Людибиографии, истории, факты, фотографии

Николай Воронов

   /   

Nikolay Voronov

   /
             
Фотография Николай Воронов (photo Nikolay Voronov)
   

День рождения: 23.04.1899 года
Возраст: 68 лет
Место рождения: Санкт-Петербург, Россия
Дата смерти: 28.02.1968 года
Место смерти: Москва, Россия

Гражданство: Россия

Талант от артиллерии

Главный маршал артиллерии

Герой Советского Союза, награжден многими орденами и медалями, Почетным оружием.
Николай Николаевич Воронов родился 22 апреля (4 мая) 1899 года в Петербурге в семье конторского служащего. Окончив 4 класса реального училища и экстерном гимназию, он быстро нашел свое призвание, став мастером артиллерийского дела.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

07.01.2008

В годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) был начальником Главного управления ПВО, начальником артиллерии Красной армии, заместителем наркома обороны СССР, командующим артиллерией Красной армии и одновременно командующим войсками ПВО страны. Как представитель Ставки Верховного Главнокомандования принимал непосредственное участие в планировании, подготовке и проведении крупных стратегических операций на многих фронтах. Осуществлял общее руководство по ликвидации окруженной под Сталинградом группировки немецко-фашистских войск.

Николай Воронов фотография
Николай Воронов фотография

Герой Советского Союза, награжден многими орденами и медалями, Почетным оружием.

Реклама:

Николай Николаевич Воронов родился 22 апреля (4 мая) 1899 года в Петербурге в семье конторского служащего. Окончив 4 класса реального училища и экстерном гимназию, он быстро нашел свое призвание, став мастером артиллерийского дела. В 1918 году окончил 2-е Петроградские командные артиллерийские курсы, в 1924 — Артиллерийские курсы усовершенствования комсостава и в 1930 — Военную академию им. М. В. Фрунзе.

«Авторитет его в наших глазах рос в эти дни буквально по часам, — вспоминал участник одного из предвоенных сборов, впоследствии генерал-полковник артиллерии Ф. А. Самсонов. — Приятно было сознавать, что у руля стоит не только знающий и опытный артиллерист, но весьма разумный человек, умеющий выслушать, дать толковое разъяснение, незаносчивый, с ним можно было вести беседу. Одним только поведением на этом сборе Николай Николаевич добился такого уважения к себе, какого не достигнуть посылкой директив и в несколько лет. Через нас, начальников училищ, через наши рассказы о новом начальнике артиллерии поднимался его авторитет, он распространялся на офицеров училищ, наши уважительные о нем отзывы проникали в толщу курсантов, завтрашних командиров, а с ними и во все артиллерийские части».

Авторитет Воронов зарабатывал не только на сборах и совещаниях, но и на полях сражений. С осени 1918 года он принимал активное участие в боевых действиях в составе 10-й стрелковой дивизии на Западном фронте в должностях командира взвода, помощника командира и командира артиллерийской батареи. В августе 1920 года батарея под командованием Воронова прикрывала отход красных частей от Варшавы. «Развернувшись в эксцентричный боевой порядок, 83-й стрелковый полк двинулся в атаку, — вспоминал начальник 10-й стрелковой дивизии Н. Е. Какурин. — …После минутного успеха отхлынули назад в с. Юзефов, понеся большие потери убитыми и ранеными. Бой был настолько скоротечен, что батарея, стоявшая в узкой улице с. Юзефов, едва успела дать один-два выстрела картечью по перешедшим в атаку полякам и была захвачена противником, так как подать передки и повернуться в узкой улице, забитой бегущими людьми и обозами, она не могла и не успела. Здесь смертью храбрых пал командир первой батареи тов. Воронов, отстреливавшийся картечью и оставшийся один, чтобы испортить свои орудия».

