Платон Лебедев. Фото Коммерсантъ, Александр Петросян