Людибиографии, истории, факты, фотографии

Пауль Хауссер

   /   

Paul Hausser

   /
             
Фотография Пауль Хауссер (photo Paul Hausser)
   

День рождения: 07.10.1880 года
Возраст: 92 года
Место рождения: Бранденбург-на-Хафеле, Германия
Дата смерти: 21.12.1972 года
Место смерти: Людвигсбург, Баден-Вюртемберг, Германия

Гражданство: Германия

Биография

Генерал-оберст Ваффен СС

Хауссер Пауль, пожалуй, единственный, кто имел огромное влияние в деле военного совершенствования СС, родился в Бранденбурге 7 октября 1880 года, в семье прусского офицера.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

29.01.2009

Образование получил в юнкерских училищах и в 1892 году перевелся в училище Берлин-Лихтерфельде. Среди его однокашников были будущие фельдмаршалы Феодор фон Бок и Гюнтер фон Клюге.

Пауль Хауссер фотография
Пауль Хауссер фотография

Училище Хауссер закончил в 1899 году, в звании фаненюнкера, и получил назначение в 155-й пехотный полк, в Острау близ Позена. После 8 лет строевой службы, в 1907 году, он поступил в военную академию, которую окончил в 1912 году. Тогда же он получил назначение в Генеральный штаб, а два года спустя ему присвоили звание гауптмана. В конце того же 1914 года, когда началась мобилизация германской армии, вызванная началом первой мировой войны, Хауссер получил новое назначение — в штаб 6-й армии, которой командовал кронпринц Рупрехт Баварский. Позднее Хауссер служил в штабе IV корпуса 109-й пехотной дивизии, в составе I резервного корпуса и командиром роты в 38-м стрелковом полку. Он воевал во Франции, Венгрии, Румынии и был награжден Железным крестом обоих классов. К концу войны Хауссер был командиром 59-й резервной команды в Глогуа (Германия). После войны он служил в добровольческом корпусе на восточной границе.

Реклама:

В эпоху рейхсвера Хауссер служил в штабе 5-й пехотной бригады (1920-1922 гг.) 2-го военного округа, 2-й пехотной дивизии (1925-1926 гг.), 10-м пехотном полку. Он также был командиром 3-го батальона 4-го пехотного полка (1923-1925 гг.), 10-го пехотного полка (1927-1930 гг.) и закончил военную службу в чине пехотного командира IV (Infanteriefueherer IV) — этот пост он занимал с 1930 по 1932 год.

На этом своем последнем посту Хауссер одновременно являлся одним из двух заместителей командующего 4-й пехотной дивизией.

31 января 1932-го, в возрасте 51 года, он вышел в отставку в звании генерал-лейтенанта. Пауль Хауссер, некогда бывший ревностным немецким националистом, вязал свою судьбу с НСДАП. Он был штандартенфюрером СА и командиром бригады в районе Берлина-Бранденбурга, когда Генрих Гиммлер предложил ему работу по подготовке войск особого назначения СС — зародыша Ваффен СС. 15 ноября 1934 г. Хауссер вступил в ряды СС в звании штандартенфюрера. Первое его назначение было комендантом училища офицеров СС в Брауншвейге.

В войсках СС особого назначения Хауссер встретил целеустремленных, но необученных молодых нацистов, фанатически преданных фюреру и в большинстве своем желавших оформиться в спаянную военную организацию. Военный опыт и организаторские способности бывшего офицера Генерального штаба были встречены с радостью и одобрением. Он скоро разработал учебный план училища, который скопировали все военные учебные заведения подобного рода по всей Германии, а позднее и во всей Европе. Хауссер делал упор на физическую подготовку, спортивные состязания, групповую работу и дружеские отношения между военнослужащими разных званий.

