Людибиографии, истории, факты, фотографии

Виктор Корчной

   /   

Viktor Korchnoy

   /
             
Фотография Виктор Корчной (photo Viktor Korchnoy)
   

День рождения: 23.03.1931 года
Возраст: 85 лет
Место рождения: Ленинград, Россия
Дата смерти: 06.06.2016 года
Место смерти: Волен, Швейцария

Гражданство: Россия

Я играл и выигрывал, куда от меня денешься?!

шахматист

Конечно же, Виктор Корчной – шахматный гений, четырехкратный чемпион СССР, победитель всемирных Олимпиад, претендент на мировую корону, но он, в первую очередь, стал символом нашего внутреннего противостояния советской системе. Он делал и говорил то, на что мы решиться не могли. Система отвечала "взаимностью". Но, странное дело, эта жестокая человеконенавистническая машина, танковыми гусеницами безжалостно давившая целые страны и народы, так и не смогла сломить неистового Виктора. В старательности и изобретательности ей не откажешь, но справиться с ним она так и не смогла.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

06.08.2005

Я принадлежу к поколению, выросшему на восхищении личностью Корчного. Восхищаться его шахматным творчеством я, к стыду своему, попросту не мог – не специалист. Но для советского человека эта фамилия, ставшая словом нарицательным, значила очень и очень много.

Виктор Корчной фотография
Виктор Корчной фотография

Конечно же, Виктор Корчной – шахматный гений, четырехкратный чемпион СССР, победитель всемирных Олимпиад, претендент на мировую корону, но он, в первую очередь, стал символом нашего внутреннего противостояния советской системе. Он делал и говорил то, на что мы решиться не могли. Система отвечала "взаимностью". Но, странное дело, эта жестокая человеконенавистническая машина, танковыми гусеницами безжалостно давившая целые страны и народы, так и не смогла сломить неистового Виктора. В старательности и изобретательности ей не откажешь, но справиться с ним она так и не смогла.

Реклама:

Словно открыто издеваясь, он привозил на свои матчи с членом ЦК ВЛКСМ таких же бунтарей из ненавистной советским властям польской "Солидарности". Коммунисты слюной заходились в бессильной злобе, но ничего не могли изменить. Вся мировая общественность, и не только спортивная, стояла за него насмерть. Слишком здорово он играл в свои шахматы, создавая за доской шедевры, которыми мир не готов был пожертвовать. Наверное, Виктор Львович прав. Он, в первую очередь, Шахматист. Все остальное для него вторично, он утверждает, что и боролся с государством только потому, что оно мешало ему играть. А он никак не мог без этой своей игры. И сегодня не может. И играет, играет так, что никому и в голову не придет пригласить Корчного на турнир "сеньоров" – так в шахматном мире уважительно называют ветеранов.

Он по-прежнему входит в число шахматных звезд первой величины. Не за старые заслуги, просто он продолжает выигрывать. У него, собственно говоря, выхода нет. Без шахмат он не может, а проигрывать не приучен. Да и поздно овладевать никчемной этой наукой.

Вот и приехав в Израиль, Корчной уверенно победил на турнире в Беэр-Шеве, протекавшем по швейцарской системе. Соперники годились ему в сыновья, а кое-кто – и во внуки, но все они далеко отстали.

- Виктор Львович, в 1983 году вы, по сути, благословили Каспарова на чемпионство. Это было продиктовано вашим отношением к Гарри, вашим видением тогдашней ситуации, или то была целенаправленная подготовка "карповского могильщика"?

- Очень трудный вопрос. Что значит "благословил"? Я вел в матче, а потом вдруг рассыпался. Когда я потом беседовал с людьми Карпова, они мне говорили, что у них сложилось впечатление, будто я умышленно сдал матч. А я вспоминал поединок в Мерано с Карповым. Это было что-то ужасное, что-то невероятное! Такое давление оказывалось на меня, такое творилось, как никогда прежде. По завершении поединка я заявил, что больше с Карповым играть не намерен никогда и ни при каких обстоятельствах! И вот мне кажется, что концовку матча с Каспаровым играл не я. Я понимал, что выигрывать поединок не имею права. Ведь тогда я выходил бы на Карпова, нарушая слово. Там был еще Смыслов, но роли это не играло, его можно было проходить. Как мне объяснили впоследствии знатоки психологии, я подсознательно проиграл матч Гарри.

