Людибиографии, истории, факты, фотографии

Петр Багратион

   /   

Petr Bagration

   /
             
Фотография Петр Багратион (photo Petr Bagration)
   

День рождения: 10.07.1765 года
Место рождения: Тифлис, Грузия
Дата смерти: 24.09.1812 года
Россия
Возраст: 47 лет

Гражданство: Россия

Лев русской армии (часть 4)

Полководец

"Князь Багратион - наиотличнейший генерал, достойный высших степеней" А.В. Суворов

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

01.11.2004

'Война теперь не обыкновенная, а национальная'.

Поэтому Багратион с большим одобрением отнесся к стихийно возникшей партизанской борьбе крестьян. В письме к Ростопчину от 14 (26) августа из д. Лушки (36 км от Вязьмы) он писал: 'Смоленская губерния весьма хорошо показывает патриотизм; мужики здешние бьют французов, как свиней, где только попадаются в малых командах'.

Реклама:

Уяснение характера войны привело Багратиона к мысли о том, что единственным средством задержать продвижение наполеоновских полчищ в глубь России и нанести им поражение является вооружение народа и его совместные действия с русской регулярной армией. 'Мне кажется иного способу уже нет - писал он губернатору Москвы Ростопчину, - как не доходя два марша до Москвы всем народом собраться и что войска успеет, с холодным оружием, пиками, саблями и что попало соединиться с нами и навалиться на них...'.

Взгляды Багратиона на роль партизанской борьбы в войне против наполеоновских захватчиков разделял его бывший адъютант командир Ахтырского гусарского полка подполковник Д. В. Давыдов. Он обратился к Багратиону с письмом, в котором просил разрешения выделить из состава русской армии небольшой отряд для действий в тылу французских войск.

21 августа (2 сентября) Багратион пригласил к себе Давыдова. Это было у Колоцкого монастыря в 12 км западнее Бородино, где тогда располагался штаб 2-й Западной армии. Багратион выслушал соображения Давыдова относительно возможного характера действий партизанского отряда и одобрил его намерения.

Вместе с этим Багратион согласился с тем, что определенного Кутузовым количества людей недостаточно. При этом он добавил: 'Я не понимаю опасений светлейшего. Стоит ли торговаться из-за нескольких сотен человек, когда дело идет о том, что в случае удачи, он может лишить неприятеля подвозов, столь ему необходимых. В случае неудачи, он лишится только горсти людей. Как же быть, война ведь не для того, чтобы целоваться'.

Давыдов заверил, что он ручается за целостность отряда. 'Для этого - сказал он, - нужны только отважность в залетах, решительность в крутых случаях и неусыпность на привалах и ночлегах; за это я берусь... только, повторяю, людей мало, дайте мне 1000 казаков, и вы увидите, что будет'.

'Я бы тебе дал с первого разу 3000 - ответил Багратион, - ибо не люблю ощупью дела делать, но об этом нечего и говорить; князь сам назначил силу партии; надо повиноваться'.

Лучшие дня

Герман Титов. Биография
Посетило:17726
Герман Титов
Софи Лорен: Икона стиля
Посетило:3243
Софи Лорен
Джордж Мартин: Завоеватель Престолов
Посетило:1078
Джордж Мартин

После этого Багратион сел за стол и собственноручно написал следующую инструкцию Давыдову:

'Ахтырского гусарского полка господину подполковнику Давыдову. По получении сего извольте взять сто пятьдесят казаков от генерал-майора Карпова и пятьдесят гусар Ахтырского гусарского полка. Предписываю вам взять все меры, дабы беспокоить неприятеля и стараться забирать их фуражиров не с фланга его, а в середине и в тылу, расстраивать обозы и парки, ломать переправы и отнимать все способы. Словом сказать, я уверен, что сделав вам такую важную доверенность, вы потщитесь доказать вашу расторопность и усердие и тем оправдаете мой выбор. Рапорты же ваши присылать ко мне тогда, когда будете удобный иметь случай; о движениях ваших никому не должно ведать и старайтесь иметь их в самой непроницаемой тайности. Что же касается до продовольствия команды вашей, вы должны сами иметь о том попечение'.

Затем Багратион написал письма генералам Васильчикову и Карпову о выделении лучших казаков и гусар. Узнав от Давыдова, что карты Смоленской губернии он не имеет, Багратион дал ему свою собственную карту. На прощание Багратион сказал Давыдову, что он надеется на успех задуманного дела.

Надежды Багратиона оправдались. Партизанское движение вскоре получило широкий размах. Кроме отряда Давыдова, были сформированы партизанские отряды под руководством генерала Дорохова, капитана Фишера, гвардии капитана Сеславина, полковника Кудашева и другие. Эти отряды успешно боролись с врагом, сочетая свои действия с крестьянскими партизанскими отрядами.