Сам Хауссер был отменным спортсменом и наездником, способным успешно соревноваться с людьми, которые были на 30 лет моложе. Под его руководством ралита СС превысила все, с чем армия могла соперничать — по крайней мере внешне. На Гиммлера это произвело такое впечатление, что он присвоил Хауссеру звание инспектора офицерских училищ СС, ответственного за деятельность учреждений, занимающихся подготовкой офицеров в Брауншвейге и Бад-Тельце, равно как в Медицинской академии СС в Граце. 20 апреля 1.936 года его повысили в звании до оберфюрера, а 22 мая того же года он стал бригаденфюрером. В конце 1936 года, вследствие стремительного увеличения рядов СС, Хауссер был назначен главным инспектором войск СС особого назначения и отвечал за военную подготовку всех соединений СС за исключением тех, что были подведомственны Теодору Эйке.

Хауссер оказался разумным куратором, обладавшим широким профессиональным кругозором. Именно он, например, настоял на том, чтобы войска СС особого назначения носили на поле боя камуфляжную униформу, и отстаивал свое мнение, хотя это вызывало смех у солдат-армейцев, которые называли эсэсовцев "древесными лягушками". В течение 3 последующих лет Хауссер руководил организацией, совершенствованием и обучением полков СС "Дойчланд", "Германия" и "Фюрер", равно как и более мелких подразделений поддержки, обслуживания и снабжения.

Лучшие дня


Родилась звездой Голливуда
Посетило:162
Джоди Фостер
"Самая легкая женщина"
Посетило:142
Люсия Ксарате
Победитель национального чемпионата по гитарной пальцевой игре
Посетило:129
Дон Росс

Пауль Хауссер быстро разглядел потенциальные возможности "блицкрига" (молниеносной войны), и как следствие этого большая часть подразделений СС была моторизована. Осенью 1939 года он занимался формированием дивизий СС особого назначения, но разразившаяся война застала его врасплох, и не всем подразделениям удалось закончить подготовку. Поэтому ни одна дивизия СС не принимала участия в боях в Польше.

Большинство подготовленных к бою подразделений СС особого назначения (и лично сам Хауссер) были переданы танковой дивизии, руководимой армейским генерал-майором Вернером Кемпфом. После этой кампании, 10 октября 1939 года, на военном полигоне в Брди-Вальд неподалеку от Пльзени (Чехия) была создана первая полная дивизия войск СС. Ее командиром стал новоиспеченный группенфюрер СС Пауль Хауссер.

Хауссер обучал свою моторизованную дивизию войск СС особого назначения в течение зимы 1939-40 гг. и вместе с ней отличился во время завоевания Голландии, Бельгии и Франции в 1940 г. Зимой 1940-41 гг. Гитлер дал указание сформировать новые эсэсовские дивизии. Дивизия СС особого назначения (расквартированная на гарнизонную службу в Голландии) составила ядро этих дивизий, отдав им мотопехотный полк и несколько более мелких подразделений. Тем временем в декабре 1940 года войска СС особого назначения были передислоцированы в город Везуль в Южной Франции и приданы дивизии СС "Дойчланд". Ее было легко спутать с полком, который носил такое же название, поэтому в начале 1941 года она стала дивизией СС "Рейх". К концу войны ее переименовали во 2-ю танковую дивизию СС "Дас Рейх".

Пауль Хауссер не особенно сетовал по поводу потери половины солдат-ветеранов, предпочитая отдать себя делу обучения "необстрелянного" пополнения, готовясь к будущему вторжению в Англию. Однако в марте 1941 года дивизия "Рейх" была передислоцирована в Румынию и в апреле приняла участие в захвате Югославии. В срочном порядке вернувшись в Германию, она была переформирована для операции "Барбаросса", а затем направлена в Польшу, где до 15 июня процесс формирования продолжался.

Вторжение в Советский Союз началось 22 июня 1941 года. Пауль Хауссер пересек границу под Брест-Литовском и принял участие в боях по окружению противника в зоне действий группы армии "Центр". В крайне тяжелых боях особо отличилась дивизия "Дас Рейх". В июле она уничтожила 103 советских танка и разбила элитную 100-ю пехотную дивизию Красной Армии.

К середине ноября "Дас Рейх" понесла сорок процентов потерь личного состава. Лично пострадал и ее командир Пауль Хауссер. 14 октября в бою под Гьячем он потерял правый глаз. Его эвакуировали в Германию, где для выздоровления ему потребовалось несколько месяцев.