Однако, Н. Н. Воронову повезло. «В этом бою, оставляя последним орудия (приводил их в негодность для немедленного боевого использования), — пишет он в своей автобиографии, — я был тяжело контужен вблизи разорвавшимся снарядом и с параличом обеих ног и частично речи был захвачен в плен. Около 9 месяцев переносил тяжелый плен, семь с половиной месяцев не вставал с госпитальных коек в Варшаве и Тухоле, пролежни, голодная жизнь, перенес там тиф, воспаление легких, рожистое воспаление лица, сильное истощение».

В апреле 1921 года Н. Н. Воронов возвратился на Родину, но контузия и болезни в последующем не раз сказывались на его самочувствии. В те времена пребывание в плену не считалось позором, а потому Николай Николаевич после длительного лечения снова встал в строй, оттачивая свое артиллерийское мастерство, причем не раз в боевых условиях. В конце 1936 года он прибыл в Испанию в качестве старшего артиллерийского советника. По воспоминаниям участников боевых действий на испанской земле Воронов отличался удивительным тактом в обращении к своим подчиненным и во взаимоотношениях с командирами испанских частей и соединений. «В боевой обстановке он был всегда спокоен, отмечал генерал-полковник артиллерии Ф. А. Самсонов, сдержан, часто прибегал к шутке, скрывая за ней намеки на допущенные собеседниками оплошности, при этом в необидной форме и с явным расположением к собеседнику. Он действительно передавал свои знания и опыт и делал это весьма тактично».

Из Испании Н. Н. Воронов возвратился раньше положенного срока, так как Красная Армия с конца весны 1937 года была охвачена безумной эпидемией выкорчевывания «врагов народа», что фактически привело к ликвидации опытных командных кадров высшего звена управления. И неудивительно, что многие командиры неожиданно получали высокие назначения. Так, и наш герой стал с 21 июня 1937 года начальником артиллерии РККА. На этом посту он сменил комдива Н. М. Роговского, который по ложному обвинению был расстрелян 10 июня 1937 года. В 1939 году Н. Н. Воронов принял участие в боевых действиях на реке Халхин-Гол. 31 августа того же года его наградили Воронова орденом Красного Знамени «за особо выдающуюся боевую работу и заслуги в деле разгрома японцев в районе реки Халхин-Гол». В представлении, подписанном Г. М. Штерном и Г. К. Жуковым, отмечалось: «Тов. Воронов неотлучно находился на фронте, на командном пункте и своей помощью и руководством весьма значительно содействовал хорошей работе артиллерии I армейской группы». После Халхин-Гола Н. Н. Воронов принял участие в организации применения артиллерии в войсках Белорусского фронта, которые в сентябре 1939 года вели наступление на территории Польши, а затем в 7-й армии, действовавшей на Карельском перешейке в период советско-финляндской войны.

Лучшие дня



Посетило:110
Дмитрий Захарченко
Актер и юморист
Посетило:78
Андрей Бурковский

Посетило:77
Жанин Аньес

Н. Н. Воронов, вступив в должность начальника артиллерии РККА, был вынужден решать широкий круг вопросов по повышению ее боеспособности и боеготовности. О том, в каком состоянии находилась в то время артиллерия, красноречиво свидетельствует один из архивных документов. «Практически не закреплено управление огнем массированной артиллерии в масштабе дивизия корпус, подчеркивалось в отчете о боевой подготовке артиллерии за 1937 год. Слабо отработана связь с соседними артиллерийскими дивизионами, группами и поставлена слабо взаимная информация. Полевая артиллерия плохо обучена ведению огня по танкам». Много недостатков было и в организационной структуре артиллерии, ее техническом оснащении и снабжении. Николай Николаевич понимал, что нужны незамедлительные меры по ликвидации выявленных недочетов. Уже в ноябре 1937 года он представил наркому обороны К. Е. Ворошилову обстоятельную докладную записку, которая содержала широкую программу оснащения артиллерии разведывательной техникой, создания новой звукометрической станции для обнаружения, определения места и корректирования стрельбы по звучащей цели (артиллерийская батарея), усовершенствования и разработки новых образцов тяжелой и большой мощности артиллерии, развития зенитной и самоходной артиллерии и др.

