Людибиографии, истории, факты, фотографии

Анатолий Кучерена

   /   

Anatoly Kucherena

   /
             
Фотография Анатолий Кучерена (photo Anatoly Kucherena)
   

День рождения: 23.08.1961 года
Место рождения: Кишенев, СССР
Возраст: 59 лет

Гражданство: Россия

На меня хотели завести уголовное дело

Российский адвокат, доктор юридических наук, профессор

В настоящее время А.Г. Кучерена возглавляет кафедру адвокатуры и нотариата Московской Государственной Юридической Академии, является председателем Коллегии адвокатов «Кучерена и Партнеры». Проводит бесплатные консультации для малоимущих жителей Центрального округа Москвы. Автор многих научных трудов.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

19.02.2007

Этого человека не надо представлять особо – он примелькался на телеэкранах. Но о вещах сугубо личных, о его характере, привычках известно до смешного мало. Решив восполнить этот пробел, «Собеседник» связался с офисом именитого адвоката. Помощник Анатолия Кучерены позвонила мне ближе к полуночи, чтобы назначить встречу...

Анатолий Кучерена фотография
Анатолий Кучерена фотография

Сплю 4 часа в сутки

– Вы специально себя трудоголиками окружаете? Другие не выдерживают рядом с вами?

Анатолий Кучерена фотография
Анатолий Кучерена фотография

– Ну да, хотя и эти уже плачут. Я недавно конкурс проводил на должность помощника, посмотрел пятьдесят кандидатур или даже больше. Искал человека, который, вопервых, близок мне по духу, вовторых, имеет соответствующее образование. Я сразу предупреждаю людей, что придется работать много.

Реклама:

– Часто приходится конкурсы проводить?

Анатолий Кучерена фотография
Анатолий Кучерена фотография

– Редко. У нас практически нет текучести кадров.

– Я насчитала около десяти должностей, которые вы занимаете в разных местах. Это не сказывается на качестве работы?

– Честно скажу, в последнее время уже отказываюсь от каких­либо общественных должностей, потому что такая мысль посещает: если быть везде, можно не успеть нигде. Я много работаю в Общественной палате. Что касается вхождения в советы, которые формирует палата, здесь я никуда деться не могу. Мне принципиально важно, чтобы такие образования отвечали профилю комиссии, которую я возглавляю в Общественной палате, были работоспособными и чтобы они трудились на благо конкретных граждан.

– А от чего вы отказываетесь?

– Публичных людей приглашают и в попечительские советы, и в комитеты. Но я многим отказываю, поскольку считаю, что тот объем работы, который у меня есть, и без того достаточно велик. Ведь я, кроме всего прочего, с 2001 года заведую кафедрой адвокатуры и нотариата Московской государственной юридической академии (в свое время я закончил именно этот вуз), читаю лекции, веду семинары, кафедру... Ни при какой нагрузке этого бросать не собираюсь, хотя в последнее время сплю по 4 часа в сутки.

Лучшие дня

Сара Бернар – первая суперзвезда
Посетило:25020
Сара Бернар
Символ французского кино
Посетило:4698
Катрин Денев
Эра Арсена Венгера
Посетило:4621
Арсен Венгер

Двойной статус

– У вас было сегодня заседание Общественной палаты по сельскому учителю Поносову, которого прокуратура сочла главным «пиратом» интеллектуальной собственности в России. Что решили?

– Мы отправим в Пермский край представителя от комиссии – Героя Советского Союза Геннадия Зайцева, чтобы он участвовал в судебном процессе в качестве наблюдателя. Несмотря на то, что я – адвокат Александра Николаевича Поносова, я решил сам не участвовать в суде, дабы потом не было сказано: вот приехал адвокат из Москвы Анатолий Кучерена, своим присутствием оказывал давление на суд.

– Какая разница, откуда вы?

– Проблема в том, что у меня двойной статус: я и председатель комиссии Общественной палаты, и адвокат. Что касается оказания помощи в деле, то я в хорошем контакте с местным адвокатом учителя. Кроме того, мы с Поносовым каждый день по несколько раз на связи. В любом случае, если районный суд вынесет обвинительный приговор, я за собой оставляю право участвовать в кассационной инстанции, чтобы показать несостоятельность обвинения.

– То есть сейчас главный упор на Общественную палату?

– Получается так. Конечно, профессию не бросаю: и офис работает, и я попрежнему занимаюсь юридической практикой, но уже в меньшей степени. Сейчас стала больше нагрузка на адвокатов нашей коллегии.

– Не проверяете сотрудников беспрестанно? Не названиваете, будучи, скажем, в отъезде?