Хауссер (уже обергруппенфюрер) вернулся в строй лишь в мае 1942 года, в качестве командира только что созданного моторизованного корпуса СС, 1 июня 1942 года ставшего танковым корпусом СС. Вторую половину 1942-го он провел во Франции, командуя 1-й, 2-й и 3-й дивизиями СС, впоследствии реорганизованными в панцергренадерские дивизии СС "Лейбштандарт", "Дас Рейх" и "Мертвая голова"). Кроме всего прочего, этим прекрасно экипированным подразделениям был придан танковый батальон и рота первых танков (PZKW VI "Тигр").

Пока Хауссер готовил свою новую команду к следующей кампании, на Восточном фронте разразилась катастрофа. Сталинград был окружен, пал, и Красная Армия устремилась на запад. В январе 1943 года Гитлер бросил танковый корпус СС под Харьков, четвертый по величине город СССР, который из соображений престижа приказал защищать до последней капли крови. "Теперь в Гитлера, наконец, вселили уверенность, — писал позднее Пол Каррел. — Он полагался на абсолютное повиновение корпуса войск СС и сквозь пальцы смотрел на то, что командир корпуса Пауль Хауссер был человеком здравого смысла, опытным стратегом, обладавшим мужеством перечить начальству".

В полдень 15 февраля Хауссер был почти полностью окружен 3-й танковой и 69-й армиями. Чтобы не жертвовать двумя элитными эсэсовскими дивизиями ("Мертвая голова" еще не прибыла из Франции), Хауссер отдал команду своему корпусу в час дня прорваться на юго-запад невзирая на приказы Гитлера и генералов вермахта.

Поступок Хауссера поверг в ужас его непосредственного начальника генерала Губера Ланца. Ведь имело место намеренное неповиновение приказу фюрера!

В 3.30 дня он заявил Хауссеру: "Харьков будет обороняться при всех обстоятельствах!".

Пауль Хауссер проигнорировал и этот приказ. Последний солдат немецкого арьергарда оставил Харьков утром 16 февраля. Хауссер удачно провел отступление и спас тем самым 320-ю пехотную дивизию вермахта "Великая Германия". Вопрос теперь стоял о том, как Гитлер отреагирует на этот случай.

Менталитет Адольфа Гитлера требовал найти козла отпущения — ответственного за катастрофу, однако Хауссер был не тем, кто подходил на эту роль. Ведь он являлся офицером СС, преданным нации, обладателем золотого партийного значка, которым Гитлер наградил его всего тремя неделями ранее. Вместо этого фюрер сместил Губера Ланца, того самого генерала, который до самой последней минуты настаивал на выполнении приказа. И все же, вопреки бытовавшей тогда практике, вместо отставки Ланца вскоре отправили командовать горнострелковым корпусом.

Гитлер простил Хауссера не сразу даже после того, как рапорты и сами события нескольких последующих дней сделали обоснованность его поступков явными всем и каждому даже в ставке фюрера. В качестве наказания было рекомендовано придержать награду Дубовыми Листьями в дополнение к Рыцарскому кресту.

Тем временем фельдмаршал Эрих фон Манштейн, командующий группой армий "Юг", разработал блестящий план выравнивания линии южного участка Восточного фронта. Осознавая тот факт, что самоуверенным русским угрожает опасность растянуть коммуникации, Манштейн позволил им ринуться вперед, в то время как сосредоточил свои войска для массированной контратаки. Этот удар повлек бы за собой двойной захват в клещи с целью отсечения массированного прорыва южнее Харькова, за которым последовала бы попытка взятия обратно этого города. Хауссеру, чьи силы были теперь подкреплены дивизией СС "Мертвая голова", предстояло взять на себя командование левым флангом "клещей".

Третье сражение за Харьков началось 21 февраля 1943-го. Оно было ожесточенным. 9 марта 6-я армия и бронетанковая армия Попова были уничтожены. В число потерь вошли 600 танков, 400 орудий, 600 противотанковых орудий и десятки тысяч солдат. В тот день передовые части Хауссера снова вошли в горящий Харьков, вступив в самое противоречивое сражение в его генеральской карьере.

