Людибиографии, истории, факты, фотографии

Георгий Штиль

   /   

Georgiy Stiehl

   /
             
Фотография Георгий Штиль (photo Georgiy Stiehl)
   

День рождения: 04.03.1932 года
Возраст: 86 лет
Место рождения: Санкт-Петербург, Россия

Гражданство: Россия

Георгий Штиль

Советский и российский актёр театра и кино

За свою долгую жизнь Штиль сыграл множество ролей и - ни одной главной. Он мастер эпизода, того, что называется ролью второго плана. Его лицо знакомо многим, но роли вспоминаются не сразу. В театре - это "Три сестры", "Ханума", "История лошади", "Ревизор", "Смерть Тарелкина", "Макбет"... В кино - "Женя, Женечка и "катюша", "Интервенция", "Остров сокровищ", "Старая, старая сказка", "На всю оставшуюся жизнь"...

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

12.12.2000

На теннисном корте Георгий Штиль, известнейший актер Большого драматического театра им. Г.А. Товстоногова, за час основательно "убегал" своего спарринга, хотя тот по возрасту годился ему в сыновья. Просто он из тех людей, которые во всем, что бы ни делали, терпеть не могут любительщины. Он профи до мозга костей - будь то работа или спортивная игра.

Георгий Штиль фотография
Георгий Штиль фотография

- Георгий Антонович, вы всю жизнь живете в Петербурге, без малого сорок лет работаете в одном и том же БДТ и тридцать три года женаты первым браком. Вы однолюб по характеру или просто так уж сложилась жизнь?

Реклама:

- Скорей по характеру. Уж если мне кто нравится, так я его люблю искренне и преданно. И для меня все едино - знаменитость ты или нет. Вот я сейчас ехал на метро в театр с нашим рабочим сцены Мишей Гвоздевым, разговаривали о жизни, о работе. Мне с ним было так же интересно, как с каким-нибудь народным артистом. К тому же я играю только на сцене или в кадре, а в жизни - никогда. И, вероятно, люди это чувствуют, не случайно у меня всегда было много друзей. Горжусь, что находился в дружеских отношениях с Булатом Окуджавой, Володей Высоцким, Пашей Луспекаевым, Владимиром Венгеровым, Василием Макаровичем Шукшиным...

Георгий Штиль фотография
Георгий Штиль фотография

Ценить человека меня научила еще армия. Помню, был у нас солдат Малофеев, окончивший один или два класса, не больше. И во время учений послали нас вдвоем, восемнадцатилетних пацанов, дать нашим самолетам дымы - для ориентира, куда лететь. Меня, ефрейтора, назначили старшим, а его, рядового, младшим. Явились мы в заданный час в нужное место и зажгли дымовые шашки. Вскоре летят штурмовики Ил-28. И вдруг один бросает на нас бомбы - одну, вторую... Что уж там случилось, не знаю - на учениях бывает всякое. Первая как упала, я сразу в воронку: в одно и то же место две бомбы не падают. Вслед за мной туда же этот Малофеев. И накрывает меня своим телом, руки-ноги врастопырку. Я на него кричу: "Ты чего, спятил?" А он в ответ: "Ты же старший, за командира, я обязан тебя закрыть!"

- Так вы считаете, однолюб - это хорошо?

- Даже не знаю. С одной стороны, это верность друзьям, близким, профессии, работе. Значит, хорошо. Но это и отказ от возможности попробовать себя в чем-то другом, а для артиста такое плоховато. Впрочем, я и не считаю себя артистом.

- ???

- Ну, в том смысле, что не приемлю артистической жизни - ресторанов, поклонниц... Я совсем другой человек. Считаю, что у меня такая же профессия, как у любого другого, будь то каменщик или инженер. Всю жизнь работаю без выходных и отпусков. И переходы из театра в театр, переезды из города в город для меня тоже "актерство". Хотя только из БДТ сколько ушло народа - Татьяна Доронина, Олег Борисов... Или Булдаков: не получилось у него в БДТ - уехал в Москву и, гляди, теперь народный! Правильно сделал? Да. Но я уж такой, какой есть. И, слава Богу, в этом не одинок. Вот ведь Паша Луспекаев был: сниматься в кино - хоть за тридевять земель, а из родного театра ни ногой.