Приведенные факты свидетельствуют о том, что из руководителей русской армии того времени Багратион был в числе первых, кто обратил большое внимание на необходимость развернуть партизанское движение, используя для этого крестьян и регулярные воинские части. Что касается Кутузова, то первое время, как подтверждает Багратион, он сомневался в успехе действий войсковых партизанских отрядов. Трудно сказать, действительно ли он сначала мало верил в возможность ведения партизанской борьбы. Скорее всего Кутузов не хотел выделять крупных сил в партизанский отряд, потому что эти силы ему были необходимы для предстоящего сражения с наполеоновской армией под Бородино.

Как бы то ни было, но мы с полным правом можем сказать, что Багратион был непосредственным организатором первого войскового партизанского отряда. Он был также автором первой инструкции, в которой четко определил задачи партизанского отряда и характер его действий. К сожалению, заслуги Багратиона в деле организации партизанской борьбы замалчивались историками.

22 августа (3 сентября) русская армия вышла в район Бородино. По приказу Кутузова началась деятельная подготовка к предстоящему сражению на выгодной оборонительной позиции.

Избранная Кутузовым позиция занимала 8 км по фронту. Передний край ее проходил по линии Маслово, Горки, Бородино, Семеновское, Утица. Правый фланг позиции примыкал к Москве-реке у д. Маслово, а левый фланг - к труднопроходимому Утицкому лесу. Центр опирался на высоту Курганную. Бородинская позиция прикрывала два важных пути, которые шли на Москву - Новую Смоленскую дорогу и Старую Смоленскую дорогу, по которым двигалась армия Наполеона.

Кутузов высоко оценивал бородинскую позицию. В донесении Александру 1 от 23 августа (4 сентября) 1812 г. он писал: 'Позиция, в которой я остановился при деревне Бородине в 12-ти верстах вперед Можайска, одна из наилучших, которую только на плоских местах найти можно... Желательно, чтобы неприятель атаковал нас в сей позиции, тогда я имею большую надежду к победе'.

Самым уязвимым участком бородинской позиции был ее левый фланг. Кутузов хорошо понимал это и в своем донесении Александру писал: 'Слабое место сей позиции, которое находится с левого фланга, постараюсь я исправить искусством'.

На левом фланге Кутузов поставил наиболее стойкие войска 2-й Западной армии Багратиона. Кроме того, он приказал укрепить этот фланг земляными сооружениями. У д. Семеновское были построены три флеши ("флешь" - полевое укрепление, стороны которого образуют тупой исходящий угол), получившие впоследствии название "Багратионовых флешей", так как они во время Бородинского сражения героически оборонялись войсками Багратиона. Западнее д. Семеновское располагалось передовое укрепление - Шевардинский редут ("редут" - сомкнутое полевое укрепление). На высоте Курганной была сооружена 18-орудийная батарея, известная под названием "батареи Раевского".

Замысел Кутузова заключался в том, чтобы дать противнику оборонительное сражение, нанести ему возможно большие потери с целью изменения соотношения сил в свою пользу и при благоприятном исходе его перейти в наступление против наполеоновской армии.

Боевой порядок русской армии состоял из правого крыла, центра, левого крыла и резервов. На правом крыле от д. Маслово до д. Горки были расположены 2-й и 4-й пехотные и 2-й кавалерийский корпуса.

В центре - от д. Горки до Курганной высоты - Кутузов поставил 6-й пехотный и 3-й кавалерийский корпуса.

Общее командование войсками правого крыла и центра было возложено на Барклая де Толли.

На левом, наиболее опасном крыле располагались войска Багратиона: 7-й и 8-й пехотные и 4-й кавалерийский корпуса. Район Утицы оборонялся шестью казачьими полками Карпова. Здесь же Кутузов приказал скрытно расположить 3-й пехотный корпус Н. А. Тучкова, поставив его почти перпендикулярно к 8-му пехотному корпусу. Задача 3-го пехотного корпуса - быть в готовности действовать во фланг и тыл наполеоновским войскам.

Однако начальник штаба Кутузова генерал Беннигсен сорвал выполнение этого распоряжения. Накануне сражения он поставил корпус Тучкова фронтом к противнику, что не соответствовало задаче, которая возлагалась на корпус Кутузовым.

Большое внимание уделил Кутузов созданию и сбережению резервов. '...Резервы - указывал он - должны быть сберегаемы сколь можно долее, ибо тот генерал, который сохранит еще резерв, не побеждено'.

Подобно Кутузову Багратион также считал крайне необходимым наличие резервов. В приказе по войскам своей армии накануне Бородинского сражения он указывал: 'Резервы иметь сильные и сколько можно ближе к укреплениям как батарейным, так и полевым'.

