Skip to main content

АСТРАХАНСКИЙ ЗАГУЛ

Государевым указом
Все прошедшие вины
Атаману-вору Стеньке
С голытьбою прощены.

Откачнулся, разудалый,
Прочь от шаховой земли
И опять на Волгу сгрудил
Все суда и корабли.

Снова Стеньке с казаками
Вплоть до Дона вольный ход -
И до Астрахани Волгой
Он на Соколе плывет.

Вот и устье с камышами,
Святорусская земля;
Вон и башни зачернели
Астраханского кремля...

С каравана шум несется,
Песни, крики и пальба...
Дует свежая моряна
В парусовые зоба.

Вьются шали дорогие
На мачтовых деревах;
Снасти шелком перевиты,
Позолота на кормах...

А на пристани собрался
Астраханский вольный люд,
Машут шапками на Волгу,
Не расходятся и ждут.

Сходни брошены на берег;
Атаман вперед идет;
Перед соколом залетным
Расступается народ.

Да и есть чему дивиться:
Ворот золотом расшит,
На кудрях сибирский соболь,
На кафтане - аксамит.

А за ним толпою пестрой
Сходят царские стрельцы,
И низовые бурлаки,
И донские удальцы.

'Здравствуй, батюшка родимый! -
Все кричат, и стар и мал. -
Подобру ли поздорову?
Где, кормилец, пропадал?'

- 'На царя работал, братцы;
За святую бился Русь...
Вот опосле, время будет -
Здесь делами разберусь;

А теперь гулять приглянул!
Пей, народ, на Стенькин счет!..'
И с ватагою казацкой
Шумно городом идет.

Всех поит, не разбирая,
Государевым вином,
Серебро горстями мечет,
Стелет улицу сукном.

А бабье и девки ловят
От удалых нарасхват -
Бирюзу, цветные бусы,
И парчу, и кановат.

Словно город весь огулом
Стал царевым кабаком:
Только Стенька показался -
Всё по городу вверх дном.

С воеводой вместе ходит;
По кормленому плечу
Бьет рукой да шутки шутит:
'Не ворчи! Озолочу!'

А чего ворчать? Недаром
Воевода с ним в ладу:
Стенька будет посильнее
Воеводы в городу...

За Степаном - только свистни -
Колыхнется весь народ...
А кому охота биться
За царевых воевод?

НАСТАСЬИНА МОГИЛА

За Степановой за любой,
За Настасьей молодою,
Цельный месяц смерть ходила
Сухопутьем и водою;

Привязалась лютой скорбью,
Извела былую силу
И свела порой осенней
Прежде времени в могилу.

Сам Степан ножом булатным
На горе ей яму роет;
Ни души кругом, лишь ветер
В буераке воймя воет...

Чем приметить это место
Для того, чтоб видно было
С Волги, со степи, из лесу,
Где Настасьина могила?..

Как на грех везде всё пусто,
Только степь кругом да камень,
А вдоль Волги, по вершинам,
Зеленеющая рамень...

Чу! Скрипят колеса... Смотрит:
По дороге, воз за возом,
Со стеклом торговцы едут,
Видно, с ярмарки, обозом.

'Стой! Опрастывай живее!' -
Крикнул им Степан с кургана.
А Степан шутить не любит,-
Надо слушать атамана.

'Поворачивайся живо!
Подвози, вали всё в кучу!
Опрокидывай телеги,
Выноси товар на кручу!'

И с утра до темной ночи
Выл кругом лишь ветер вольный
Да над Настиной могилой
Раздавался звон стекольный.

'Вот вам денег за работу,
Поделите да и с богом!
Чур, не вместе поезжайте,
А по разным по дорогам!

Вы ведь, резанцы да воры,
Только этим и живете,
Из-за стертого алтына
Брату горло перервете!

Если спросят, где достали,
Говорите, что отрыли
Этот клад в лесной трущобе,
На Настасьиной могиле!'

В ЖИГУЛИ!

