Людибиографии, истории, факты, фотографии

Джон Форбс Керри

   /   

John Forbes Kerry

   /
             
Фотография Джон Форбс Керри (photo John Forbes Kerry)
   

День рождения: 11.12.1943 года
Место рождения: Орора, , Колорадо ,США
Возраст: 76 лет

Гражданство: США

Человек, который может стать Президентом

68-й Госсекретарь США

Малоизвестные факты из детства и школьных лет будущего кандидата в Президенты США Джона Керри. Он всегда держался обособленно — с начальной школы и колледжа до Вьетнамской войны и Сената. Однако где бы он ни был, он везде выделялся своей серьезностью.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

02.02.2006

Он побеждал в дебатах, хорошо учился и занимался спортом. Он был известен в небольшом изолированном мирке, где высоко ценились такие качества. Однако на протяжении пяти лет своего пребывания в школе Святого Павла, Джон Керри больше выделялся из общей массы учеников успехами в учебе, а не популярностью среди ровесников.

Джон Керри на Всемирной экономическом форуме Фото: Jim Young / AFP
Джон Керри на Всемирной экономическом форуме Фото: Jim Young / AFP

Дэнни Барбьеро (Danny Barbiero), лучший школьный друг г-на Керри, родом из семьи среднего достатка, вспоминает времена, когда они держались вместе в школе-интернате, где учились дети из таких знатных семейств, как Пилсбури (Pillsburys), Пибоди (Peabodys), Пиерпонт (Pierponts) и Пелл (Pells). Однажды г-н Барбьеро навестил своего любимого учителя — первого черного преподавателя в школе — и застал у него еще одного ученика.

Реклама:

«Я зашел в его квартиру», — вспоминает г-н Барбьеро, который работает сейчас консультантом по льготам, — а он сказал мне: «Познакомься, это Джонни Керри. Он чувствует себя несколько неуютно, потому что думает, что не нравится окружающим». Я сказал тогда: «Какая разница, что думают люди! Он явно отличный парень».

Джон Керри Фото: Jewel Samad / AFP
Джон Керри Фото: Jewel Samad / AFP

Сейчас господину Керри 60 лет, и он хочет стать уже не президентом класса, а президентом целой страны. Однако те черты характера, что сейчас выносят его вперед и тянут назад, проявились уже тогда, когда ему было лишь 16 лет, и он старался изо всех сил преуспеть в школе Святого Павла, этом суровом анклаве для мальчиков. Он поступил сюда учиться в восьмом классе, и это была его седьмая школа.

Г-н Керри всегда держался обособленно в каждом из посещаемых им миров — с начальной школы и колледжа до Вьетнамской войны и Сената. Для критиков его амбиции всегда были чересчур очевидны, а поведение излишне расчетливо. Его же друзья всегда с трудом воспринимали его добросердечность и сложность характера. Однако где бы он ни был, он всегда и везде выделялся своей серьезностью.

Джон Керри Фото: Saul Loeb / AFP
Джон Керри Фото: Saul Loeb / AFP

«С сожалению, я не могу рассказать вам ничего нового», — говорит Макс Кинг (Max King), другой школьный товарищ Керри, который стал редактором газеты The Philadelphia Inquirer, а теперь также является президентом Heinz Endowments, богатой благотворительной организации в Питтсбурге, где председательствует жена г-на Керри, Тереза. «В свои 13-14 лет он был таким же серьезным и убежденным идеалистом, какой он и есть сейчас».

Жизнь во многом напоминает среднюю школу. Уже поэтому юные годы г-на Керри заслуживают более детального изучения. Однако в его случае опыт юных лет приобретает еще большее значение, поскольку, будучи сыном дипломата, Керри рос в различных временных пристанищах в Америке и Европе. С 1957 по 1962 год его домом стала школа Святого Павла, и именно здесь сформировался его характер.

Джон Форбс Керри фотография
Джон Форбс Керри фотография

«Я был чужим в школе», — делился своими воспоминаниями г-н Керри в одном из двух больших интервью, данных им в конце прошлого года. — «Ученики вели себя там по-другому и использовали неизвестный мне язык жестов. Там, где я жил до этого, не пользовались такими жестами. Чтобы их освоить, понадобилось время».