В резерве Кутузова был 5-й пехотный корпус и 1-я кирасирская дивизия, располагавшиеся у Князькова. Артиллерийский резерв (306 орудий) находился у Псарева. Эти войска составляли главный резерв, который мог быть использован как на правом крыле и в центре, так и на левом крыле.

Кроме того, каждое крыло имело особые резервы. Резерв правого крыла составляли 9 казачьих полков М. И. Платова и 1-й кавалерийский корпус Ф. П. Уварова. Резерв левого крыла состоял из 2-й гренадерской и 2-й кирасирской дивизий, одной роты донской артиллерии и отдельного артиллерийского резерва левого крыла. Располагался этот резерв восточнее д. Семеновское.

Выбор позиции и боевой порядок русской армии вполне соответствовали замыслу Кутузова. Они обеспечивали возможность ведения оборонительного сражения. Наполеон был лишен возможности осуществить широкий маневр, так как фланги бородинской позиции оказались надежно прикрытыми.

Изучив русские позиции, Наполеон принял решение, которое ему навязывал Кутузов. Он решил нанести удар по левому флангу боевого построения армии Кутузова, прорвать здесь оборону русских войск, выйти им в тыл и, прижав к Москве-реке, уничтожить. На направлении главного удара Наполеон сосредоточил основную массу своей армии. Здесь были расположены корпуса Мюрата, Даву, Нея, Жюно. С целью отвлечения внимания Кутузова от направления главного удара Наполеон планировал демонстративные действия против Бородино и Утицы.

24 августа (5 сентября) произошел бой за Шевардинский редут. Наполеон двинул против редута 30 тыс. пехоты, 10 тыс. конницы и 186 орудий. Этим силам противостояло 8 тыс. пехоты, 4 тыс. конницы при 36 орудиях. Русские войска героически обороняли укрепление. После ряда атак противнику удалось овладеть редутом. Тогда Багратион направил в помощь защитникам редута две дивизии, которые энергичной контратакой выбили противника из редута. На следующий день в приказе по русской армии Кутузов писал: 'Горячее дело, происходившее вчерашнего числа на левом фланге, кончилось к славе российского войска'.

Бой за Шевардинский редут имел большое значение. Он обеспечил русской армии возможность закончить возведение основных инженерных сооружений на бородинской позиции. Одновременно этот бой вскрыл намерение Наполеона нанести главный удар против левого крыла русской армии - на этом именно направлении противник сосредоточил свою основную группировку. Считая, что русские войска выполнили поставленную перед ними задачу, Кутузов приказал Багратиону отвести войска из Шевардинского редута. С наступлением темноты войска Багратиона оставили редут и заняли оборону на бородинской позиции.

В течение 25 августа (6 сентября) обе стороны производили последние приготовления к предстоящему сражению. Французская армия насчитывала 135 тыс. человек и 587 орудий. В русской армии было 120 тыс. человек и 640 орудий.

Бородинское сражение началось на рассвете 26 августа (7 сентября) мощной артиллерийской канонадой с обеих сторон. Затем последовало наступление французов на д. Бородино, которая находилась впереди русской позиции и оборонялась егерями. Егеря после стойкого сопротивления под натиском превосходящих сил врага отошли за р. Колоча. Эти атаки противника носили демонстративный характер. Главные события развернулись у Багратионовых флешей и у батареи Раевского.

Около 6 часов войска маршала Даву по приказу Наполеона начали атаку Багратионовых флешей. Противник имел до 25 тыс. человек. Атака французов поддерживалась огнем 102 орудий. Багратионовы флеши оборонялись сводной гренадерской дивизией Воронцова и 27-й пехотной дивизией Неверовского. Всего здесь было 8 тыс. русских войск и 50 орудий.

Несмотря на тройное превосходство противника в людях и двойное - в артиллерии, русские войска были преисполнены высокого морального духа и уверенности в свои силы. Они встретили атакующие колонны французов сильным артиллерийским огнем. Одновременно русские егеря, рассыпанные перед флешами, открыли ружейный огонь по противнику. Враг не выдержал ураганного огня русских войск и, оставляя груды убитых и раненых, в беспорядке отступил.

Первая атака французов на Багратионовы флеши захлебнулась.

В 7 часов противник возобновил атаку. Ценою больших потерь ему удалось захватить левую флешь. Однако по приказу Багратиона несколько батальонов 27-й пехотной дивизии энергично контратаковали противника во фланг. Французы были выбиты из флеши и отброшены назад, понеся новые тяжелые потери и людях.

Вторая атака Багратионовых флешей также окончилась неудачей для наполеоновских войск.

Наполеон был поражен упорным сопротивлением войск Багратиона. Он подкрепил войска Даву корпусами Нея и Жюно и кавалерией Мюрата и отдал приказ в третий раз атаковать Багратионовы флеши.