'...Эй, ребята, вверх поутру
Две посудины прошли, -
Что здесь даром заживаться,
Перекинем в Жигули!..'
И с удалыми гребцами
По разливу вешних вод
Стенька Разин на охоту
В легкой лодочке плывет...
Знай ныряй между кустами
Да поталкивай веслом
Застоявшийся в затоне
Прошлогодний бурелом...
Впереди река - что море,
А вдоль берега реки
Разметались на приволье
Рудо-желтые пески...
Видно, спешная работа:
Под рулем струи кипят,
Тихий говор раздается,
Да уключины скрипят...
Вот смолою потянуло,
Показались Жигули;
Сосен темные вершины
Обозначились вдали...
Справа, слева обступают,
Смотрят с берега леса, -
Не шелохнется без ветра
Их зеленая краса...
'Ну, - кричит Степан, - дружнее!
Весла в воду, песни в ход!
Ночку, братцы, погуляем,
А наутро - чья возьмет!..
Попытаем в буераке,
Порасспросим у реки:
Не дадут ли нам подачу
С каравана бурлаки!..
До зари бы только, братцы,
К Молодецкому поспеть,
А теперь - что все примолкли,
Станем лучше песни петь!..'
Атаман тряхнул кудрями,
Сам ногою встал на край:
'Нам без песни неповадно...
Эй, ты, Федька, начинай!..'
Удалая песня разом
Вдруг откуда ни взялась,
И река от этой песни
Словно шире раздалась...
Месяц всплыл - красен и светел,
Ветер с Волги потянул;
Песне темный бор ответил,
Разнося далеко гул...
Да и где родиться песням,
Как не здесь - у этих гор,
Под удары дружных весел
Выбиваясь на простор.

СУД

Не для торгу едет Стенька
И не шуточки шутить -
Сбил он всех казаков вольных
Город Астрахань громить:

Выручать соболью шубу
К воеводе он плывет, -
Ночью к стенам подступает,
К утру приступом берет.

Все по городу в тревоге;
Воевода на коне, -
Пушкарей, людей служилых
Расставляет по стене.

Просит он стрельцов царевых,
Городскую просит рать
За святую божью церковь
И за правду постоять...

'Тяжело стучат пищали;
Бьют во все колокола,
Трубят... Мгла пороховая
Стены все заволокла...

Вдруг негаданно-нежданно
От Пречистенских ворот -
С тылу - шум несется, крики,
И бросается народ...

'Бей, ребята!..' Самопалов
Раздается трескотня;
Всё смешалось, побежало, -
Воевода сбит с коня.

Горожане, побогаче,
Разметались по церквам;
Вдоль по улицам широким -
Звон оружия и гам...

Вот пробит ясак на сдачу -
Пять ударов... Город сдан,
И на площади соборной
Показался атаман.

Шапка набок у Степана,
Раскраснелося лицо;
Аргамак под атаманом
Выгибается в кольцо.

'Ну, ребята! Где ваш ворог?
Подавай его сюда, -
Мы его теперь рассудим
Прежде страшного суда!'

Воеводу из собора
На ковре к нему несут;
У собора, под раскатом,
Стенька правит скорый суд.

Круг казачий в полном сборе;
Все ругаются, галдят:
'Что с ним, вором, время тратить?
Пусть попробует раскат!'

'Собирайся, - молвит Стенька, -
Близок твой последний час!
Показать тебя народу
Поведу в остальный раз...'

Подхватил рукой и тащит
Воеводу за собой:
'Покорись, собака, лучше!..'
Тот мотает головой.

С перепугу воевода
Стал белее полотна;
А Степан ведет на вышку -
Показались у окна, -

Наклонился к воеводе,
Что-то на ухо шепнул,
Показал рукой на город,
Размахнулся и - толкнул:

'Вот так сокол-воевода!
Полетать охота есть.
Полетел - да, вишь, на горе
Не умеет наземь сесть!'

ЗАЗНОБА

По посаду городскому,
Мимо рубленых хором,
Ходит Стенька кажный вечер
Переряженный купцом.

Зазнобила атамана,
Отучила ото сна
Раскрасавица Алена,
Чужемужняя жена.

