата Кадырова Рамзан делает звук погромче. Два следующих сюжета: Рамзан Кадыров дарит талантливой чеченской девочке квартиру, а местной команде КВН – 15 автомобилей «Жигули». Сообщают, что подарки премьера оплачены из Регионального общественного фонда имени Кадырова.

Про девочку Рамзан Ахматович говорит: «Она такая умная, красивая, стихи пишет. Ее отец давно умер, и они с мамой остались в разрушенной квартире. Мой отец ее очень любил, она красиво стихи читает. Вырастет – на работу в правительство возьму». Про грозненских кавээнщиков Рамзан Кадыров комментирует с гордостью: «Это мой друг, этот – тоже».

«Воровали в Москве – обвиняли нас»

– В Чечне сегодня многие работы ведутся за счет Регионального общественного фонда имени Кадырова. Вы лично распоряжаетесь этими деньгами?

– Нет, моя мама. Она президент фонда. Это фонд, который состоит из средств наших предпринимателей – чеченцев, которые живут в России и за пределами страны. Но мама не единолично решает. Есть комиссия, которая определяет, куда направить деньги фонда.

– Не опасаетесь, что эти деньги будут разворованы, как и другие средства, выделенные на восстановление Чечни?

– Говорят, Чечня – «черная дыра». Но это не по адресу. Неправда это. Воровали в Москве, а обвиняли нас. В республике мы ни рубля не могли распределить. Нам выделялась только зарплата – целевые деньги. А средства на строительство, восстановление шли в Госстрой, дирекции разные. А нам эти – якобы работающие на территории Чечни – организации даже налоги не платили. Многие строительные фирмы были зарегистрированы в Моздоке, где-то еще. У некоторых вообще не было реального юридического адреса. Только почему-то никого до сих пор не посадили.

– Вам как председателю правительства республики самое время задавать такие вопросы...

– Я много задавал. Но, к великому сожалению, не получал ответа. Сейчас все по-другому будет, потому что заказчиком станет правительство республики. Мы будем определять, кому строить и как строить. Тогда уже нас можно будет обвинять, если левые какие-то движения пойдут.

– Вы покончили с игровыми автоматами в республике за один день. Как?

– У нас сознательные жители. Они услышали плач матерей...

– Не лукавьте, главную роль сыграло ваше слово.

– Когда меня попросили старейшины, я высказал свое отношение. Сказал, что вместо игровых автоматов помогу открыть компьютерные классы для детей. А игровые автоматы – фьюить (Кадыров присвистывает и делает отодвигающий жест рукой.)

– Фьюить – на свалку?

– Нет, в другие регионы повезли. А у нас их больше нет. Теперь люди, которые этим занимались, могут что-то полезное и прибыльное сделать. Если бы я был в Госдуме, я бы принял решение убрать эти автоматы везде. Сколько преступлений из-за этого, разводов, бардака.

– Неужели никто не сопротивлялся?

– Одна женщина, которая работала в этих автоматах. Она мне вопрос задала: а что вы дадите взамен? Я говорю, зайди ко мне в кабинет со своими предложениями, будем содействовать. Зашла, грамотная, начитанная такая. Я написал записку, и ее устроили в банк на работу.

«Я не военный, а хозяйственник»

– Можно сказать, что война в Чечне закончилась?

– Война давно закончилась. Есть где-то брызги, но это везде есть. Во всех регионах и во всех странах. В Чеченской Республике сейчас намного спокойнее, чем в соседних регионах.

– Тем не менее вы сами с большой охраной ездите.

– Иногда – с большой, иногда – с маленькой. Из 15 человек, которые меня сопровождают – два советника, один помощник. Иногда я вообще один езжу. Ночью, днем. Смотрю, общаюсь. Народ давно определился, что хочет мира, стабильности, возрождения. Чеченцы – воины, но воевать мы не хотим. Если надо будет, у нас есть патриоты, которые в любое время встанут на переднем крае защиты России.

– Про вашу охрану говорят, что это своего рода армия – «кадыровцы», которые и есть главная силовая структура республики...