В свою очередь Багратион значительно усилил оборону флешей. Он выдвинул в этот район свой резерв - 2-ю гренадерскую и 2-ю кирасирскую дивизии. Сюда же он направил 8 батальонов из 7-го корпуса Раевского, который оборонялся севернее флешей. Кроме того, он поставил у д. Семеновское 3-ю пехотную дивизию Коновницына, взятую из состава 3-го корпуса.

М. И. Кутузов, внимательно следивший за развитием боя в районе флешей, отправил на усиление войск Багратиона крупные резервы. Он отдал приказ перебросить на левое крыло 2-й и часть 5-го пехотных корпусов, а также 100 орудий из главного артиллерийского резерва. Однако переброска этих сил могла быть осуществлена не ранее, чем через l-2 часа. Поэтому Багратион при отражении очередной вражеской атаки мог рассчитывать только на свои войска.

В 8 часов после мощного артиллерийского огня началась третья атака Багратионовых флешей. Противнику удалось ворваться в правую и левую флеши. Однако и на этот раз войска Багратиона стремительной контратакой выбили противника из флешей и к 9 часам восстановили положение.

Одновременно с третьей атакой флешей французы силами корпуса Понятовского атаковали д. Утица с целью выйти в тыл армии Багратиона, но находившийся в Утице 3-й пехотный корпус Тучкова отразил эту атаку и, таким образом, сорвал обходный маневр противника.

Наполеон был в ярости от новой неудачи. Он усилил корпуса Даву и Нея корпусом Мюрата и в 9 часов французы предприняли четвертую атаку.

Противник сумел овладеть флешами и д. Семеновское. Однако к этому времени на усиление 2-й армии стали прибывать части 2-го и 5-го корпусов, и Багратион, бросив против врага часть подошедших резервов, нанес ему сокрушительный удар. Французские войска снова были отброшены с большими для них потерями.

Четвертая атака Багратионовых флешей также окончилась неудачей для наполеоновских войск.

Не считаясь с понесенными потерями, Наполеон решил во что бы то ни стало овладеть Багратионовыми флешами.

В 10 часов противникe предпринял пятую атаку флешей, в 10 часов 30 минут - шестую, а в 11 часов - седьмую.(!!!)

Однако все эти атаки, так же как и предыдущие, окончились неудачей для врага.

В целях противодействия натиску французов Кутузов продолжал усиливать войска левого крыла. Сюда он перебросил 4-й пехотный и 2-й кавалерийский корпуса. Кроме того, он подготовил смелый маневр с целью удара по левому флангу и тылу противника. Для выполнения этой задачи он предназначил казачьи полки Платова и 1-й кавалерийский корпус Уварова.

Около 12 часов французы начали восьмую атаку Багратионовых флешей.

На этот раз против 18 тыс. солдат и 300 орудий Багратиона на фронте 1,5 км Наполеон двинул 45 тыс. своих солдат и 400 орудий. Багратион решил встретить врага сокрушающим штыковым ударом. Завязался ожесточенный встречный рукопашный бой.

Военный историк Бутурлин, участник этого боя, писал: 'Воспоследовала ужасная сеча, в коей и с той и другой стороны истощены были чудеса почти сверхъестественной храбрости. Пешие, конные и артиллеристы обеих сторон, вместе перемешавшись, представляли ужасное зрелище неправильной громады воинов, препирающихся один на один с бешенством отчаянияe'.

В этом жестоком бою был смертельно ранен Багратион. Осколок французской гранаты ударил ему в ногу и сбросил с коня. Но Багратион не потерял мужества.

'Когда его ранили - пишет Н. Б. Голицын, - он, несмотря на свои страдания, хотел дождаться последствий скомандованной им атаки второй кирасирской дивизии и собственными глазами удостовериться в ее успехе; после этого, почувствовав душевное облегчение, он оставил поле битвы'.

Весть о ранении Багратиона произвела замешательство в войсках. Руководство войсками нарушилось и под давлением превосходящих сил врага русские вынуждены были отойти.

'Сей нещастный случай - доносил Кутузов Александру, - весьма расстроил удачное действие левого нашего крыла, доселе имевшего поверхность над неприятелемe...'.

После ранения Багратиона временное командование войсками левого крыла принял на себя Коновницын, которого вскоре сменил Дохтуров. Русские войска закрепились за д. Семеновское. Флеши остались в руках противника.

Наполеон решил ввести в сражение свой резерв - гвардию, чтобы довершить прорыв позиции русской армии. Положение было исключительно напряженным. В это время по приказу Кутузова корпуса Платова и Уварова обошли левый фланг наполеоновской армии и предприняли внезапную атаку противника в районе Валуево, Беззубово. Паника в обозе и среди войск левого фланга заставила Наполеона прекратить атаки против войск 2-й Западной армии и на два часа отвлечься для отражения атаки корпусов Платова и Уварова.

