Людибиографии, истории, факты, фотографии

Алексей Благовещенский

   /   

Aleksej Blagoveshenskij

   /
             
Фотография Алексей Благовещенский (photo Aleksej Blagoveshenskij)
   

День рождения: 18.10.1909 года
Место рождения: Брест-Литовск, Россия
Дата смерти: 24.05.1994 года
Россия
Возраст: 84 года

Гражданство: Россия

Биография

летчик, ведущим конструктор, Герои народно - освободительной войны в Китае

Герой Советского Союза (14.11.38). Награжден двумя орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, тремя орденами Красного Знамени, орденами Суворова 2-й степени, Кутузова 2-й степени, Богдана Хмельницкого 2-й степени, двумя орденами Отечественной Войны 1-й степени, двумя орденами Красной Звезды, медалями.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

03.04.2007

Родился в семье железнодорожника. Белорус. В 1927 г. окончил Курский промышленно-экономический техникум.

Алексей Благовещенский фотография
Алексей Благовещенский фотография

В РККА с 1927 г. В 1928 г. окончил Ленинградскую военно-теоретическую школу ВВС, а затем 2-ю ВШЛ КВФ в Борисоглебске. Служил в строевых частях ВВС в Брянске, а с 1933 г. – в ВВС Тихоокеанского флота.

Реклама:

В 1936 г. за успехи в боевой, политической и технической подготовке был награжден орденом Красной Звезды.

В сентябре - декабре 1937 гг. – летчик-испытатель НИИ ВВС. Участвовал в испытаниях истребителей И-15 и И-16.

Участвовал в национально-освободительной войне в Китае с 5.12.37 г. по 10.08.38 г. Командовал эскадрильей, а затем – истребительной авиагруппой. Совершил 117 боевых вылетов на истребителях И-15 и И-16 (боевой налёт – 125 часов), провёл около 40 воздушных боёв (из них 2 – ночных), в которых сбил лично 7 и в составе группы 16 самолётов противника. Награжден орденом Красного Знамени, а также китайским орденом.

К концу 1937 г. китайская авиация, понесшая серьезные потери, по существу, утратила свое значение. Это сразу же начало сказываться на состоянии фронта и тыла. Японские бомбардировщики получили возможность безнаказанно совершать налеты на китайскую территорию. Они бомбили мирное население, беженцев, медицинские и культурные учреждения. Часто совершались налеты на районы, далеко отстоявшие от линии фронта. От бомбардировок особенно страдали крупные города. Зажигательные бомбы вызывали многочисленные пожары, и люди гибли тысячами в огне. Японская авиация буквально деморализовала население и войска.

Уступая настойчивым просьбам китайского руководства, советское правительство приняло решение об отправке в Китай самолетов и военных специалистов.

К 21.10.37 г. для дальнейшего следования в Китай в Алма-Ату съехалось 447 человек - летчики, авиатехники, радисты, метеорологи, шоферы, инженеры, рабочие бригад по сборке самолетов, врачи.

Лучшие дня

Моника Беллуччи: «Я обычная женщина, заслуживающая счастья»
Посетило:3876
Моника Беллуччи
«Смертельный» полет на дельтаплане
Посетило:1994
Крис Гурски
Лиль Даговер
Посетило:1706
Лиль Даговер

Уже сам перелет в Китай, часто сопряженный с риском для жизни, был серьезным испытанием воли и мужества наших лётчиков. Трасса проходила через пустынные и гористые районы Северо-Западного Китая. Промежуточные аэродромы не были приспособлены для приема бомбардировщиков СБ, полностью отсутствовала связь, не было сведений о метеорологических условиях. А ведь наши самолеты шли по маршруту, перегруженные боеприпасами и людьми, и малейшая ошибка могла привести к тяжелым последствиям.