Военные историки в основном сходятся на том, что Харьков был обречен и что Хауссеру следовало бы окружить город. Вместо этого он фронтально атаковал его с запада и затеял шестидневные кровопролитные уличные бои. И встретил фанатичное сопротивление русских. Взятие Харькова окончательно завершилось лишь 14 марта. Во время сражения потери танкового корпуса СС составили 11 тысяч убитыми, тогда как Красной Армии — 20 тысяч.

Хауссер спас свою репутацию военачальника в июле это же года, во время битвы под Курском. Находившийся в его подчинении 2-й танковый корпус СС прорвал линию фронта противника глубже других немецких частей и уничтожил 1149 советских танков и бронетранспортеров. Генерал Герман Гот, командующий 4-й танковой армией, представил его к Дубовым Листьям, отмечая, что, несмотря на то, что он был изувечен предыдущими ранениями, Хауссер "неустанно каждый день руководил ходом боевых действий. Само его присутствие, его храбрость и юмор в самых тяжелых ситуациях придавали в его войсках устойчивость и энтузиазм, и в то же время он крепко держал в руках командование своим корпусом... Хауссер снова отличился как высоко квалифицированный военачальник".

Одновременно с поражением немцев под Курском 25 июля в Италии был свергнут диктатор Бенито Муссолини. В тот же день Гитлер приказал перебросить 2-й танковый корпус СС в Северную Италию, хотя, в конце концов лишь штаб корпуса и 1-я панцергренадерская дивизия СС покинули Восточный фронт.

Хауссер оставался в Италии до декабря 1943 года, не ввязываясь ни в какие бои, а потом был переведен во Францию, где в его корпус влилась недавно сформированная 9-я танковая дивизия "Гогештауфен" и 10-я танковая "Фрундсберг".

Корпус Хауссера предполагалось держать в резерве, чтобы быть готовыми к дню "Д", но когда в апреле 1944 года в Галиции была окружена 1-я танковая армия, Хауссера снова отправили на Восточный фронт для ее спасения. Это задание было выполнено без особых хлопот, благодаря Манштейну, Хауссеру и командующему армией Хансу Валентину Хюбе. Вместо того чтобы возвратить корпус СС обратно во Францию, Гитлер отправил его в Польшу, где формировался резерв для противостояния Советам. И только 11 июня, через 5 дней после высадки союзников в Нормандии, Гитлер отдал приказ вернуть корпус во Францию. Местом его дислокации был определен участок к западу от Кана, и ему было предписано удерживать господствующую высоту 112.

Битва в Нормандии стала самой трудной в карьере Хауссера. Противостоя значительному перевесу сил атаковавшего с воздуха и с моря противника, он испытывал трудности, не дававшие ему возможности для маневра и снабжения войск. Между тем левый фланг немецкого фронта в Нормандии, находившегося в ведении командующего 7-й армии генерал-оберста Фридриха Долльмана, оказался в большой беде. В конце июня, вскоре после падения Шербура, генерал скончался на месте от сердечного приступа (см. гл.4). Он был заменен Паулем Хауссером, которого вскоре повысили в звании до оберстгруппенфюрера СС и генерал-оберста Ваффен СС. Он стал первым эсэсовцем, назначенным на пост командующего армией на постоянной основе.

Армия Хауссера, включавшая в себя LXXXIV корпус и II парашютный корпус, была много слабее своей армии-"сестры" (5-й танковой), находившейся справа. Она имела, например, лишь 50 средних танков и 26 танков "пантер" против 250 средних и 150 тяжелых 5-й танковой и лишь одну треть от ее артиллерийских противотанковых орудий. Зато 7-я армия заняла позиции, прекрасно подходившие для активной обороны, люди Хауссера великолепно использовали это преимущество. Все же их постепенно вытесняли назад, и дивизии Хауссера были постепенно разбиты. К 11 июля от первоначального состава элитной 20-й парашютной дивизии осталось лишь 35 процентов, и большая часть других дивизий уменьшилась до размера полка. В середине июля Хауссер уже прибегал к тактическому "латанию дыр", чтобы обеспечить любой вид резерва, любой ценой.