Это позволило Кутузову перегруппировать свои войска и усилить центр и левое крыло. Предпринятые Наполеоном новые попытки прорвать оборону русских войск успеха не имели. Наполеону удалось лишь ценою больших усилий захватить батарею Раевского. К концу дня русская армия прочно стояла на бородинской позиции. Убедившись в бесплодности своих атак. Наполеон отдал приказание отвести войска на исходный рубеж.

Так закончилась знаменитая Бородинская битва. О ее результатах Кутузов 29 августа (10 сентября) 1812 г. доносил Александру:

'Баталия, 26-го числа бывшая, была самая кровопролитнейшая из всех тех, которые в новейших временах известны. Место баталии нами одержано совершенно, и неприятель ретировался тогда в ту позицию, в которую пришел нас атаковать'.

Вопрос победы в Бородинском сражении всегда вызывал ожесточенные препирания. По-моему, Наполеон выиграл Бородинское сражение, но вместе с тем, эта победа предопределила поражение в войне. Поэтому, Бородинское сражение было крупной победой и русской армии. В результате сражения противнику были нанесены серьезные потери и сорван план Наполеона - разгромить русскую армию в генеральном сражении и тем победоносно завершить войну. Из 135 тыс. человек французская армия потеряла около 58 тыс. человек. Потери русской армии составили 44 тыс. человек.

Особенно большую роль в Бородинском сражении сыграли войска, руководимые Багратионом. Действуя на направлении главного удара противника, они мужественно отразили многочисленные атаки врага и во многом способствовали общей победе русской армии.

'Сей день - писал Кутузов,- пребудет вечным памятником мужества и отличной храбрости российских воинов, где вся пехота, кавалерия и артиллерия дрались отчаянно. Желание всякого было умереть на месте и не уступить неприятелю. Французская армия под предводительством самого Наполеона, будучи в превосходнейших силах, не превозмогла твердость духа российского солдата, жертвовавшего с бодростию жизнию за свое отечествоe'.

После победы, сдержанней в Бородинском сражении, русская армия готовилась к переходу в наступление с целью окончательного разгрома наполеоновской армии. Однако большие потери и отсутствие необходимых резервов для развития наступления вынудили главнокомандующего М. И. Кутузова отдать приказ об отходе к Москве. В сложившейся обстановке это было целесообразное решение. Оно давало русской армии возможность восполнить потери и продолжать войну в более выгодных условиях.

'...Когда дело идет не о славах выигранных только баталий, но вся цель будучи устремлена на истребление французской армии... я взял намерение отступить...' - доносил Кутузов Александру.

С отступлением русской армии от Бородино начался новый период Отечественной войны 1812 г. В этот период русская армия под руководством М. И. Кутузова искусно осуществила фланговый марш к Тарутино, завершила там подготовку к широким наступательным действиям и, перейдя в решительное контрнаступление, наголову разгромила французские войска.

Багратиону не суждено было участвовать во всех этих событиях. Эвакуированный в с. Симы Владимирской губернии, он 14 (26) сентября 1812 г. скончался там от полученной раны. Счет его дней остановился, не дойдя до полных 47 лет.

17 сентября, в день похорон Багратиона, генерал-адъютант Сен-При оказался единственным из близких людей на траурной церемонии в Симах. И то лишь потому, что, будучи сам раненым, оказался поблизости на излечении.

В 25 годовщину Бородинского сражения, которая была отпразднована весьма торжественно, решено было водрузить на поле боя памятный обелиск в честь павших героев.

Тогда еще жив был знаменитый Д. Давыдов, который предложил императору Николаю перенести прах великого полководца и героя войны 1812 года к подножию сего монумента.

Так было окончательно определено место подобающее великому Багратиону.

В блестящей победе русского народа над армией Наполеона есть огромная доля Петра Багратиона. Руководимые им русские войска своими искусными действиями в период отступления и во время Бородинской битвы нанесли серьезные поражения наполеоновской армии, чем способствовали подготовке окончательной победы над иноземными захватчиками.

П. И. Багратион вошел в историю военного искусства как замечательный полководец, внесший крупный вклад в развитие передовых способов ведения вооруженной борьбы. Он показал выдающиеся примеры умелого решения сложных стратегических и тактических задач на различных театрах военных действий.

Полководческая деятельность Багратиона протекала под непосредственным влиянием А. В. Суворова и М. И. Кутузова. Особенно глубоким было влияние Суворова, горячим последователем которого Багратион оставался на протяжении всей своей службы в рядах русской армии. 'Ученик Суворова - писал о Багратионе декабрист С. Г. Волконский, - он никогда не изменял своему наставнику и до конца жизни был красой русского войска'.