Лучшие дня

Сам себе пациент Зигмунд Фрейд
Посетило:8215
Зигмунд Фрейд
Зависимость от... воды
Посетило:3861
Саша Кеннеди
Хулио Иглесиас: Великий испанец
Посетило:744
Хулио Иглесиас

В постановке учениками 11 или 12 классов пьесы «Юлий Цезарь» г-н Керри сыграл незабываемую роль Кассия, провозглашая своим уже тогда зычным голосом: «Вина за ошибки, дорогой Брут, лежит на нас, а не в звездах».

Джон Форбс Керри фотография
Джон Форбс Керри фотография

«Он по-прежнему выглядит таким же тощим и голодным», — говорит еще один его одноклассник, Филипп Хекшер (Philip Heckscher), учитель и китайский каллиграф, игравший в пьесе Марка Антония. «Он был очень хорошим актером. А еще он был очень целеустремленный, из-за чего, возможно, он казался безжалостным по отношению к некоторым людям. Он был очень целеустремленным в обществе, где большинство людей изъясняются очень поверхностно, и это сильно отличало его от других».

«Уже тогда у г-на Керри были противники, но уже тогда он многое умел», — говорит Джон Роусманир (John Rousmaniere), историк мореплавания, который играл с Керри в одной хоккейной команде. Капитаном этой команды был лучший в классе спортсмен Роберт С. Мюллер (Robert S. Mueller), ныне директор ФБР.

"Думаю, что ненависть — это слишком сильное слово", — говорит г-н Роусманир. — "Отвращение — тоже. Возможно, тогда он казался некоторым слишком расчетливым. Наверно и я был о нем такого же мнения в то время. Он хотел нравиться людям, и, возможно, это выглядело слишком очевидным. Для политика это совсем не плохая черта. Он жаждал признания, но в таком месте любой, кто хотел выделиться не прибегая к сарказму и эксцентричности, вызывал подобные чувства».

Джон Форбс Керри фотография
Джон Форбс Керри фотография

Что сталось с теми мальчиками

Школа Святого Павла была основана в 1856 году. С самого начала она стала элитной школой, в отличие от, например, школы Эндовер (Andover) – альма-матер президента Буша, которая во время войны за независимость начала предлагать обучение «всем сословиям молодежи». Это была первая американская школа, в которой играли в хоккей и строили площадки для сквоша. В школе классы называли на американский манер — «grade», а не «form», как это принято в Великобритании. Классов всего было шесть, а первый из них приравнивался к седьмому классу обычной школы. Учителей называли «мастерами». Ученики носили пиджаки и галстуки, каждое утро начиналось с церковной службы, а в воскресенье она проводилась дважды.

Имена выпускников школы вырезаны на дубовых панелях сводчатой школьной столовой. Среди прошлых выпускников — претендентов на пост президента — находятся имена Уильяма Рандольфа Херста (William Randolph Hearst) и Джона В. Линдси (John V. Lindsay). Последний был конгрессменом и всеобщим образцом для подражания в то время, когда г-н Керри учился в школе. В вестибюле, где выставлены автографы всех президентов США, начиная с Вашингтона, обращение Теодора Рузвельта к ученикам школы, датированное 1917 годом, содержит совет «вести себя в жизни как в игре, как игрок на футбольном поле. Не отступать, не нарушать правила и всегда бить точно в цель».

Г-н Керри поступил в школу в то время, которое его одноклассник Пьеро Фенси (Piero Fenci) назвал «последним дыханием умирающей эпохи». Ветры перемен — борьба за гражданские права, студенческие митинги — едва начинали веять. Младший брат г-на Керри закончил эту школу одиннадцать лет спустя. Своими протестами в старших классах он и его одноклассники добились введения дополнительных стипендий и совместного обучения мальчиков и девочек.

Та же школа, в которую поступил г-н Керри, в некотором отношении больше соответствовала ее описанию из гневной листовки 1968 года, написанной классом его младшего брата: «Спонтанность, открытость, честность и веселье вообще не поощряются. Отношения часто основаны на самой жестокой конкуренции. На искренность часто отвечают цинизмом; и как заметил один из учителей «выразить кому-либо симпатию просто немыслимо».

Г-н Керри должен был сойти здесь за своего по многим причинам. Его мать была родом из одного из первых семейств, основавшихся в штате Массачусетс, а отец окончил школу Эндовер, Йель и юридический факультет Гарвардского университета. Тем не менее, все оказалось не так просто. Г-н Керри не был богат (его стипендию оплачивала двоюродная бабушка). Он не был республиканцем (его отец был страстным интернационалистом и убежденным либералом). Он не был протестантом (его воспитывали в римско-католической вере, и на проповедь ему приходилось ездить в город на такси).