Лучшие дня



Посетило:187
Елена  Турбал

Посетило:169
Анна Саливанчук

Посетило:144
Вячеслав Довженко

Я родился в Питере, на Кировском проспекте, и просто не могу себе представить, как бы я жил в другом городе. А театр! Да когда меня, выпускника театрального института, приняли в БДТ, я заплакал. Товстоногов спрашивает: "Ты чего рэвешь?" А я отвечаю: "От счастья".

- Плакал по-артистически или взаправду?

- Конечно, взаправду. Мне уже стукнуло двадцать девять, за плечами армия, техникум физкультуры, институт, но я готов был подметать полы, бегать для артистов за водкой. Потому что понимал, какой это театр и какие артисты.

Кем-кем, а плаксой я никогда не был. За всю свою взрослую жизнь плакал всего четыре раза. Когда в армии проштрафился, и мне за это добавили год службы. Когда взяли в театр. Когда умер Копелян. Потом, когда на спектакле "История лошади" чуть не убил Лебедева. Он играл Холстомера, и я, конюх, уже в финале должен был его забить, а тут свет выключили на мгновенье раньше, я рубанул тесаком и попал Лебедеву прямо в надбровье. Кровища - фонтаном! У меня чуть не случился разрыв сердца. Ходил потом к Евгению Александровичу в больницу и ревел, как мальчишка. Нет, вру, был еще пятый раз. Давным-давно смотрел я фильм Вайды "Человек из мрамора" - про жуть сталинской эпохи, время моей юности: вспомнилось, и как моего отца за немецкую фамилию не взяли в ополчение, и как моей родственнице, студентке, впаяли пятнадцать лет за то, что принесла яблоки еще не арестованному Бухарину...

- Георгий Антонович, признайтесь: неужели за столько лет работы на сцене и в кино вам не хотелось поставить что-нибудь самому? С вашим-то опытом!

- Да, смог бы, наверное, поставить и фильм, и спектакль. Но это было бы нечто средненькое. Так зачем артистов мучить и самому позориться? Кирилл Лавров после смерти Георгия Александровича теперь художественный руководитель БДТ, он мог бы ставить сколько угодно. Но ведь не ставит. И правильно, потому что все будут сравнивать с Товстоноговым, а с ним равняться бессмысленно.

- И все же, насколько я знаю, вы недавно освоили еще одну профессию...

- Год назад позвонил мне замечательный человек и артист Петр Сергеевич Вельяминов: "Жора, хочешь со мной работать? Даю тебе первый курс в Балтийском университете". И я не смог отказаться. Теперь мучаюсь с этими ребятами: какие-то они разболтанные, безответственные. На занятия опаздывают или вовсе не приходят. Даю задание: подготовить рассказ Чехова. Так они месяц ищут этот рассказ! Понимаю, обучение платное, и надо еще деньги зарабатывать. Но ведь и в наше время было так же: мы с друзьями по ночам разгружали мешки с мукой - каждый мешочек по семьдесят кило! - однако занимались, как черти, фанатично. Само собой, нынешняя молодежь свободная, не чета нам, но им бы еще научиться правильно распоряжаться этой свободой, поменьше "якать" да побольше учиться.

Любая творческая профессия - это прежде всего талант к учебе. Я уже давно перестал быть в труппе новичком, а никогда не считал для себя зазорным брать уроки у корифеев. Помню, Луспекаев часто повторял: "Сколько у тебя сегодня есть сил, на столько и играй. Тут экономить нельзя".

Помню, Товстоногов как-то раз подзывает меня: "Сэйчас будэм рэпетировать "Старшую сэстру" Володина. Выучи басню Крылова. В сцэне, где заседает приемная комиссия, прочитаешь свою басню, а после выйдэт Доронина". - "А можно я выучу монолог Чацкого? Его тоже часто читают на вступительных экзаменах в театральный". - "Жора, ну посмотри на сэбя! Ну какой ты Чацкий!" Через минуту снова подзывает: "Да, Жора, выучи, пожалуй, Чацкого". И потом этот мой номер всегда прерывался хохотом публики и настоящей овацией. Тут дело не столько в том, что из меня Чацкий никакой, сколько в умении Товстоногова в проходной, по сути, сценке найти такие детали и повороты, что даже маленькая роль может стать одной из самых любимых.

