Людибиографии, истории, факты, фотографии

Альфред Виктор Редль

   /   

Alfred Redl

   /
             
Фотография Альфред Виктор Редль (photo Alfred Redl)
   

День рождения: 14.03.1864 года
Возраст: 49 лет
Место рождения: Львов, Россия
Дата смерти: 26.05.1913 года
Место смерти: Вена, Италия

Гражданство: Россия

Правда о полковнике Редле

Австрийский офицер контрразведки, начальник агентурного отделения разведывательного бюро генерального штаба, полковник

Личность и дела Редля обросли большим количеством самых невероятных легенд

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

30.05.2007

«Человек он лукавый…»

СЫН небогатого железнодорожного служащего из Лемберга (Львова) Альфред Редль с детства отличался разносторонними способностями, особенно к изучению иностранных языков. Лемберг был городом многонациональным, поэтому ежедневное общение с разноязыкими людьми стало для юного Альфреда делом обыденным. Мальчик буквально на ходу ловил и запоминал незнакомую ему речь многих земляков, среди которых присутствовали австрийцы, немцы, поляки, украинцы. Когда Редлю исполнилось 15 лет, родители устроили сына в лембергский кадетский корпус.

Реклама:

По окончании его Альфред поступил в офицерское училище и окончил его в числе лучших, обнаружив большие способности к языкам. Лингвистические дарования лейтенанта Редля заинтересовали кадровиков генерального штаба, и он получил сюда назначение.

Альфред Виктор Редль фотография
Альфред Виктор Редль фотография

В 1900 году капитана генерального штаба Редля командируют для изучения русского языка (а также стажировки в качестве разведчика) в Россию. Около года он пребывает в военном училище в Казани. В свободное от службы время Альфред не скучает. Он ведет светский образ жизни, усердно посещая офицерские пирушки и балы, которые в его часть дают военные и гражданские. В этот период некий сотрудник центрального аппарата русской разведки составляет на австро-венгерского капитана следующую характеристику: «Человек он лукавый, замкнутый в себе, сосредоточенный, работоспособный. Склад ума — мелочный, вся наружность — слащавая. Речь сладкая, мягкая, угодливая. Движения рассчитанные, медленные. Любит повеселиться…»

«Из личных симпатий к россиянам…»

ПРОЦИТИРОВАННЫЙ нами документ получил в свое распоряжение полковник Батюшин, в обязанности которого входила организация работы спецслужбы по Австро-Венгрии. Батюшину было рекомендовано «продолжить изучение для привлечения к тайному сотрудничеству капитана Редля, который к тому времени прочно закрепился в русском отделе австро-венгерской военной разведки», говорится в первом томе «Очерков истории российской внешней разведки».

Николай Степанович успешно выполнил поручение, исходившее из Петербурга. Он направил в Вену одного из лучших специалистов по вербовке агентуры (по некоторым данным, это был полковник Владимир Христофорович Рооп), снабдив сведениями о личности Редля, большой суммой денег в австрийской валюте, а также подробной инструкцией по зашифровыванию этого источника информации и способах поддержания связи с ним.

Редль согласился на тайное сотрудничество с российской внешней разведкой, надо думать, не с легким сердцем, поскольку сам занимался шпионажем и контршпионажем и хорошо отдавал себе отчет, в какое дело ввязывается. Тем не менее он заявил вербовщику, что готов помогать России «из личных симпатий к россиянам», среди которых у него «осталось в Казани много прекрасных и душевных друзей».

Лучшие дня



Посетило:227
Елена  Турбал

Посетило:186
Анна Саливанчук

Посетило:168
Вячеслав Довженко

Разумеется, и сумма, переданная Редлю при первой встрече, не могла не произвести на него сильного впечатления: она в десять раз превышала годовой оклад офицера-генштабиста. Стоит заметить, что из истории спецслужб хорошо известно: многие ценные агенты, как, например, Олдрич Эймс уже в наши годы, «сгорели», не сумев должным образом легализовать свои «левые» доходы от сотрудничества с иностранной спецслужбой. А вот Батюшин помог Редлю создать убедительную легенду причин того, как он превратился в состоятельного человека. Альфреду было послано извещение о кончине некоей женщины, завещавшей ему внушительное наследство, потому что она якобы приходилась дальней родственницей.

Внезапно разбогатев, Редль приобретает репутацию беспечного повесы и мота, любителя «сладкой жизни», готового прожигать в легкомысленной компании свободные деньги и время. Разумеется, огромные расходы счастливого «наследника» оплачивались из российской казны. Зато такой образ жизни давал агенту большие возможности для заведения полезных знакомств в высших кругах венского общества. Редль приглашал к себе на «мальчишники» высокопоставленных офицеров, которые за бокалом вина нередко выбалтывали ценную информацию. Одним из таких богатых сведениями источников стал для Альфреда гвардейский офицер Хоринка, регулярно снабжавший своего «беспутного» друга секретными материалами. В качестве благодарности Редль подарил гвардейцу роскошный автомобиль «Даймлер» из собственного гаража…

Руководя работой Редля, Батюшин, разумеется, ни на день не упускал из виду необходимость укрепления служебного положения своего подопечного. Поэтому австрийскому контрразведчику были предоставлены данные на нескольких малоценных, да к тому же еще и подозреваемых в двурушничестве агентов из числа австрийцев, о разоблачении которых тот отрапортовал своему начальству, представив их поимку результатом собственных усилий.