Взросление по всем статьям

Мать г-на Керри, Розмари, была родом из двух старейших семейств Новой Англии. По материнской линии ее предками были Уинтропы (Winthrops), глава которых, Джон Уинтроп, принимал участие в основании Бостона в 1630 году. По линии отца она происходила из семейства Форбсов (Forbeses), которое стояло у истоков торговли с Китаем и имело обширные земельные владения в Кэйп Код (Cape Cod). Однако в семье Розмари, глава которой занимался международным бизнесом, было 11 детей, и ко времени, когда она повстречалась с молодым студентом Бостонского юридического колледжа по имени Ричард Дж. Керри накануне второй мировой войны, состояние ее семьи уже пришло в упадок.

Ричард Керри приехал на побережье Франции в провинцию Бретань в 1938 году для обучения на летних курсах моделирования морских судов. Семья Форбсов жила в доме на вершине холма неподалеку от местечка Сан-Бриак (St. Briac). Он полюбил Розмари Форбс, которая училась на курсах медсестер. Когда два года спустя Ричард Керри закончил юридический факультет Гарварда, в Европе началась война, и он поступил в армейскую авиацию летчиком-испытателем. Позже Розмари приехала к нему, они поженились, а за месяц до Перл Харбора у них появилась дочь Пегги.

Их второй ребенок, Джон Форбс Керри, родился 11 декабря 1943 года в Денвере, куда его отец был госпитализирован с туберкулезом.

После окончания войны Ричард Керри начал работать частным юристом. Его семья в то время жила в пригороде Бостона. Затем последовала работа в военно-морском флоте, а позже — в Госдепартаменте в Вашингтоне. В 1954 году он стал юрисконсультом дипломатической миссии США в оккупированном Берлине. Для Джона радость велосипедных гонок по разрушенному городу быстро сменилась более суровым испытанием: в 11 лет его отправили в школу-интернат в Швейцарии.

«Знаете, я, наверное, проплакал около трех недель», — рассказывал г-н Керри своему биографу Дугласу Бринкли (Douglas Brinkley). — «Я как щенок скулил по дому». На второй год обучения из-за скарлатины его поместили в карантин. Все это время его родители оставались в Берлине.

В прошлогоднем интервью г-н Керри делился своими воспоминаниями о такой ранней самостоятельной жизни вне дома. «Я скучал по своим родителям. Я ясно помню их отсутствие», — сказал он и сразу же быстро добавил, — «но я не злился на них. Я просто понимал, что они не могут поступить иначе. Тем не менее, мне не раз хотелось, чтобы они были рядом со мной».

«Но не все было так плохо», — добавил он. — «В то время я также научился быть очень независимым. Мне очень нравилось чувствовать себя независимым».

Уильям Дукас (William Ducas), руководитель отдела регулирования денежных операций из Бостона, другой бывший одноклассник г-на Керри, вспоминает о том, что ему было мало что известно о семье Джона.

«Когда учишься в такой школе, то обычно имеешь хорошее представление о семьях твоих друзей: откуда они родом, кто их сестры, обо всем их окружении», — говорит г-н Дуглас. — «Я знал Джона пять лет, но честное слово, но ничего не слышал о его семье. До меня доносились отрывочные сведения о большой бостонской семье, но эта сторона его жизни была покрыта полным мраком. Мы не знали, где он проводил летние каникулы или куда он отправлялся на Рождество».

По общим отзывам, Ричард Керри был серьезным, но тяжелым человеком; замкнутым, скрытным и, по словам сына, более склонным к обсуждению теорий и политики, чем семейных вопросов и людей. В своей опубликованной в 1990 году книге "The Star-Spangled Mirror", посвященной анализу внешней политики, Ричард Керри в словах благодарности не упомянул ни жену, ни детей. Вместо этого он написал: «Я предпочитаю не перечислять поименно всех членов моей семьи, которые оказали мне помощь в подготовке этой книги».

На самом деле, Ричард Керри прожил всю свою жизнь с мучительной раной: когда ему было 6 лет его отец, Фредерик А. Керри, иммигрант, застрелился в мужском туалете гостиницы Копли Плаза (Copley Plaza Hotel) в Бостоне, предположительно из-за краха его обувного бизнеса. Ричард никогда не говорил об этом вплоть до своей смерти в 2000 году. Осталось неясным, что он в действительности знал об этом.