- Вы сыграли с Карповым три матча, и каждый раз сталкивались с давлением советской системы. Вы считаете, что наиболее ощутимым оно было в Мерано? Мне-то казалось, что в Ленинграде, перед московским поединком, когда ваш почтовый ящик ежедневно был забит подметными антисемитскими письмами, когда вам тренироваться не давали…

Лучшие дня


'Американская Венера'
Посетило:95
Одри Мэнсон
Двадцать восемь лет в джунглях в одиночку
Посетило:85
Соити Ёкои
Елена Зленко
Посетило:82
Елена Зленко

- Просто в Мерано советская делегация опускалась до особенно низких гадостей и откровенной травли, было очень противно. А самый интересный-то матч был в Багио, там счет был 5:5 – в поединке до шести побед. Последнюю партию выиграл Карпов. Хочу подчеркнуть, что уступил я тогда отнюдь не нарочно – ни сознательно, ни бессознательно проигрывать я не хотел. Мои помощники тогда вопрошали Бога, почему он не позволил мне выиграть эту партию, а с ней и матч?.. Прошло 12 лет после Багио, и однажды Таль, который тогда уже готовился к смерти, готовился к встрече с Богом, зная, что неизлечимо болен, увидев меня, подошел и поведал интересные подробности – он ведь входил некогда в команду Карпова. Он сказал: "Мы все очень боялись тогда за вас. Потому что, если бы вы выиграли матч, вас бы физически уничтожили. К этому все было готово".

Повторяю: я не хотел проигрывать ту партию. Но, кажется, Бог позаботился о том, чтобы я еще играл в шахматы и демонстрировал людям свое искусство. Бог пожелал так, иначе моя человеческая жизнь была бы окончена.

- Виктор Львович, тогда было множество "кухонных диссидентов", тихо ненавидевших коммунизм, но были и реальные борцы с системой, был Сахаров, был, в конце концов, Солженицын. Но сфокусировалось все на вас…

- Правильно. Я думаю, что внес свою лепту в борьбу с почившей системой. В период, когда я бежал, согласно статистике было 43 тысячи невозвращенцев. Это относительно немного при 250 миллионах. Но они уезжали из Союза и как-то пропадали. А я вот не пропал, и обо мне вынуждены были постоянно рассказывать.

- Замалчивали даже таких невозвращенцев, как Михаил Барышников…

- А вот меня не смогли! Я играл и выигрывал, куда от меня денешься?!

- Виктор Львович, ваша профессиональная, сугубо шахматная подготовка серьезно пострадала от того, что советская шахматная федерация успешно препятствовала вашему участию в международных турнирах?

- В результате их деятельности я за 6-7 лет потерял 43 крупных международных турнира. Я думаю, что это сказалось на моей подготовке самым негативным образом.

- Присутствие в команде Карпова действующего шахматиста-практика масштаба Михаила Таля по тем временам было из ряда вон выходящим событием. Как вы думаете, экс-чемпион мира реально усилил Карпова, или это был еще один инструмент психологического давления на вас?

- Ну, там был не один Таль. В Мерано корреспондентом одной из газет числился Лев Полугаевский. Он, как мне рассказали, подготовил новинку, при помощи которой Карпов выиграл последнюю партию. Конечно, слово "этика" существовало среди шахматистов, но вряд ли – среди советских. Когда-то очень давно Петросян хотел, чтоб я поехал с ним в качестве тренера на его матч с Фишером в Буэнос-Айрес. А я отказался. И сказал в Спорткомитете, что я – участник отборочного цикла и это грубое нарушение спортивной этики. К тому же у Петросяна такой игровой стиль, что мне не хочется быть ответственным за пассивные ходы, которые он делает. На меня смотрели как на ненормального: человек не хочет за счет государства съездить в Буэнос-Айрес! Вот так они это понимали.

- Есть сейчас, по истечении времени, чувство гордости за то, что огромная, не имеющая аналогов в истории машина подавления и насилия сломала о вас зубы?

- Это звучит очень комплиментарно, я просто внес свой вклад. Я поставил семью под угрозу, мой сын тоже должен понимать, что и он внес свою лепту, отсидев два с половиной года в советской тюрьме. Да, мы испытываем чувство удовлетворения. Но я хочу подчеркнуть, что я не был диссидентом. Я бежал, чтобы продолжить свою шахматную жизнь. Мне навязали войну советские органы, а я выучил правила ведения войны и вынужденно вел ее.

- Питерские тренеры сыграли какую-то негативную роль в подготовке к московскому матчу? Фурман, Оснос…

- Фурман уже давно был взят Карповым на вооружение, и начиная с 1972 года он просто шпионил за мной, и я это знал. А Оснос был мне верен и исключительно хорошо работал, он оказал мне огромную помощь. Другое дело, что Карпову помогал весь Союз. Гроссмейстеров брали прямо с аэродрома и везли к нему, потому что у него какие-то проблемы возникали, то с французской защитой, то еще с чем-то. Там работали десятки людей. А ко мне попадали единицы, не боявшиеся выступать против властей, например Давид Бронштейн. Смыслов ко мне очень прилично относился, его даже послали на какой-то турнир, чтоб он мне не помог.