– Я сам не определяю, кто меня охраняет. Служба охраны даже не подчиняется республике, она подчиняется Южному федеральному округу. Я могу только дать представление – примите в службу охраны такого-то. Но решаю не я. У них есть «Положение» – кто должен охранять, как охранять. А «кадыровцы» – это, я считаю, 86 процентов, которые проголосовали за моего отца. Это враги распространяют такие слухи, что есть такие «кадыровцы», что они кого-то обижают. У нас есть прокуратура, военная прокуратура, ФСБ, МВД. Бесчинствовать никому не позволяем.

– Сейчас вы себя больше ощущаете военным или хозяйственником?

– Конечно, хозяйственником. Мне подчиняются строители и другие гражданские специалисты.

– Но убийство вашего отца и тот факт, что ваш личный враг Басаев жив и на свободе, не дает, наверное, совсем зачахнуть военной струнке...

– Насчет убийства отца – это вопрос к прокуратуре. Они ведут официальное расследование. А Басаев... Если бы журналисты не вспоминали, никто бы и не думал о нем. В нашем народе его давно не помнят уже.

– Есть еще Удугов, Закаев, другие...

– Они все за границей «вышли замуж», благодаря чему теперь там и живут. Фамилии, которые вы называете, не помнят уже. В истории о них будут писать: предатели, враги народа, враги ислама. Они самые подлые люди. Тень бросают на чеченцев, а ведь они сами даже не чеченцы. Про Удугова никто не знает, кто его отец, сам он вечно нюхал кокаин, а стал «героем». Отец Яндарбиева сжигал Коран, он ходил по Грозному с бутылками, пьяница был. Подлые такие люди, а их сделали в глазах общественности героями. Закаев – артист. Если он приедет, дадим ему тут выступить.

«Жену свою не крал»

– Успеваете заниматься воспитанием детей? Или в вашей семье жена этим ведает?

– Она дает женское воспитание, а я – отцовское. Когда бывает время.

– Вы строгий отец?

– Строгость – это не воспитание. Отец должен общаться, давать советы, а не кричать и ругаться.

– Тем более у вас четыре девочки, а сын Ахмат пока еще грудной и методы воспитания не воспринимает.

– Уже воспринимает. Он вчера со мной даже на охоте был.

– Никто ничего не знает о вашей жене, она не появляется на публике.

– У меня самая красивая и самая хорошая жена.

– То есть ваше собственное заявление, что можно иметь четыре жены, к вам самому не имеет отношения?

– Почему? Я не против. Если вдруг найду кого, если так случится – можно еще жениться. Я не сказал, что обязательно нужно иметь четыре жены, я сказал: я не против.

– Со своей единственной пока женой вы знакомились по чеченским обычаям?

– Мы в школе вместе учились. Я обратил на нее внимание, еще когда в 9-м классе был, а она – в 5-м. А когда я закончил школу, она уже в 11-м классе доучивалась.

– Вы ее украли?

– Нет, все думают, что у нас воровством браки заключаются. Но у нас, если даже крадут девушку, об этом договариваются с самой девушкой. Это согласованная со всеми кража. Но я не крал невесту, а официально попросил ее руки. Я отправил к ее отцу старейшин села, самых уважаемых людей, ученых, алимов. Это уважительное отношение, по всем правилам и канонам.

Generic placeholder image
Римма Ахмирова
Люблю исследовать биографии интересных людей
Не мы такие ,но жизнь...
Амфибия. 25.05.2006 06:26:36
Есть одно слово - хамелеон.К тебе оно подходит.

обманщик!
антикадыр 28.05.2006 05:32:00
ВСЕ ЭТО ЛОЖЬ! ПРЕДАТЕЛЬ НАРОДА ЭТО ОН!

ИМХО
GESS Inka 17.12.2007 11:02:23
а помоему волк в овечьей шкуре Р. К. и мне кажется его цель- отделить Чечню от России .Если Путин умный то он не допустит этого Но мне б не хотелось чтоб Чечня вышла из состава России .Тады усе, полный писец.




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Патрисия Каас: Три алмазных статуса
Посетило:381
Патрисия Каас
Дмитрий Обретецкий
Посетило:7835
Дмитрий Обретецкий
Игорь Запорожан
Посетило:583
Игорь Запорожан

Добавьте свою новость

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history