Решающий прорыв в Нормандии произошел на участке Хауссера 25 июля 1944 года. В этот день началась воздушная операция "Кобра". 2500 самолетов союзников, 1800 из которых были тяжелыми бомбардировщиками, сбросили около 5 тысяч тонн осколочных, фугасных, напалмовых и фосфорных бомб на участок в 6 квадратных миль — основную зону базирования учебной танковой дивизии. Ее передовые части были стерты с лица земли. К концу дня от нее осталась только дюжина танков и самоходных орудий, а приданный ей парашютный полк просто исчез под градом бомб. За несколько дней до бомбежки фельдмаршал Гюнтер фон Клюге (который неделей раньше сменил раненого Роммеля) предложил Хауссеру заменить учебную танковую дивизию 275-й пехотной дивизией, которую Хауссер в ту пору держал в резерве. Тем временем на крайнем левом фланге LXXXIV корпусу удалось вывести с фронта 353-ю пехотную дивизию. Клюге предлагал Хауссеру использовать ее для замены 2-й танковой дивизии "Дас Рейх", таким образом создав резерв из двух бронетанковых дивизий. Генерал СС проигнорировал оба предложения своего бывшего однокашника. "Хауссер сделал нечто немного большее, чем шумно требовать пополнения, дополнительной артиллерии и припасов и видимости прикрытия с воздуха", — отмечает официальная военная история США.

Когда 25 июля в 11 часов дня американские наземные силы начали свое наступление, Хауссер отреагировал на него не сразу, потому что не оценил масштаб катастрофы, постигшей его армию. И все же к концу дня он понял, что линия фронта на участке Лессе-Сен-Ло прорвана в семи местах и без бронерезерва он мало что мог сделать, чтобы "закрыть" эти дыры. Поэтому Хауссер обратился за разрешением осуществить отвод своих войск в Кутан. Но Клюге тоже недооценил серьезность создавшейся обстановки и одобрил лишь частичный отвод. В результате LXXXIV корпус был скоро отрезан от остальных войск на западном побережье полуострова Котантен, и прорваться ему удалось лишь с большими потерями. Тем временем янки уже оказались в тылу 7-й армии, оберфюрер СС Кристиан Тюхесен, командующий старой дивизией Хауссера "Дас Рейх", был убит американским патрулем на своем командном пункте, а самому Хауссеру едва удалось избежать смерти от выстрела американской самоходки неподалеку от Гавра. То немногое, что он мог сделать, — это отвести остатки своего таявшего прямо на глазах войска на восток, так как стремительно наступавшие войска американцев уже захватили Авранш (у основания полуострова Котантен) и углубились на территорию Франции. Они, сами того не зная, оказались на расстоянии всего лишь нескольких сотен ярдов от командного пункта 7-й армии, находившегося в трех с половиной милях от Авранша. Оказавшись отрезанными от своих солдат, Хауссер и многие из его штабных офицеров вынуждены были спасаться бегством, пешком обходя американские венные патрули. Хауссер, конечно же, не мог никак повлиять на исход битвы, уже окончательно вышедшей из-под контроля.

Когда он, наконец, узнал о масштабе постигшей 7-ю армию катастрофы, неудовольствие Клюге командующим 7-й армии достигло "точки кипения". 30 июля он проинспектировал штаб-квартиру Хауссера, счел состояние, в котором она находилась, "фарсовым, полным неразберихи" и сделал заключение, что "целая армия занимается показухой".

Не обладая всей полнотой власти для того, чтобы снять с поста генерала СС (возможно, просто не осмеливаясь сделать это, учитывая близость к заговорщикам, пытавшимся убить Адольфа Гитлера за несколько дней до этого), Клюге сместил лишь начальника штаба, Хауссера и командира LXXXIV корпуса, который отвечал за эту катастрофу в меньшей степени, чем сам Клюге, и заменил их своими людьми. Фельдмаршал активно включился в командование левым флангом войск. Но что ни говори, к тому времени это было уже слишком поздно. Сражение было почти проиграно.