- Можно ли сравнивать сегодняшние компьютеризированные шахматы без дней доигрывания с игрой времен вашей молодости? И кажется ли мне, что ваше поколение в целом было все-таки крупнее и масштабнее нынешнего?

- Хочется сказать – да, но нет для этого явных оснований. Мне вообще кажется, что каждое поколение советских людей после 1937 года превосходит предыдущее. Уж больно там постарались. Но дело не в компьютерах. Я отметил, что люди, у которых пострадали отцы, становились в отношении власти ручными. Один из таких – известный журналист Александр Рошаль. Мою семью эта мельница каким-то чудом миновала.

- Мне почему-то кажется, Виктор Львович, что вы стали даже выискивать какие-то оправдания для ваших давних противников. Рошаль… Вы посетили недавно мемориал Петросяна, а ведь покойный немало вам причинил зла.

- Я думаю, это правда. Я, наверное, немного повзрослел. Я сейчас работаю над своей биографией, многое продумываю. Что же касается Петросяна… Я от него претерпел немало. В 1984 году был международный турнир в Таллине, где играл и Петросян, который вскоре умер. Уже зная о близкой смерти, Тигран подошел к ленинградскому журналисту Александру Геллеру и долго извинялся за все то, что причинил мне в жизни, просил мне это передать, что и было сделано. Поэтому я и готов был сыграть на турнире его памяти. Но любимый сын Петросяна – Вартан выступил категорически против и запретил мне участвовать.

- Как вы оцениваете роль знаменитого парапсихолога доктора Зухаря – участника карповской команды на матчах в Багио и Мерано?

- Он сыграл свою роль, хотя парапсихология тогда только развивалась, но он был классный специалист. Многие считали, что Зухарь опередил свое время. То, что было подвластно ему во время матча в Багио, другие парапсихологи освоили значительно позже. И, кстати, тоже сделали себе имя на шахматах. Вспомните, что творилось во время первого, московского еще матча Карпова с Каспаровым. У каждого была целая команда парапсихологов! Все это не красит шахматы и спорт в целом, но таковы реалии.

- Вы можете представить себя уставшим от шахмат?

- Да, это бывает, тогда нужно просто отдохнуть.

- А как вы отдыхаете?

- Заряжаю батареи энергии и честолюбия. Отвлечься нужно недели на две, не брать в руки шахмат. Люблю кататься на лыжах, даже квартиру купил на зимнем курорте. Много хожу пешком.

- В последние годы вы много пишете. Вот и сейчас выходит ваш двухтомник…

- Да. Один том – "Мои 55 партий белыми", другой – "Мои 55 партий черными". Имеются в виду – лучшие партии каждым цветом, выигранные. Надеюсь, что читателей это заинтересует.

- Я хотел спросить, Виктор Львович, работа над книгой для вас – дополнительная нагрузка? Вы ведь не детективы пишете и не любовные романы, оплачиваются такие произведения далеко не по максимуму, не лучше ли в коммерческом турнире сыграть?

- Вы правы, я пишу не ради денег. Я вижу в этом свой долг, свою, если хотите, обязанность, добровольно на себя взятую, перед молодыми шахматистами. Последний двухтомник – детальнейший и, смею надеяться, объективный авторский анализ, который и мне-то, как ни странно, иногда помогает отыскать какие-то новинки, а уж юным мастерам…

Иногда я чувствую, что надо передохнуть и отвлечься от работы над книгой. Но в принципе эта деятельность мне по душе. Я как бы остаюсь в шахматах, но без шумной атмосферы турнира. Такое "переключение" только помогает.

- Вы – религиозный человек?

- Я склонен быть религиозным, не соблюдая никаких обрядов. Мне кажется, что все люди, в судьбе которых многое может круто измениться в течение считанных мгновений – спортсмены, бизнесмены, – в той или иной степени религиозны.

-Здоровья вам, Гроссмейстер, и новых успехов!

Generic placeholder image
Сергей Бавли
Люблю исследовать биографии интересных людей
Корчной - настоящий полковник
Елисей 05.12.2008 11:22:43
Бог использует Корчного для того. чтобы указать антихристу свое место в этом мире. Виктор - значит победа! Я очень люблю этого человека. Мне очень хочется пожелать ему почитать Новый Завет в Библии. Вообще Виктор Львович Корчной по современным меркам- это человек библейского масштаба. ВИКТОР! (ПОБЕДА) ЛЬВОВИЧ! (ЛЕВ) КОРЧНОЙ! (КОРЧЕВАТЬ) Да здравствуют такие люди!




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Катерина Гечмен-Вальдек
Посетило:864
Катерина Гечмен-Вальдек
Мануфактур-советник
Посетило:375
Савва Морозов
Может ли кошка прожить 38 лет?
Посетило:321
Джейк Перри

Добавьте свою новость

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history