– Нет, наоборот, мне звонят. А чего волноваться? Я же знаю, с кем работаю. И вообще у меня принцип: если могу сам сделать – сделаю сам. Что могу поручить другим – поручу другим.

Первый вип-клиент

– Вы представляете интересы Никиты Михалкова, Иосифа Кобзона и многих других известных людей. Причем делаете это уже много лет. Кто был вашим первым известным клиентом?

– Не люблю слово «клиент», даже ставлю двойки студентам за это. У меня нет клиентов. Только доверители. Со многими мы стали друзьями. Никаких усилий для того, чтобы заключить договоры с известными людьми, я не предпринимал. Это как­то само собой вышло. Я практикую с 1991 года. И если говорить о вип­доверителях, то первым был Сергей Лисовский в 1996 году (знаменитое «дело о коробке изпод ксерокса», которую вынесли из Белого дома, набитую долларами. – Авт.). Ктото из знакомых посоветовал ему обратиться ко мне. Кто, я не выяснял.

– Вы попрежнему представляете интересы Лисовского?

– В меньшей степени, конечно. Ему сегодня адвокат не нужен, только поверенный в делах.

Бесплатные приемы

– У вас на сайте указано, что вы много дел ведете бесплатно. С трудом представляю, как приходят рядовые просители в ваш роскошный офис. Не каждый решится позвонить в эту массивную дверь.

– Да, и вписаться в мой напряженный график непросто. Но я веду бесплатные дела. Это факт. Как люди попадают ко мне? Например, случай в Бутово. Они написали обращение на мое имя в Общественную палату.

– Это скорее ваша общественная, а не адвокатская работа.

– Согласен. А перед этим я видел сюжет по ТВ: сотрудники милиции с лестницей пытались штурмовать домик, где живет Юлия Прокофьева. Это произвело на меня чудовищное впечатление. Поверьте, я принял самостоятельное решение выехать в Южное Бутово и остановить побоище.

Сейчас публичный накал бутовской истории спал. Но проблемы остались. Буквально за пять минут до вашего приезда здесь был руководитель инициативной группы. Мы пытались перевести ситуацию в плоскость диалога с властью, что нам удалось. Мы остановили дубинки и попросили власть считаться с людьми. Но мы будем и дальше добиваться соблюдения всех прав граждан.

Московская власть меня упрекает в том, что я помешал реализации неких проектов. Не только в Бутово, но и по другим близлежащим деревням, поселкам. Так что же, я теперь ничего не должен делать? Ни в коем случае не говорю, что я идеальный человек и на все смотрю через идеальную призму. Прекрасно понимаю, что все не так просто. Думаю, московские власти не успокоятся. Против меня даже была попытка инициации уголовного дела. Якобы я когото оскорбил. Я вам первой это рассказываю. Но все завершилось благополучно – в возбуждении уголовного дела отказано.

– У вас офис в центре Москвы. противостояние с московскими властями сказывается?

– Какое отношение власть имеет к тому, что у меня здесь офис?

– Мало ли. Выселить, например, могут...

– Пусть попробуют. Если у них только цель будет – выселить меня за пределы Москвы. Может быть, закон какой­нибудь примут специально для этого. Меня больше волнует другое: то, что власть никак не может понять свою роль. Конечно, я понимаю – есть, наверное, более высокие интересы, чем права конкретного человека. Но у менято принцип другой: ценнее прав человека нет в этой жизни ничего. Ни приоритетных проектов, ничего.

– Есть еще бесплатные дела?

– Ну, например, по линии движения «Гражданское общество» я добился, чтобы в Брянской области люди могли получать бесплатные юридические консультации. Договорился с местными бизнесструктурами, они выделяют автобусы, и юристы ездят по области, добираются до самых глухих сел.

– Бывает так, что вы не работаете? Чем тогда заняты?

– Мне друзья говорят: да перестань ты так много работать, ты же состоявшийся человек… Но когда уже что­то сделано, нужно крутиться и все это как­то поддерживать… Самое ужасное для человека – дурацкие привычки. Когда привыкаешь к чемуто, потом очень сложно менять: неважно что – место жительства или образ жизни. Наверное, привычка работать – это характер. Видимо, стоит подругому относиться к окружающему, быть немного равнодушнее ко всему.

К сожалению, не получается уделять семье столько времени, сколько хотелось бы. Правда, сейчас стараюсь по воскресеньям быть дома: дочка скучает. Обычно вечером возвращаюсь поздно, в 9–10, – она уже ложится спать. Иногда вырываюсь, приезжаю пораньше, но это редко. Но честно скажу: я не умею отдыхать. Предположим, есть немного свободного времени – ну, книжку можно почитать. Отоспаться… А дальше?