Однако ясно, что хотя Джон Керри «всегда знал, что его дед застрелился», по словам представителя его предвыборной кампании Дэвида Уэйда, лишь в прошлом году газета The Boston Globe предоставила ему газетные вырезки 1921 года о смерти его деда. Из них он узнал, что его дед застрелился именно в той гостинице, где он сам проводил сборы средств на предвыборную кампанию и праздновал свои дни рождения.

Проведенное The Boston Globe расследование, принесло еще одно открытие: Фредерик Керри, урожденный Фриц Кох, родился в стране, называемой ныне Чешская Республика, в иудейской, а не католической семье.

«На меня это открытие оказало большое положительное влияние», — говорит г-н Керри. — «Оно заполнило пустоту, которая была в моем прошлом, некую темную дыру».

Ричард и Розмари Керри продолжали строить свою семью. Со временем у них появилась еще одна дочь, Диана, затем второй сын, Кэмерон, которого чаще звали Кэм. Семья переехала из Германии в Норвегию, где Ричард Керри стал руководителем политического отдела посольства США в Осло. В конце концов, он разочаровался в царившей вокруг него атмосфере бюрократизма и стяжательства, и покинул правительство, так и не достигнув своей цели дослужиться до должности посла.

По воспоминаниям брата, молодой Джон был лидером в семье. И даже если он не был силен в географии и пребывал в неведении относительно некоторых аспектов родового наследства, в нем ярко проявились многие другие семейные черты. Будучи учеником школы Святого Павла, г-н Керри организовал политический клуб, в котором обсуждались не история древнего мира или прошлые войны, а текущие события эры холодной войны, которые влияли на его собственную жизнь.

Выбранное им название клуба в полной мере воздало должное и его отцу-дипломату, и его деду, которого Джон никогда не знал. Он назвал клуб Обществом Джона Уинанта (John Winant Society) в честь своего любимого выпускника школы Святого Павла. Джон Уинант работал в школе преподавателем в двадцатые и тридцатые годы, позже стал губернатором штата Нью Хэмпшир, а при Франклине Д. Рузвельте, в самый разгар второй мировой войны, был назначен послом в Британию. После окончания войны он вернулся домой в Нью Хэмпшир, где в 1947 году покончил жизнь самоубийством.

Любознательность, энергичность, амбициозность

В 1956 году семья Керри, жившая в то время в Европе, решила отправить Джона в школу обратно в Соединенные Штаты. Он поступил в Фессенден (Fessenden), школу-интеранат для младших мальчиков в Вест Ньютоне, штат Массачусетс. Девизом этой школы было: «Labor omnia vincit» (Труд побеждает все). Через год Джон Керри поступил в школу-интернат Святого Петра, где, по его воспоминаниям, он был поначалу «мелким и низкорослым», а затем внезапно «вытянулся» до своего полного роста в 6 футов, 4 дюйма (190 см).

Ему нравились занятия спортом и пейзажи Новой Англии, но также он любил школьные занятия и внеклассные мероприятия. Он состоял членом Французского клуба «Le Cercle Francais», а также был членом редакции студенческой газеты «Пеликан», на страницах которой несколькими годами позже будет пробовать свои силы подающий надежды карикатурист Гарри Трюдо (Garry Trudeau). Г-н Керри был великолепным оратором и одержал победу в школьном конкурсе ораторского искусства. Еще он играл на бас-гитаре в группе Electras, на обложке альбома которой он был упомянут как «источник пульсирующего ритма, придающего потрясающую силу всем песням группы».

Про себя он говорил так: «Я относился к типу ремесленников, которые умеют делать множество различных дел, но ни в одном из них не добиваются выдающихся результатов».

Некоторые из его одноклассников и учителей рисуют более яркую и сложную картину. «Ни у кого другого не было столько любознательности и энергичности, как у Джона», — говорит Льюис Рутерфорд (Lewis Rutherfurd), венчурный финансист из Гонконга, который на последнем году учебы делил комнату с г-ном Керри. — «Он был чрезвычайно преданным и веселым другом».

Но, как сказзал г-н Рутерфорд: «В такой консервативной среде, чтобы слыть крутым, надо было скрывать свои амбиции. А Джон не был в этом силен».