Еще большие трудности ожидали наших летчиков в Китае. Им пришлось воевать в незнакомой и сложной обстановке. Противник на первых порах имел подавляющее численное преимущество. Китайцы располагали ограниченным числом аэродромов, к тому же малопригодных для базирования современных самолетов. Через разветвленную шпионскую сеть японцы имели возможность получать срочную информацию о наличии советских самолетов на тех или иных аэродромах и нападать на них в самый выгодный момент. Это обстоятельство усугублялось отсутствием надежной противовоздушной обороны, а также средств связи, ремонтной базы, нехваткой обслуживающего персонала.

Эскадрилья под командованием капитана Благовещенского прибыла в Китай тремя группами в конце 1937 - начале 1938 гг. Истребители И-15 транспортировали на автомашинах до Хами (провинция Синьцзян), их собирали, облетывали и затем воздушным путем переправляли в Ланьчжоу. После падения Нанкина центрами базирования советской авиации в Китае стали Ханькоу и Наньчан.

Японское командование по разведывательным каналам получило донесение о новом пополнении китайских ВВС, решило, используя внезапность, ударить одновременно по всем аэродромам. Китайцы проявили благодушие, предположение наших советников подготовиться к возможному налету японцев оставили без внимания. Но Благовещенский на своем аэродроме приказал рассредоточить самолеты, подготовить их к взлету со стоянки. Проведя инструктаж прибывших летчиков, создав боевые расчеты, он не ушел спать, а, отобрав самых подготовленных летчиков, занял место в кабине истребителя.

В то утро японская авиация весьма ощутимо потрепала китайские войска. Не было потерь лишь у предусмотрительного Благовещенского.

18.02.38 г. он сбил командира группы истребителей, оказавшегося известным асом, одним из «непобедимых королей воздуха». Как шутили летчики - «снял с него корону, вместе с головой». Был ранен.

Рассказывает генерал-полковник авиации Рытов: «На второй же день, получив с постов наблюдения сведения о появлении самолетов противника, группа наших истребителей во главе с Благовещенским вылетела им навстречу. Накануне, основываясь на опыте боев в Испании, Рычагов подчеркнул, что ничто так не ошеломляет противника, как внезапность.

Все было разработано детально: маршрут полета, тактика боя, способы взаимной поддержки и выручки. Чтобы не обнаружить себя до времени, самолеты должны были идти над малонаселенной местностью.

В районе предполагаемой встречи следовало быстро развернуться и ударить со стороны солнца в хвост японской колонны. Причем истребителям рекомендовалось идти не общим строем, как практиковалось до этого, а небольшими группами в несколько ярусов.

Этот замысел блестяще оправдал себя. Атака получилась внезапной. Специально выделенная группа летчиков связала боем истребителей сопровождения противника, остальные ринулись на бомбардировщиков. Бой с самого начала принял стремительный, маневренный характер. Не выдержав удара, японские бомбовозы побросали груз куда попало и повернули обратно...

Японцы потеряли в этот день 15 бомбардировщиков и 4 истребителя. 2 наших самолета тоже были подбиты, но летчики выпрыгнули с парашютами и к вечеру прибыли в свою часть.

Алексею Сергеевичу Благовещенскому довелось драться в этом бою с лидером японских истребителей. Вдоль фюзеляжа самолета самурайского аса тянулись красные полосы. Благовещенский сразу же обратил на них внимание и, не раздумывая, атаковал размалеванного хищника. Однако тот сумел сманеврировать, уклониться от прицельной очереди из пулемета. Сделав разворот, он сам пошел в атаку. Ему, видимо, хотелось ударить по Благовещенскому сзади. Но наш летчик был начеку. Выполнив крутой вираж, он описал в небе кривую и точно вышел в хвост флагману. Позиция оказалась благоприятной. Короткая очередь вспорола обшивку неприятельского истребителя, но он продолжал держаться в воздухе.

Японские летчики, заметив, что их ведущий в беде, кинулись на помощь. Теперь пришлось защищаться Благовещенскому и на время отступить от полосатой машины. Двое наших товарищей отсекли огнем японцев, теснивших Алексея Сергеевича.