Будучи талантливым представителем суворовско-кутузовской школы в военном искусстве, Багратион вместе с другими прогрессивными деятелями русской армии конца XVIII - начала XIX вв. выступал носителем передовых военных идей своего времени. Высоко одаренный от природы, человек 'ума тонкого и гибкого' он дал практическое решение ряда коренных проблем военного искусства.

В области стратегии одним из наиболее острых вопросов являлось определение путей достижения быстрой и решительной победы над противником. Тогда еще живы были устаревшие положения кордонной стратегии, однако на смену им шли и прочно утверждались новые стратегические взгляды в лице Наполеоновской и Суворовской стратегий.

В отличие от приверженцев кордонной стратегии, придававших решающее значение борьбе за крепости и коммуникации противника, сторонники новых стратегических взглядов выдвигали на первый план идею разгрома его живой силы в открытых полевых сражениях. Они отвергали требование кордонной стратегии о равномерном распределении сил и средств на театре военных действий для обеспечения всех направлений и настойчиво проводили мысль о необходимости массирования сил и средств на важнейших стратегических направлениях для нанесения сокрушающего удара по врагу как наилучшего средства достижения быстрой и полной победы.

Проводниками новой решительной стратегии в русской армии были А. В. Суворов, М. И. Кутузов и целая плеяда их сподвижников и последователей, в числе которых находился и Багратион. Полководческая практика Багратиона дала немало ярких примеров искусного решения поставленных задач в духе новой стратегии. Особенно наглядно это проявилось в его действиях на посту главнокомандующего Молдавской армией и в период Отечественной войны 1812 г. Багратион выступал как полководец-новатор, ставивший перед русской армией решительные стратегические задачи и отвергавший изжившую себя кордонную стратегию.

Передовым взглядам Багратиона на характер стратегии соответствовали применявшиеся им формы вооруженной борьбы. Под его руководством русские войска дали поучительные примеры ведения наступательных и оборонительных действий. Если обстановка складывалась неблагоприятно, Багратион использовал и такую вынужденную форму ведения военных действий, как отступление. Но основной формой ведения вооруженной борьбы он считал наступательные действия, ибо только наступлением можно было добиться разгрома живой силы противника и достигнуть поставленной стратегической цели в кратчайшие сроки.

'Во всех случаях - писал Багратион - предпочитаю я войну наступательную войне оборонительной'.

Стратегическими воззрениями Багратиона определялись и его взгляды на характер тактических действий войск. Об этих взглядах можно судить, например, по знаменитому приказу войскам 2-й Западной армии от 25 июня (7 июля) 1812 г.

В приказе, написанном Багратионом собственноручно, давались указания войскам 2-й Западной армии относительно способа действий против наполеоновских войск, вторгшихся на территорию России.

'Нам - говорилось в приказе, - надо их атаковать храбро, быстро, стрельбою не заниматься; артиллерии бить метко; иррегулярным войскам стараться окружать их фланги и тыл - сне им способно, но только должно мастерски поступать. Регулярная кавалерия атакует быстро, но весьма стройно, не рассыпаясь никак. Эскадроны должны в атаке друг друга подкреплять, имея резервы и фланги прикрытыми. Кавалерия должна быть расположена по шахматному порядку'.

Атаку надлежало вести, имея войска построенными в колонны. 'Корпусным командирам - писал Багратион, - стараться и все внимание обратить на то, чтобы неприятеля поражать штыками в колоннах и наступать на него, коль скоро он будет опрокинут. Конная артиллерия должна действовать сильно, равно и кавалерия, но весьма стройно, без малейшего замешательства. Сие весьма нужно в том случае, ежели неприятель будет иметь сильные резервы, чем может он привести в расстройку наступающих; и для того нам стараться иметь войска в колоннах и в готовности, а как скоро все обратятся в бегство, тогда сильно колоть казакам, а регулярным подкреплять сомкнуто и весьма стройно'.

Багратион рекомендовал войска выстраивать в боевой порядок не слишком скученно, а таким образом, чтобы солдаты могли касаться локтями друг друга. Это нужно было для удобства заряжания ружей.

На случай контратак кавалерии противника предлагалось строить батальонные каре.

'Когда неприятельская кавалерия нападет на пехоту, - говорилось в приказе, - то в ту же минуту построить сомкнутую колонну во все стороны, или батальон каре'.

С целью воодушевления войск все атаки предписывалось производить с криком, во время наступления барабанам бить скорый поход и играть музыке.

Аналогичные взгляды были изложены Багратионом в ряде других приказов, инструкций, писем. В частности, для характеристики его тактических взглядов может служить также "Наставление господам пехотным офицерам в день сражения".