Муж сидит в ряду гостином
Да алтынам счет ведет,
А жена одна скучает,
Тонко кружева плетет.

Стенька ходит, речь заводит,
Не скупится на слова;
У Алены сердце бьется,
Не плетутся кружева.

'Полюбилась мне ты сразу,
Раскрасавица моя!
Либо лаской, либо силой,
А тебя добуду я!

Не удержат ретивого
Ни запоры, ни замки...
Люб тебе я али не люб?
Говори мне напрямки!'

На груди ее высокой
Так и ходят ходенем
Перекатный крупный жемчуг
С золотистым янтарем.

Что ей молвить?.. Совесть зазрит
Слушать льстивые слова,
Страхом за сердце хватает,
Как в тумане голова....

'Уходи скорей отсюда! -
- Шепчет молодцу она. -
Неравно старик вернется...
Чай, я - мужняя жена...

Нешто можно?' - 'Эх, голубка,
Чем пугать меня нашла!..
Мне своей башки не жалко,
А его - куда ни шла!

Коль от дома прочь гоняешь,
Забеги через зады
В переулок, где разбиты
Виноградные сады...

Выйдешь, что ли?' - 'Неуемный!
Говорю тебе - уйди!
Не гляди так смело в очи,
В грех великий не вводи!..'

- 'Ну, коль этак, - молвит Стенька, -
Так на чью-нибудь беду
Я непрошеный сегодня
Ночью сам к тебе приду'.

Отошел, остановился,
Глянул раз, пообождал,
Шапку на ухе поправил,
Поклонился и пропал...

Плохо спится молодице;
Полночь близко... Чу!.. Сквозь сон
Половица заскрипела...
Неужли же это он?

Не успела 'ах' промолвить,
Кто-то за руки берет;
Горячо в уста целует,
К ретивому крепко жмет...

'Что ты делаешь, разбойник?
Ну проснется, закричит!..'
- 'Закричит, так жив не будет...
Пусть-ка лучше помолчит.

Не ошиблась ты словечком, -
Что вводить тебя в обман:
Не купец - казак я вольный,
Стенька Разин - атаман!

Город Астрахань проведать
Завернул я по пути,
Чтоб с тобой, моя голубка,
Только ночку провести!

Ловко Стеньку ты поймала!
Так держи его смотри,
Белых рук не разнимая,
Вплоть до утренней зари!..'

Из-за острова на стрежень,
На простор речной волны
Выбегают расписные,
Острогрудые челны.

На переднем Стенька Разин,
Обнявшись с своей княжной,
Свадьбу новую справляет
И веселый и хмельной.

А княжна, склонивши очи,
Ни жива и ни мертва,
Робко слушает хмельные,
Неразумные слова.

'Ничего не пожалею!
Буйну голову отдам!' -
Раздается по окрестным...
Берегам и островам.

'Ишь ты, братцы, атаман-то
Нас на бабу променял!
Ночку с нею повозился -
Сам наутро бабой стал...

Ошалел...' Насмешки, шепот
Слышит пьяный атаман -
Персиянки полоненной
Крепче обнял полный стан;

Гневно кровью налилися
Атамановы глаза,
Брови черные нависли,
Собирается гроза.

'Эх, кормилица родная,
Волга, матушка-река!
Не видала ты подарков
0т донского казака!..

Чтобы не было зазорно
Перед вольными людьми,
Перед вольною рекою, -
На, кормилица... возьми!'

Мощным взмахом поднимает
Полоненную княжну
И, не глядя, прочь кидает
В набежавшую волну...

'Что затихли, удалые?..
Эй ты, Фролка-черт, пляши!..
Грянь, ребята, хоровую
За помин ее души!..'

В ОСТРОГЕ

Уж как заперли Степана
В белый каменный острог,
В белый каменный острог,
Под висячий под замок.

Он и первый день помешкал,
И другой день погодил,
А на третий на денечек
Разудалым говорил:

'Не пора ли нам, товарищи,
На Волгу на реку,
Что на Волгу на реку,
Ко цареву кабаку?'