- Такая меня досада взяла, - рассказывал потом Благовещенский, - что я готов был винтом рубануть полосатого дьявола. Дважды по нему стрелял, а он живой. Улучив момент, когда мы снова оказались один на один, я бросился на лидера сверху, сбоку и выпустил весь оставшийся боезапас. Очередь пришлась по кабине.

Благовещенский проследил, как тот, круто планируя, снизился над квадратами залитого водой рисового поля и при посадке перевернулся вверх колесами.

Под вечер мы с врачом приехали к месту падения японского самолета. Сквозь остекление кабины увидели мертвого японского летчика. Он висел на привязных ремнях вниз головой.

На следующий день в японских газетах в траурной рамке был опубликован портрет сбитого аса и подробной описание его былых заслуг.

Благовещенский тоже пострадал в этом бою. Пуля чиркнула его в левый бок. Разбитой оказалась и приборная доска. Спасла Алексея Сергеевича бронеспинка, установленная им накануне вылета…

Авторитет Алексея Сергеевича был непререкаем. Благовещенский прекрасно знал самолет, виртуозно владел им, показывал личный пример храбрости и отваги в бою. Носил он вязаный свитер, серую замшевую куртку, которую в одном из боев японцы основательно продырявили. Механик… хотел починить ее, но Алексей Сергеевич отказался:

- Что ты, милый! С заплатой я буду ходить как оборванец, а тут боевая отметина. Чувствуешь разницу? - и весело рассмеялся.

У Благовещенского были широкие, как у запорожца, штаны. Когда мы однажды спросили, почему он отдает предпочтение такой моде, Алексей Сергеевич на полном серьезе ответил:

- Чтобы подчиненные не видели, как у меня дрожат колени, когда бывает страшно.

Он всегда искал что-то новое, рациональное и, когда находил, твердо проводил его в жизнь. Так, по его приказу с самолетов сняли аккумуляторы, а моторы стали запускать наземными средствами.

- К чему возить лишний груз? В бою аккумулятор - обуза.

По его же указанию в кабину каждого самолета поставили бронеспинку. Это намного усилило живучесть машин и надежно предохраняло летчиков от пуль. На ручке управления своего самолета Алексей Сергеевич сделал, кроме того, кнопочный спуск пулеметов.

Чтобы предотвратить внезапное воздушное нападение противника, летчики с утра до вечера находились с парашютами у своих самолетов. Здесь же хлопотали техники и механики. Самолет Благовещенского стоял рядом с командным пунктом. Достаточно было поступить сигналу о появлении противника, как на вышке взвивался синий флаг, означающий тревогу. Алексей Сергеевич взлетал обычно первым, за ним поднимались остальные».

Помощь советских летчиков была настолько эффективной, что японское правительство в апреле 1938 г. обратилось по дипломатическим каналам к СССР с требованием отозвать их из Китая. Это требование было категорически и недвусмысленно отвергнуто.

29.04.38 г. в день рождения японского императора, 54 японских самолета совершили массированный налет на город, но получили сокрушительный отпор советских летчиков.

Один из очевидцев сражения вспоминал позднее: «Высоко в голубом небе плыли белые облака, распускались цветы от разрывов зенитных снарядов. Треск зениток, рев самолетов, взрывы бомб, непрестанный стрекот пулеметов - все сливалось в нескончаемый грохот. Ослепительно сверкали на солнце крылья машин, то взлетавших вверх, то стремительно падавших вниз, то бросавшихся влево, то вправо. У англичан есть специальный термин для определения жаркого воздушного боя - «дог файтинг», что означает «собачья схватка». Нет, я бы назвал этот бой «игл файтинг» — «орлиной схваткой». Одни самолеты, внезапно объятые пламенем, врезались в землю, другие взрывались в воздухе. Небо стало полотном живой картины «Плач чертей и рев богов». Тридцать напряженных минут - и снова все стихло. Очень жаркий бой! Блестящие результаты: сбит двадцать один вражеский самолет, наших - пять».