первое громкое дело

– В первый год моей адвокатской практики мне пришлось защищать девушку, которую подозревали в совершении тяжкого преступления. У нее умерла мама, и она договорилась с риелторской фирмой, что поменяет две квартиры на одну, большую. Там была многоступенчатая цепочка по обмену, и один владелец был убит. Мою подзащитную заподозрили в том, что она могла заказать это убийство. Следователь допрашивал ее с 2 часов дня до 9 вечера, а дома у нее был маленький ребенок и еще двое детей остались от покойной мамы. Я просил: если считаете, что есть состав преступления, предъявите обвинение, но не избирайте меру пресечения – содержание под стражей. Но... С допроса я поехал к ней домой, купил по дороге продуктов, кое-как успокоил детей. На следующий день рано утром отправился к прокурору: следователь говорил, у него есть свидетели, которые могут подтвердить, что она – заказчица. Прокурор велел ему немедленно провести очную ставку. Оказалось, свидетель – участковый. Выяснилось, что ему это показалось, – никакой другой информации у него не было. Девушку отпустили. Это одно из моих первых дел, которое вселило в меня надежду, что адвокат может оказаться единственным, кто способен поддержать человека, попавшего в сложную жизненную ситуацию.

5 любопытных фактов

«Я родился и вырос в маленьком городке Мындра, в 60 км от Кишинева, – рассказывает о себе Анатолий Кучерена. – Это курортное место, куда со всей страны приезжали на лечебные грязи. Первый раз в Москву попал, когда служил в армии, в 1981 году, а после – сознательно вернулся, поступать в институт. У меня уже была семья, сын только что родился, поэтому надо было работать. Чем я только не занимался! А учился на заочном отделении. Потом мы развелись, я все оставил и уехал. Обосновался на проспекте Вернадского. Со второго курса стал работать юрисконсультом. Первое место работы было такое: Брежневская плодоовощная база в Бирюлево. Днем работал, по ночам вагоны разгружал – там же. Через год перешел в автокомбинат №1. Помню, однажды уволили главного инженера, а я, молодой юрист, защищал в суде его интересы: вы не представляете, что это было такое в советское время».

У известного ныне адвоката есть брат, который моложе на три года, и сестра, которая моложе на шесть лет. Теперь сестра – менеджер, закончила политехнический институт, работает на телевидении в Кишиневе. Брат живет в Германии, а в Молдавии у него бизнес.

Главной в доме Кучерены всегда была мать. Ее собственное детство пришлось на военные годы, братья ушли на фронт, надо было работать. Поэтому она осталась неграмотной, всю жизнь трудилась на хозяйстве. Отец вырос в детдоме, закончил четыре класса румынской школы, всю жизнь проработал на стройке. «Мама умерла в разгар конфликта в Приднестровье. А папа жив. Переехать сюда он не хочет, приезжает ко мне, но больше трех недель не выдерживает: во-первых, мама похоронена в Молдавии, а во-вторых, ему тяжело жить в сумасшедшем московском ритме», – говорит Кучерена.

В армию его забирали дважды. Сначала – в погранвойска. Пришла повестка, парня шумно проводили, но со сборного пункта отправили домой – выяснилось, что случился перебор. И он полгода ждал следующего призыва. Потом отправился служить в ракетные войска.

«Помню, в 1-м классе мы изучали букварь, учителю что-то в моем ответе не понравилось. И он ударил меня букварем по голове. Да с такой силой, что книга сложилась пополам. Я страшно обиделся и перестал ходить в школу. Маме я, разумеется, ничего не сказал, потому что она у нас была строгая и требовала, чтобы мы хорошо учились. Но, поскольку в деревне все друг друга знали, кто-то из соседей в конце концов заметил, что я с ранцем за плечами иду в другую сторону от школы. Мама долго меня ловила в кукурузном поле. В итоге, конечно, поймала и отшлепала. А потом поговорила с учителем. И жестко меня контролировала впоследствии. Обманывать ее было бесполезно».

Великий парщик.
Седой 10.02.2008 12:34:06
Все евреи одинаковы и ты и Хинштейн.

Публикации
Владимир Ефимов 16.03.2008 09:55:38
С глубоким уважением отношусь к Анатолию Григорьевичу. Хотелось бы почитать его публикации. Мне сообщили, что вышла его книга о досудебных действиях. К сожалению полного названия не знаю. Если она опубликована в интернете, что прошу сообщить адрес. С уважением, ветеран труда, пенсионер, к.т.н. В. Ефимов




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели

Ламберт Вильсон. Биография
Посетило:14217
Ламберт Вильсон
Карли Поуп. Биография
Посетило:8094
Карли Поуп
Король хип-хопа
Посетило:10992
 Эминем

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history