«Я никого не жалел. Когда выходил из лесополосы, все оставалось позади, за какой-то чертой».