После 28 июля Пауль Хауссер имел уже мало влияния на ход кампании в Нормандии. Когда 3-я армия американского генерала Джорджа Паттона приблизилась к Мортену с востока и юга, возникла угроза окружения 5-й танковой и 7-й армий к югу от Кана. Хауссер присоединился к мнению Клюге, возражавшего против нереального плана Гитлера сосредоточить девять танковых дивизий на западном крыле выступа с целью прорыва к западу от побережья и блокирования Паттона. Клюге и Хауссер вместо этого хотели, пока было время, отступить за Сену и закрепиться на ее берегу. Клюге был вынужден подчиниться приказу фюрера. По распоряжению Адольфа Гитлера последняя попытка достичь западного побережья была проведена танковой группой, руководимой генералом Генрихом Эбербахом, бывшим командующим 5-й танковой армии, а не Хауссером. Это отчаянное наступление провалилось, и почти вся группа армий "Б" попала 17 августа в котел близ местечка Фалез. В ночь с 19 на 20 августа Хауссер, оказавшийся со своими людьми в центре котла, приказал боеспособным частям прорываться поодиночке или небольшими боевыми группами.

Действия Хауссера спасли жизни примерно трети солдат его армии, находившейся на дальнем фланге котла. Значительно большая часть 5-й танковой армии была спасена, потому что ей не пришлось прорываться слишком далеко.

Сам генерал присоединился к 1-й танковой дивизии СС "Лейбштандарт "Адольф Гитлер" и 20 августа пробирался пешком с автоматом на шее, когда перед ним разорвался артиллерийский снаряд союзников, и он получил порцию шрапнели прямо в лицо. Несколько солдат лейбштандарта поместили его на корму танка и чудом смогли переправить своего тяжелораненого командира на немецкие позиции. Хауссер был помещен в госпиталь Люфтваффе в Грейфсвальде, где медленно начал поправляться.

Шесть дней спустя после ранения ему были вручены Мечи к Рыцарскому кресту. Хауссер был не в состоянии вернуться в строй до 23 января 1945 года, когда он начал исполнять обязанности командира Верхне-Рейнской группы армий, заменив Генриха Гиммлера. Шесть дней спустя эта группа была ликвидирована, и Хауссеру было вверено командование группой армий "Г", а также 1-й и 19-й армиями, а позже и 7-й. Перед ним была поставлена задача обороны Южной Германии. Война была уже проиграна, и мало что было в его силах, кроме последних попыток контрнаступления в Сааре и Рейнланд-Пфальце. К этому времени изрядно разочарованный в нацистской верхушке Хауссер впал в прострацию, вызванную постоянным вмешательством Гитлера в детали операций. Хауссера возмущали требования фюрера "держаться любой ценой", особенно приказ, запрещавший отступать за Рейн, стоивший жизни многим немецким солдатам. Личные отношения между Гитлером и Хауссером, ухудшавшиеся со времен второго сражения за Харьков, достигли критической точки после яростного спора относительно вопросов тактики. 30 марта 1945 года Гитлер заявил рейхсминистру пропаганды доктору Геббельсу, что ни "Зепп" Дитрих, ни Хауссер не обладают полководческим талантом и что из рядов СС не вышло еще ни одного командира высшего класса".

Три дня спустя от Хауссера пришло сообщение, в котором предлагалось закрыть брешь в линии, соединявшей 1-ю и 7-ю армии, отступив вглубь Южной Германии. Взбешенный Гитлер немедленно снял Хауссера с его поста и заменил пехотным генералом Фридрихом Шульцем. Оставшийся без работы до самого конца войны Хауссер в мае сдался американцам. На Нюрнбергском процессе он был самым важным свидетелем-защитником СС, заявляя, что его подчиненные — такие же солдаты, как и другие. Несмотря на это, СС, включая и Ваффен СС, были осуждены как преступная организация. Однако сам Хауссер длительному тюремному заключению подвергнут не был.




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Рокко Сиффреди
Посетило:1647
Рокко Сиффреди
Дмитрий Захарченко
Посетило:3386
Дмитрий Захарченко
Алексей Инжеватов
Посетило:1314
Алексей Инжеватов

Добавьте свою новость

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history