Этот документ был составлен на основе "Наставления господам офицерам Нарвского пехотного полка", автором которого был М. С. Воронцов, служивший в период Отечественной войны 1812 г. во 2-й Западной армии П. И. Багратиона.

По свидетельству военного историка П. Симанского, наставление Воронцова, 'как составленное под сильным влиянием суворовских заветов, не могло не понравиться любимейшему ученику Суворова - князю Багратиону, было им слегка исправлено, так как в некоторых местах касалось только Нарвского пехотного полка, и затем в июле 1812 г. разослано во все войска 2-й армии'.

"Наставление господам пехотным офицерам в день сражения" признавало основным видом боя наступательный бой. Главное содержание боя должна была составлять штыковая атака, заканчивающаяся энергичным преследованием разгромленного противника.

"Наставление" подробно рассматривало вопрос о действиях в рассыпном строю и колоннах, о ведении прицельного огня с применением к местности. Там указывалось на необходимость поддержания стрелками, действующими в рассыпном строю тесной связи с колоннами; движение стрелков вперед определялось только по приказанию полкового или батальонного начальника. Если в рассыпном строю приходилось действовать в условиях лесистой местности, то предлагалось часть резерва держать скрытно за одним из его флангов, чтобы иметь возможность нанести внезапный фланговый удар по контратакующему противнику.

Атаку неприятельской кавалерии войска, действующие в рассыпном строю, должны были встретить огнем, подпустив противника на 150 шагов. После этого следовало разбиться на небольшие группы по 10 человек и отражать противника огнем и штыками до подхода подкреплений. Подошедшим подкреплениям надлежало перестроиться из колонны к атаке в каре, ведя огонь по вражеской кавалерии с дистанции в 150 шагов.

"Наставление" требовало от офицеров проявлять постоянную заботу о солдатах, напоминать им обязанности долга и присяги, разъяснять, что от них требуется на войне. Особое внимание обращалось на поддержание в войсках веры в силу русского штыка, воспитание в них духа смелости, отваги и упорства в бою. 'Упорство и неустрашимость - говорилось в "Наставлении" - больше выиграли сражений, нежели все таланты и все искусство'.

Под угрозой строжайших наказаний категорически воспрещалось распространение всяческих панических слухов, вроде "нас отрезывают". В "Наставлении" указывалось: 'Храбрые люди никогда отрезаны быть не могут; куда бы ни зашел неприятель, туда и поворотиться грудью, идти на него и разбить'.

Таким образом, в области тактики, как и в области стратегии, Багратион выступал новатором новых идей, убежденным сторонником решительных наступательных действий. Он настойчиво внедрял тактику колонн в сочетании с рассыпным строем, то есть ту передовую тактику, которая шла на смену отжившей линейной тактике.

Придавая решающее значение наступательному бою, Багратион вместе с тем не отвергал возможности ведения оборонительного боя. Он творчески подходил к решению поставленных задач, применяя такие формы боя, которые наиболее отвечали конкретно складывавшейся обстановке. Его практическое наследство содержит богатейший опыт ведения как наступательных, так и оборонительных боев.

Большой заслугой Багратиона является разработка им практики ведения авангардных и арьергардных боев. Для своего времени он был непревзойденным мастером организации этих исключительно сложных видов боя. И не случайно в наиболее ответственные моменты войн 1799-1807 гг. именно его назначали на должности начальников авангардов и арьергардов русской армии. Проведенные русскими войсками под руководством Багратиона авангардные бои в период Итальянского похода 1799 г., а также авангардные и арьергардные бои в период Швейцарского похода 1799 г. и войн России с Францией 1805-1807 гг. принадлежат к числу лучших в русском военном искусстве.

Воспитание и обучение войск Багратион строил на основе системы, разработанной А. В. Суворовым. В условиях господства феодально-крепостнических отношений и бесправного положения трудящихся масс он, подобно Суворову, хорошо понимал, что солдат является решающей силой армии и что только опираясь на эту силу, можно добиться успеха в вооруженной борьбе. Поэтому Багратион главное внимание в обучении и воспитании войск отводил тому, чтобы подготовить мужественного, храброго и инициативного солдата, способного быстро и со знанием дела выполнять приказы начальников.

Большое значение придавал Багратион вопросам воспитания в войсках высокого морального духа. Считая моральный дух армии одним из важнейших условий обеспечения победы над врагом, он требовал от подчиненных генералов и офицеров воспитывать в войсках любовь к Родине н готовность мужественно сражаться за ее интересы. В своих боевых приказах он часто непосредственно обращался к личному составу с призывами защищать честь родной страны, воодушевлял войска на ратные подвиги во имя отчизны.