31.05.38 г. в очередном воздушном сражении над Уханем японцы недосчитались еще 14 самолетов.

Вспоминает летчик-истребитель Козлов: «Тревога! Взлетели, собрались. Курс на восток с набором вы соты. Идем двумя группами. «Ласточки» - справа и выше, «чижи» - слева и ниже.

В 15-20 км восточное аэродрома встреча. Большая группа истребителей И-96. Сверкая в лучах солнца, посыпались подвесные бачки. Японцы пошли в атаку…

«Ласточки» вели бой па вертикальном маневре. В отвесном пикировании сваливались па японцев, находившихся ниже; свечой взмывали вверх, ведя огонь в момент, когда уходящий японец зависал па моторе в полупетле, вверх колесами: выбирал, в какую сторону выкрутить машину.

Преимущество атаки первыми, со стороны солнца, японцы уже потеряли. Активность перешла в руки китайских истребителей. Бой рассыпался па отдельные очаги, переходил в одиночные схватки и угасал».

14.11.38 г. полковнику Благовещенскому Александру Сергеевичу было присвоено звание Герой Советского Союза. После учреждения медали «Золотая Звезда» ему была вручена медаль № 107.

В октябре 1938 - январе 1939 г. - на лётно-испытательной работе в НИИ ВВС. Участвовал в отработке элементов воздушного боя на истребителях с учётом боевого опыта.

В 1939 г. окончил КУКС при Военной академии Генштаба, а затем командовал 54-й истребительной авиабригадой в Ленинградском военном округе.

Член ВКП(б) с 1939 г.

Участвовал в советско-финской войне. Был командиром 54-й иаб. Лично совершил около 40 боевых вылетов на И-16, провёл 3 воздушных боя. Награжден вторым орденом Красного Знамени.

Благовещенский так организовал работу бригады, что она была отмечена в приказе Наркома обороны СССР в числе лучших. На КП своего аэродрома организовал испытания первых наземных РЛС наведения «Редут», на нескольких И-16 установил радиостанции и опробовал их в боевой обстановке.

4.06.40 г. ему было присвоено воинское звание генерал-майор авиации.

С апреля 1940 г. он командовал истребительной авиабригадой ПВО Баку, а затем - 27-й авиадивизией Закавказского военного округа. С января 1941 г. - заместитель командующего ВВС Дальневосточного фронта. С начала войны генерал-майор авиации Благовещенский неоднократно подавал рапорта с просьбой отправить на фронт и, наконец, добился своего.

Участвовал в Великой Отечественной войне с 1942 г.

С 10.10.42 г. по 10.02.45 г. командовал 2-м Оршанским истребительным авиационным корпусом.

2-й иак был сформирован 10.10.1942 г. До конца 1942 г. он действовал в составе 3-й ВА Калининского фронта. С начала января до середины февраля 1943 г. в составе 14-й ВА Волховского фронта корпус участвовал в операции по прорыву блокады Ленинграда, после чего снова вернулся на Калининский фронт.

30.04.43 г. генерал-майору авиации Благовещенскому было присвоено воинское звание генерал-лейтенант авиации.

С 27.06.43 г. 2-й иак действовал в составе 1-й ВА Западного фронта. С конца июля 1943 г. он находился в оперативном подчинении 15-й ВА и обеспечивал боевые действия 11-й гвардейской армии на карачевском направлении, совершив при этом около 1000 боевых вылетов.

Вспоминает генерал-лейтенант авиации Семенов: «Корпусом командовал… Благовещенский. Я уже знал, что этот невысокого роста, плотный и энергичный генерал в конце тридцатых годов вместе с другими нашими добровольцами сражался против японских захватчиков в Китае и именно там заслужил высокое звание Героя Советского Союза. Затем работал летчиком-испытателем, но с началом Отечественной войны опять вернулся в войска. Мне довелось познакомиться с ним еще в 1943 году, когда я служил в Управлении боевой подготовки ВВС.