- Вот кому бы нынешнюю свободу, Товстоногову!

- Скажу на первый взгляд крамольную вещь: артисту (в широком смысле этого слова) нужно чуть-чуть несвободы, чтобы испытывать чувство преодоления себя, чтобы стремиться быть сильным, смелым. И чтобы зритель это тоже чувствовал. К примеру, "Пять вечеров" того же Володина. Товстоногов в своей постановке конца 50-х отважился на то, чтобы зритель понял: герой оказался на Севере не по своей воле, а потому что был репрессирован. Тогда как Михалков в своем гораздо более позднем фильме этого не сделал.

Да, Товстоногова ругали, и в опалу он попадал не раз. Никогда не забуду, как Фурцева ушла с "Ревизора", не досмотрев спектакль. Но в "Горе от ума" у Георгия Александровича на занавесе были написаны пушкинские слова: "Черт догадал меня родиться в России с душой и талантом". Партийные власти его боялись и уважали, а зрители и артисты боготворили.

- Вы сыграли в кино больше 150 ролей. В своем театре были заняты почти во всех нашумевших постановках - "Ревизоре", "Трех сестрах", "Истории лошади", "Смерти Тарелкина", "Хануме", "Макбете"... Но ни в кино, ни в театре у вас никогда не было ни одной главной роли. Почему?

- Не знаю, что на это ответить. Скорей всего этот вопрос надо задать режиссерам. У них ведь как: сыграл в комедии - будешь комедийным артистом, сыграл злодея - будешь злодеем. Вырваться из амплуа, к которому приговорил тебя режиссерский стереотип, очень трудно.

- А может, еще одна причина в том, что вы только по фамилии Штиль, но по характеру - буря? Все знали: не дай Бог, оскорбить Жору или его товарища - будет неминуемая драка.

- Да уж мой взрывной характер вредил мне не раз. Я ведь смолоду такой. В армии старшина поставил меня мыть лестницу, но чтоб не сверху вниз, а снизу вверх. Я тут же, недолго думая, этой тряпкой и заехал ему по физиономии. Он бегом к командиру, а я - к своему Малофееву: "Бей мне в глаз!" Тот как саданет! И я с этим фингалом тоже к командиру: "Меня старшина ударил! Рукоприкладство!" Потому что иначе загремел бы я под трибунал как миленький.

- Многие артисты борются за роли, причем иногда пускают в ход и не самые честные приемы. А вы не пробовали?

- Ну уж нет, не в моем характере просить или интриговать. Само собой, главная роль лучше второй или третьей. Но я своих маленьких ролей никогда не стеснялся. В Голливуде стать хотя бы номинантом на "Оскара" за роль второго плана огромная честь. Или вот в старом МХАТе был артист Артем, который не сыграл ни одной главной роли, но лучше его Фирса в "Вишневом саде" я просто не знаю.

Да и зрительской любовью я не обделен. Давным-давно был у меня такой случай. Лето, жара. Беру бидон, иду за пивом. В одной бочке кончилось, в другой тоже. Наконец, чуть живой, дотащился до третьей, а там огромный хвост. Ну, встал в очередь, маюсь вместе со всеми. Вдруг сзади кто-то хлоп по плечу: "Ты последний?" Оборачиваюсь: алкаш. Только глянул на меня и сразу: "Я тебя узнал. Ты - артист! Но почему-то играешь всегда таких..." Тут он, конечно, вставил непечатное слово. Я онемел. А он улыбается: "Да ты не переживай. Мы ж понимаем: это режиссеры, такие-рассякие, подсовывают тебе роли, а человек ты хороший, наш". И мне сразу стало так легко, что уже и никакого пива не надо. А бывает, прямо на улице подходят: "Здравствуйте! Ну как там у нас на заводе?" То есть человек помнит меня в лицо и даже настолько, что я для него вроде как свой, из родного коллектива. Так что же может быть дороже?

Generic placeholder image
Сергей Ачильдиев
Люблю исследовать биографии интересных людей




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Виктор Муженко
Посетило:2966
Виктор Муженко
Тимофей Зайцев
Посетило:10956
Тимофей Зайцев
Хранитель традиций Малого театра
Посетило:376
Юрий Соломин

Добавьте свою новость

Здесь
history