Не все задуманное удалось провести в жизнь, тем более что в середине 1940 года должность начальника артиллерии была ликвидирована и введена должность первого заместителя начальника Главного артиллерийского управления (ГАУ) по боевой подготовке. В ряде случаев Воронов сталкивался и с прямым непониманием важности решения той или иной проблемы. В упоминавшейся докладной записке он ставил вопрос о создании специального артиллерийского самолета-корректировщика. «Все попытки приспособлять существующие самолеты для этой цели, отмечал Воронов, следует считать задачей невозможной». Шло время, а воз, как говорится и ныне там. «У нас артиллерия продолжает оставаться слепой, пишет Николай Николаевич в марте 1941 года начальнику ГАУ, три года с половиной идет какая-то непонятная волокита с артиллерийским самолетом… Дольше терпеть уже невозможно». Однако так и начала артиллерия войну с самолетами Р-5, переданными в отряды артиллерийских самолетов-корректировщиков и непригодными для решения данной задачи.

Наиболее полно талант Н. Н. Воронова как артиллерийского военачальника проявился в Великой Отечественной войне. 19 июня 1941 года его назначили начальником Главного управления ПВО, а 19 июля — снова начальником артиллерии Красной армии. Он не раз находился на самых ответственных участках советско-германского фронта в качестве представителя Ставки.

Например, 20 июля 1941 года Н. Н. Воронов по приказанию И. В. Станина выехал в район Ельни, где шли тяжелые бои. Николай Николаевич работал в этом районе полмесяца, представив по возвращении в Ставку обстоятельный доклад об основных недостатках в подготовке советских войск к боевым действиям и мерах по их устранению. Вместе с начальником артиллерии Резервного фронта Л. А. Говоровым, будущим Маршалом Советского Союза, Н. Н. Воронов разработал подробную инструкцию по борьбе артиллерии с танками вермахта, которая затем в виде директивы Ставки была направлена в войска. В последующем он в качестве представителя Ставки принимал активное участие в подготовке и проведении контрнаступления под Сталинградом, Курского сражения и ряда других наступательных операций. И почти везде он успешно справлялся с поставленными задачами. Свидетельство тому — новые воинские звания и награды. 18 января 1943 года ему присвоили звание маршала артиллерии, а 21 февраля следующего года главного маршала артиллерии. Он был награжден шестью орденами Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, тремя орденами Суворова 1-й степени и рядом других орденов. В 1965 году Воронову присвоили звание Героя Советского Союза.

Частые поездки на фронт не мешали начальнику артиллерии Красной армии (с марта 1943 года — командующий артиллерией Советской армии и командующий ПВО страны) успешно решать сложнейшие проблемы, связанные с совершенствованием организационной структуры и боевого применения артиллерии. Один только их перечень занял бы не одну страницу текста.

Особо беспокоило Н. Н. Воронова отсутствие специальных артиллерийских резервов. В первые месяцы войны внимание уделялось формированию только стрелковых и танковых частей и соединений, имевших в своем составе положенную по штату артиллерию. «Для наступательных действий эта артиллерия будет слаба и крайне недостаточна, писал в этой связи Воронов в Ставку. Верховному командованию Красной армии необходимо иметь свой мощный резерв». Эта идея была реализована осенью 1942 года (когда были сформированы первые 11 артиллерийских дивизий) а весной следующего года уже создаются артиллерийские дивизии и корпуса прорыва.

После окончания войны Николай Николаевич до 1950 года являлся командующим артиллерией Вооруженных Сил СССР. В 1950 году Воронова освободили от занимаемой должности. С октября 1958 года он находился в Группе генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. Умер Н. Н. Воронов 28 февраля 1968 года.

Владимир Дайнес, кандидат исторических наук.




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Самое большое количество одновременно удерживаемых рекордов
Посетило:393
Ашрита Фурман
Рокко Сиффреди
Посетило:578
Рокко Сиффреди
Совсем не папенькина дочка
Посетило:465
Анастасия Сиваева

Добавьте свою новость

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history