Неудивительно, что Редль очень понравился своими методами и усердием руководителю австро-венгерской военной разведки барону Гизлю фон Гизлингену. До такой степени, что тот назначил произведенного в полковники Альфреда начальником агентурного отдела «Кundschaftsstelle» (сокращенно KS), входившего в разведывательное бюро генерального штаба и занимавшегося контршпионажем. Главное «достижение» Редля заключалось в том, что он добывал, как писалось впоследствии, «уникальные секретные документы русской армии». Разумеется, эти бумаги не были подлинными — они готовились в статистическом отделе генерал-квартирмейстерской части Главного штаба в Санкт-Петербурге, а затем доставлялись в Варшаву. Специальный курьер от полковника Батюшина провозил их через границу и встречался с Редлем. Так был налажен важный канал дезинформации, благодаря которому австро-венгерское командование накануне Первой мировой войны оказалось введено в заблуждение по многим интересовавшим его вопросам.

Зато встречные документы, поступавшие от австрийского контрразведчика в Россию, никаких сомнений в подлинности не вызывали. Особенно возрос поток архиважных информационных материалов от Редля, когда генерала фон Гизлингена назначили командиром 8-го армейского корпуса, дислоцированного в Чехии, и тот забрал Альфреда в Прагу начальником корпусного штаба.

Покинув Вену, Редль, разумеется, не прервал свои дружеские отношения со многими здешними высокопоставленными офицерами и генералами, от которых продолжал получать важную информацию. Наоборот, поступавшие из Варшавы от полковника Батюшина ориентировки нацеливали его всячески расширять сеть собственных источников. Среди них оказались, например, братья Ядрич, хорваты по национальности. Оба сделали неплохую карьеру в императорской армии (старший из братьев, полковник, служил в генштабе, младший был воспитателем в венском кадетском корпусе, где обучались дети военной элиты), но симпатизировали России и русским. От Ядричей Петербург получил планы новейших крепостей на австро-русской границе, укрепленных районов Львова и Кракова, всей военной инфраструктуры приграничья.

«Выдал России огромное количество копий документов…»

ПОЛКОВНИК Ядрич-старший дружил с сыном начальника австро-венгерского генштаба Конрада фон Гетцендорфа и важные сведения, уходившие затем к Редлю и далее к Батюшину, получал непосредственно от этой важной персоны. Более того, чины австрийской контрразведки, производившие впоследствии обыск в доме фон Гетцендорфа-младшего, испытали шок, обнаружив в тайнике помимо секретных бумаг, подготовленных для передачи за рубеж, русский паспорт, выписанный на имя этого австрийского офицера. Там же была найдена большая сумма денег. По некоторым данным, фон Гетцендорф-младший получил из Петербурга через Редля и Ядрича не менее 150 тысяч крон.

А что ценного передал российскому Генштабу сам Редль? Английский исследователь Эдвин Вудхол утверждает, что тот «выдал России огромное количество копий документов»: кодов, фотографий, мобилизационных и оперативных планов, секретных приказов по армии, докладов о состоянии шоссейных и железных дорог, описаний образцов военного оборудования и т. п. Самыми ценными из этих материалов Вудхол считает мобилизационные планы развертывания австро-венгерских вооруженных сил в случае войны с Россией и Сербией, в которых «были указаны все подробности, вплоть до последнего человека и до последней пушки; способ передвижения необходимых сил, расположение одних единиц, мобилизация других; в каких пунктах произойдет атака на Сербию…» Все это было подробно изложено, говорит Вудхол, в таблицах, схемах, чертежах, картах, «это был шедевр генерального штаба австро-венгерской армии». К этому стоит добавить, что использование Сербией полученной от Редля русской разведкой информации очень помогло ей, имея малочисленную армию, трижды успешно отразить нападения австро-венгров, нанося по ним встречные удары.

«Хотя его ожидала блестящая карьера…»

УВЫ, рано или поздно, но карьере любого агента наступает конец. 26 мая 1913 года, то есть совсем незадолго до начала Первой мировой войны, газеты Австро-Венгрии поместили сообщение о неожиданном самоубийстве полковника Редля, «хотя его ожидала блестящая карьера». Далее говорилось о предстоящих торжественных похоронах.

Провал талантливого информатора случился из-за уловки, им же самим и придуманной. Еще в начале своей деятельности на контрразведывательном поприще Редль организовал в Вене «черный кабинет» для перлюстрации почтовой корреспонденции. Все письма из-за рубежа вскрывались и прочитывались, и в подозрительных случаях почтовый чиновник при появлении адресата потайным звонком вызывал шпиков. Так случилось и на венском почтамте с письмом на имя некоего господина Ницетаса, в которое было вложено 7 тысяч крон, причем отправление не было заявлено как ценное. Филеры, отправившиеся за «Ницетасом», установили, что это не кто иной, как сам полковник Редль.

Неужели Батюшин столь примитивным способом отправлял гонорары своему информатору? В это верится с трудом, а достоверных данных история для нас не сохранила. Как бы то ни было, но ночью в дорогой номер венского отеля «Кломзер», где находился Редль, ворвалась группа офицеров во главе с начальником контрразведки Максимилианом Ронге, рассказавшим впоследствии свою версию этих событий в мемуарах.

«Я знаю, зачем вы пришли, — по словам Ронге, заявил им Редль. — Я погубил свою жизнь и теперь пишу прощальные письма…»

На вопросы офицеров о сообщниках Альфред ответил, что таковых у него не было, а все необходимые доказательства его измены они найдут в его доме в Праге. Ему оставили револьвер и на минуту вышли из номера. Когда контрразведчики вернулись, полковник был уже мертв…

Generic placeholder image
Александр Вайс
Люблю исследовать биографии интересных людей




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Зоркое око матери
Посетило:411
Александра Радди
Александр Куренков
Посетило:968
Александр Куренков
Первый секс-символ Страны советов
Посетило:483
Наталья Селезнева

Добавьте свою новость

Здесь
history