Алан Холл, преподаватель английского языка, который консультировал Литературное Общество Concordian в последний год обучения г-на Керри, вспоминал, что еженедельные встречи клуба начинались с Clock Report. Это были «краткие изложения школьных новостей и последних событий в мире, называемые «отчетом текущих событий»: «Большинство учеников, назначаемых выступать по очереди, отделывались быстрым перечислением с полдюжины событий, переходили к чтению коротких рассказов или эссе и начинали обсуждать главное событие вечера — дебаты».

«Я помню, с каким энтузиазмом и умением он всегда представлял эти отчеты», — говорил г-н Холл. — «Не помню, чтобы он в своих выступлениях когда-либо шутил. Многих озадачивала его серьезность, открытость, активный интерес к противоборствам республиканцев и демократов, нищете в мире или профсоюзам. Я думаю, что для многих людей Джон был загадкой».

Во время прошлогоднего визита в школу г-н Керри сказал: «Именно здесь мне привили серьезное отношение к работе».

Среди республиканцев

Очень важным для г-на Керри наставником был Джон Уолкер (John Walker), первый в школе (и в то время единственный) черный преподаватель, прибывший в школу в тот же год, что и г-н Керри, и ставший впоследствии архиепископом в Вашингтоне. Г-н Уолкер открыл г-ну Керри мир гражданских прав и социальной справедливости, а тот помогал своему преподавателю учиться кататься на лыжах. Когда г-н Уолкер женился на молодой женщине из Коста-Рики, которая почти не говорила по-английски, г-н Керри с трудом для себя стал разговаривать с ней на испанском.

«Я помню, как мой муж постоянно говорил о Джоне», — вспоминает вдова епископа Мария. — «Он говорил, что Керри обязательно станет политиком — сенатором, конгрессменом или президентом».

К 1960 году любимым политиком г-на Керри стал Джон Ф. Кеннеди. В преддверие осенних выборов в школьном дискуссионном клубе он выступал от имени Кеннеди, а президент класса, Д. Ллойд Макдональд (D. Lloyd Macdonald), выступал в поддержку Ричарда М. Никсона. В аудитории, состоящей из подавляющего числа республиканцев, победу одержал Никсон, однако красноречие и амбициозность г-на Керри были бесспорны.

«Я хотел стать президентом Соединенных Штатов еще в 17 лет, но в этом возрасте никто в этом не признается», — рассказывает г-н Макдональд, который теперь работает юристом в Бостоне. — «В 1962 году, если ты хотел быть удостоен чего-либо, нельзя было обращаться к кому-то с просьбой, а тем более говорить, что ты этого заслуживаешь. Тогда надо было ждать поддержки и одобрения твоей кандидатуры. Думаю, это было очень сложно. Поэтому любые проблемы, которые были в то время у Джона, нужно рассматривать в контексте герметичной и искусственной среды, в которой мы тогда находились. Он жил там с 13 до 18 лет, первые два года не разрешалось покидать школу ни на один день, за исключением каникул».

Г-н Макдональд жестко возразил мнению, высказанному в выпуске The New Republic от 12 апреля, что, якобы, когда он провозгласил тост за выдающихся одноклассников на 40й годовщине выпуска, состоявшейся два года назад (г-н Керри не присутствовал на ней), зал отреагировал на имя Керри с явным недовольством. «Это абсолютная ложь», — заявил он.

Но даже лучший школьный друг г-на Керри, г-н Барбьеро, подтверждает, что старые юношеские разногласия все еще остаются. «Я пытаюсь организовать группу поддержки Джона из бывших одноклассников выпуска 62 года, и не могу сказать, что среди них много сторонников Джона».

Сам г-н Барбьеро — республиканец, который в 2000 году голосовал за Буша. Но только не в этот раз. Теперь он хочет, чтобы больше людей могли понять его старого друга также хорошо, как он понимает его.

«Я думаю, на людях не видно того, что я увидел в нем во время нашей первой встречи — то, что он многое пережил и что он легко ранимый человек. У него чрезвычайная чувствительность. Не думаю, что это видно в его политическом имидже. Иногда он закрывается, как будто ему никто не нужен. Но это не так».




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели

Женщина с самой большой искусственной грудью
Посетило:24970
Макси Маундс
Софи Лорен: Икона стиля
Посетило:6671
Софи Лорен
Ник Кейв. Биография
Посетило:13914
Ник Кейв

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history