Так, в приказе по войскам 2-й Западной армии от 25 июня (7 июля) 1812 г., призывая личный состав к решительной борьбе с Наполеоном, Багратион писал:

'Я уверен в храбрости вверенной мне армии, и что всякий чин потщится благоразумно и храбро действовать... Господам начальникам войск вселить в солдат, что все войска неприятельские не иначе что, как сволочь со всего света, мы же русские и единоверные. Они храбро драться не могут, особливо же боятся нашего штыка. Наступай на него! Пуля мимо. Подойти к нему - он побежит. Пехота коли, кавалерия руби и топчи!

...Ударим дружно и победим врага. Тогда нам честь, слава и благодарность родины, а любезному отечеству нашему победою врага, дерзнувшего вступить в землю русскую, принесем спокойствие и самое блаженство'.

Багратион был любимцем русской армии и пользовался безграничным доверием солдат и офицеров. Любовь своих войск Багратион заслужил заботливым отношением к нуждам и запросам простого солдата. Он постоянно беспокоился о том, чтобы солдат был здоров, хорошо одет, обут и вовремя накормлен.

Декабрист С. Г. Волконский, который в период войны России с Францией 1806-1807 гг. часто бывал в отряде Багратиона, писал:

'Я несколько раз посещал авангард, где между штабом князя Багратиона было много моих товарищей. Радушное обхождение князя с подчиненными, дружное их между собою обхождение, стройность, чистота бивачных шалашей, свежий, довольный вид нижних чинов - доказывали попечительность князя к ним, и во всем был залог общего доверия к нему'.

Случаи нерадивого отношения отдельных начальников к своим подчиненным вызывали у Багратиона чувство глубокого возмущения.

Например, в приказе войскам 2-й Западной армии от 13 (25) февраля 1812 г., отмечая плохую организацию лечения солдат в лазарете 11-го егерского полка, он указывал, что солдаты лечатся без всякого внимания и даже без правил нерадивым лекарем Барановичем, которого 'я предписываю арестовать на месяц с исправлением должности. Поступок сей не могу другому отнести, как совершенному нерадению и незаботливости шефа того полка генерал-майора Баллы и полкового его командира майора Штемпеля 1-го и тем оный осудительнее для шефа, что, проведя сам жизнь свою в службе, не отдает должной цены солдату, и когда в мирное время столь худое имеет попечение о своих подчиненных, то чего могу ожидать во время военное'.

Багратион потребовал лазарет 11-го егерского полка 'немедленно привести в лучший порядок и устройство'. Одновременно он обязал корпусных, дивизионных и полковых начальников, а также медицинских чиновников коренным образом улучшить госпитальную часть в войсках армии, больше уделять внимания нижним чинам, этому, по его выражению, 'столико заслуживающему о себе попечения классу людей'.

Но, проявляя заботу о солдате, Багратион вместе с тем требовал поддержания высокой воинской дисциплины, считая ее основой военной службы. 'В военной службе - писал он, - первейший предмет - воинский порядок, субординация, дисциплина, единодушие и дружба'.

Прежде всего Багратион был исключительно требовательным по отношению к себе.

'Исполнять волю государя императора и моих начальников - говорил он, - для меня есть закон священнейший, коему на всяком шагу службы моей я следую и повинуюсь'. Столь же требовательным был он и в отношении своих подчиненных. Багратион указывал: 'Люблю воинов, уважаю их храбрость, настолько ж требую и порядка'.

Войска, руководимые Багратионом, всегда отличались высокой дисциплинированностью, и это явилось одной из причин их блестящих побед над врагами.

Полководческая деятельность Багратиона принесла ему огромную славу. "Бог рати - он" - так называла его русская армия. Имя Багратиона было широко известно не только в России, но и далеко за ее пределами. Многие видные военные деятели Западной Европы того времени высоко оценили его военный талант. Так, по мнению польского генерала Колачковского, участника похода 1812 г., П. И. Багратион 'принадлежал к числу знаменитейших военачальников своего времени' и мог быть поставлен в один ряд с прославленными маршалами Наполеона - Ланном, Неем и Даву. Сам Наполеон считал Багратиона лучшим генералом русской армии.

----------------------------------

Сведения об авторе:

Микаберидзе Александр родился в 1978 г. в городе Актюбинск, северный Казахстан. Закончил факультет Международного Права и Международных Отношений Тбилисского Государственного Университета.

Интересуется историей Наполеоновской Франции. Написал несколько статей по вопросам истории Франции (на английском языке). Пишет книгу об истории возвышения Наполеона.




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели

Николай Черкасов: Актер милостью божьей
Посетило:9405
Николай Черкасов
Микки Рурк: Легенда 80-х годов
Посетило:5688
Микки Рурк
Гаспар-Гюстав Кориолис. Биография
Посетило:4972
Гаспар-Гюстав Кориолис

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history