Алексей Сергеевич Благовещенский пользовался у летчиков большим авторитетом. Он всегда первым осваивал новые самолеты, часто вылетал на боевые задания, мастерски провел множество воздушных боев. В обращении с людьми был прост, высокую требовательность к подчиненным умел сочетать с отеческой заботой об их нуждах и запросах».

В 1943 г. генерал-лейтенант авиации Благовещенский был награжден орденами Отечественной войны 1-й степени и Суворова 2-й степени, в 1944 г. - орденами Красной Звезды и Кутузова 2-й степени, в 1945 г. – орденом Богдана Хмельницкого 2-й степени.

С января 1945 г. 2-й истребительный авиакорпус действовал в составе 2-й ВА на 1-м Украинском фронте. Благовещенский продолжал много летать, первым осваивал новые типы самолетов и участвовал в боевых вылетах. Провел 3 воздушных боя, сбил несколько самолетов противника лично и в группе.

10.02.45 г. он был тяжело ранен и три месяца находился на излечении в госпитале в Москве.

Вспоминает генерал-лейтенант авиации Семенов: «В середине дня, мне позвонил генерал Благовещенский и приказал готовиться к перебазированию в Любен. При этом было сообщено, что вместе с нами на любенский аэродром планируется посадить полк из другой дивизии. Командир корпуса собирался сам побывать там, осмотреть все лично и затем дать дополнительные указания о размещении нас и соседей.

А через два-три часа мы узнали, что во время осмотра аэродрома машина генерала Благовещенского наскочила на мину и он тяжело ранен. На санитарном самолете, в сопровождении истребителей, его отправили во фронтовой госпиталь. Все очень сожалели о случившемся. А. С. Благовещенский принадлежал к числу таких командиров, которых подчиненные не только уважают, но и любят искренней сыновней любовью».

В 1945 г. генерал-лейтенант авиации Благовещенский был назначен начальником Высшей офицерской школы воздушного боя в г. Люберцы.

В 1947 г. он был награжден третьим орденом Красного Знамени.

В 1947-49 гг. был помощником командующего 7-й Воздушной Армией ПВО по строевой части Бакинского округа ПВО.

В 1949 г. генерал-лейтенант авиации Благовещенский был назначен начальником Управления испытаний самолётов Государственного Краснознамённого научно-испытательного института ВВС.

В 1950 г. ему было присвоено звание лётчик-испытатель 1-го класса.

Весной 1951 г. он возглавил группу летчиков-испытателей, которая была направлена в Корею, с задачей захватить новейший американский истребитель F-86 «Сейбр».

Вспоминает полковник Пепеляев: «В конце мая 1951 г. на аэродром Андунь на транспортном самолете ВВС прибыла группа летчиков…

Через пару дней после прибытия этих ребят прояснилось, что они прибыли с задачей посадить на аэродром самолет Ф-86 и отправить его в Москву в НИИ ВВС. Я поинтересовался – кто же вам поставил такую задачу и как вы мыслите ее выполнять? Мне ответили, что задачу поставил главком ВВС, а как выполнять, это наша забота, а от тебя требуется только одно – обеспечить полеты 12 самолетов Миг-15бис с полным специальным, техническим и материальным обслуживанием.

Эту группу хотели включить в боевой расчет 196-го иап. Я возразил и не согласился с такой постановкой вопроса… Генерал Благовещенский считал, что эта группа должна войти в состав полка как четвертая эскадрилья и все результаты боевой работы этой группы, сбитые ей самолеты и принудительно посаженный самолет будут засчитаны 196-му полку. Я категорически отказался как от зачисления группы в полк, так и от их побед: всем, кроме участников группы, было ясно, что больших успехов и побед у них быть не может…

Никто из летчиков, ни штабники, ни техники, не могли поверить в реальность выполнения такой задачи. У них, да и у меня в голове никак не укладывалась возможность принудительной посадки самолета Ф-86. Все летчики знали, что «Сейбр» имеет максимальную скорость больше, нежели самолет МиГ-15бис… И если летчик, сидящий в этой машине, захочет уйти от «Мига», он всегда сумеет это сделать.