Говорил он эти речи,
А сам уголь в руку брал,
А сам уголь в руку брал,
Легку лодочку писал.

'Вы подайте-ка, товарищи,
Водицы мне испить,
Что водицы ли испить,
Да лиху беду избыть!'

Принесёну воду не пил,
Ковшик на стену плескал,
Ковшик на стену плескал,
Громким голосом вскричал:

'Приударьте-ка, ребята,
Удалые молодцы,
Удалые молодцы,
Понизовые гребцы!'

Не успел он слова молвить -
Очутились на реке,
Что на Волге на реке,
В разукрашенном стружке.

На корме ли сам хозяин
Усмехается стоит,
Усмехается стоит,
Товарищам говорит:

'Ночесь крепко мне спалося,
Братцы, сон я увидал -
Будто царский воевода
Стеньку Разина поймал!'

К ВОЛГЕ

Тебе несу стихи, река моя родная,
Они - навеяны и созданы тобой -
Мелькали предо мной, окраскою сверкая,
Как рыбки вольные сверкают чешуей.
Простор песков твоих, лесов живые краски,
Разливы вешние ликующей воды
И темных Жигулей предания и сказки
На них оставили заметные следы.
Я вырос близ тебя, среди твоей природы;
На берегах твоих я речь свою ковал
В затишье вечеров и в шуме непогоды,
Когда, сердитая, ты разгоняла вал...
И я не позабыл, живя с тобой в разлуке,
Разбега мощного твоей живой волны
И вот несу тебе мятежных песен звуки,
Ты навевала их, тобой они полны!..

АННАБЕЛЬ-ЛИ

Многие, многие годы назад,
У моря родной мне земли,
Жила одна девушка, звали ее
Красавицей Аннабель-Ли,
И, кроме любви, ни о чем
И думать мы с ней не могли.

Оба мы были простыми детьми,
Детьми той приморской земли;
Но выше земной была эта любовь,
Любовь к моей Аннабель-Ли, -
Настолько, что даже завидовать ей
И ангелы в небе могли!

Многие, многие годы назад
Осенние тучи пришли,
И ветром холодным убили они
Красавицу Аннабель-Ли.
Родные зарыли в могилу ее
У моря родной ей земли.

Знаю - завидовать нашей любви
И ангелы в небе могли!
И вот же причина (про то говорят
Все люди приморской земли),
Что ветер осенний унес от меня
Красавицу Аннабель-Ли.

Да, наша любовь была выше земной!
Не мудрые так не могли, -
И кто разлучит ее душу со мной?
Ни ангелы неба, ни духи земли -
Не в силах никто меня с ней разлучить,
С любимой Аннабель-Ли!

Мне при свете луны в душу крадутся сны
О красавице Аннабель-Ли;
И в мерцаньи ночей вижу свет я очей
Дорогой моей Аннабель-Ли...
Я расстаться с моей дорогой не могу
И всю ночь провожу на морском берегу,
На могиле родной мне земли,
Возле Аннабель-Ли.

История в фотографиях (64)

33

Первая Всемирная выставка ХХ века. Париж. Франция. 1900г. Павильон СССР на Всемирной технологической выставке EXPO-70, Осака 1970 год. ...

Гарик Харламов высмеял убранство дома начальника ГИБДД в целой серии снимков

232

Резидент Comedy Club Гарик Харламов высмеял на своей странице в Инстаграм убранство роскошного особняка начальника ГИБДД Алексея Сафронова, который был задержан по подозрению в коррупции. ...

Роскошный дом начальника ГИБДД

236

Стало известно о задержании начальника управления ГИБДД Ставропольского края Алексея Сафонова и его подчиненных по делу об организации преступного сообщества.
Фотографии особняка, в котором жил задер...

История в фотографиях (63)

277

Pink Floyd, Париж, 1969 год. Джон Леннон и его знаменитый Rolls-Royce Phantom V. 1967 год. Майкл Джордан играет в баскетбол против Майкла Джексона, США, 1992 год. Патрик Суэйзи, Кэтрин Бигелоу и Киану...