Этот самолет в тех условиях можно было только сбить или повредить, убить или ранить летчика, но принудить к посадке – блеф…

По неофициальным данным, группа генерала Благовещенского провела подготовку к боевым действиям и встрече с американцами, находясь на тыловых аэродромах Китая. По моей личной договоренности с командованием дивизии и корпуса группа Благовещенского должна была работать самостоятельно…

В первый день полетов… 12 летчиков из группы генерала Благовещенского на самолетах МиГ-15бис выполняли задание по облету района боевых действий… Увидев два самолета Б-29 на высоте 8000 м, ведущий группы подполковник Дзюбенко решил всей группой их атаковать. Пойдя группой на сближение и перейдя в атаку на Б-29, никто из летчиков не увидел, что выше и сзади бомбардировщиков следовала десятка самолетов Ф-86. Завязался воздушный бой группы истребителей, к которому летчики группы готовы не были. В результате атаки «Сейбров» бой получился недолгим. Группа Миг-15бис рассыпалась. Самолет майора Перевозчикова был сбит, летчик катапультировался, но погиб – выпал из лямок парашюта… Не были застегнуты лямки. Два самолета МиГ-15бис из числа участвовавших в бою получили повреждения…

После похорон майора Перевозчикова генерал Благовещенский принял решение заняться с летчиками изучением противника. Я и некоторые другие участники боев два дня беседовали с летчиками группы. Занимались вопросами тактики действий истребительной авиации противника… Мы дали понять вновь прибывшим летчикам группы, что в самолетах Ф-86 сидят не слабаки, а зрелые, хорошо подготовленные летчики…

В первых числах июня… второй боевой вылет летчики группы провели после основательной теоретической подготовки, но опять очень неудачно…

Воздушного боя не было. Все летчики возвратились и заходят на посадку…

Вдруг… все увидели, как МиГ-15бис на спине, хвостом вперед, колесами вверх скользит по полосе. В воздухе находилось еще около десятка самолетов. Я поспешил взять в руки микрофон… и через несколько минут посадил все оставшиеся в воздухе самолеты. Перевернувшийся самолет наполовину сгорел. Летчик – подполковник Дзюбенко, погиб, попав в спутную струю впереди садящегося самолета. Накренившись на посадке, он задел плоскостью за край бетонной полосы и скапотировал.

Так закончились бездарные и трагические приключения группы летчиков генерал-лейтенанта авиации А.С. Благовещенского…

Группу расформировали. Летчики-испытатели улетели в Советский Союз, а летчики ВВС были определены приказом в 176-й гвардейский и 196-й авиаполки для дальнейшего прохождения службы».

В 1952 г. генерал-лейтенант авиации Благовещенский был назначен начальником ГК НИИ ВВС. Принимал участие в испытаниях различных самолётов, в т.ч. реактивных истребителей Ла-15, МиГ-15, МиГ-15УТИ, МиГ-17, МиГ-19 и др.

В 1953 г. он был награжден вторым орденом Ленина.

В 1956 г. на международном салоне в Фарнборо в Англии после короткой консультации поднял в воздух учебно-тренировочный истребитель «Хантер» и показал высокий класс пилотажа.

С 1960 г. - в запасе. Поводом для снятия с должности послужила катастрофа бомбардировщика Ту-16.

В 1962-85 гг. он работал в ОКБ А.Н. Туполева. Был заместителем начальника (1962-65), начальником лётно-испытательной базы (1965-75), заместителем главного конструктора (1975-83), ведущим конструктором (1984-85).




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели

Элизабет Хьюлитт
Посетило:5736
Элизабет Хьюлитт
Дэннис Джонсон. Биография
Посетило:5990
Дэннис Джонсон
Виктор Капитонов
Посетило:10127
Виктор Капитонов

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history